Чем пахнут ремесла?

salo50

У каждого дела есть запах особый:
В булочной пахнет тестом и сдобой.
Пахнет маляр скипидаром и краской.
Пахнет стекольщик оконной замазкой.
Пахнет кондитер орехом мускатным.
Доктор в халате — лекарством приятным.
Рыхлой землею, полем и лугом
Пахнет крестьянин, идущий за плугом.
Рыбой и морем пахнет рыбак.
Только бездельник не пахнет никак.
Оригинал Д. Родари:
(в переводе Б.Заходера)
Чем пахнут ремесла?
В булочной пахнет сгоревшею сдобой…
Мясом протухшим пахнет мясник.
Газом угарным пахнет печник.
Пахнет молочник прокисшей сметаной.
Пахнут шахтеры горелым метаном.
Пахнет газетчик как дохлая утка,
Как парфюмерный отдел — проститутка.
Пахнет хирург неудачным наркозом.
Пахнет доярка вечерним навозом.
Содранной шкурой пахнет скорняк.
Ассенизатор… Знаете как.
Пахнет кухарка капустою кислой.
Пахнет сестра медицинская клизмой.
Тещи, как правило, пахнут блинами,
Все на таможне — большими деньгами.
Пахнет партиец как красные флаги.
Нянечка пахнет подгузником Хагги.
Пахнет сапожник густым гуталином,
А популярный певец — кокаином.
Консул английский пахнет овсянкой,
Школьный учитель разит валерьянкой.
Пахнет несвежим солдат сапогом.
Пахнет горячим браток утюгом.
Пахнет ревматик озокеритом.
Пахнет любитель рывков динамитом.
Килькой в томате пахнет турист,
Йодом с зеленкой — спортсмен альпинист.
Пахнет священник святою водою.
Пахнут раввины кошерной едою.
Азбукой Морзе пахнет радист.
А героином — контрабандист.
Нефтью разлитой пахнет моряк.
Лишь программисты… не пахнут никак
автор неизвестен
***
Чем пахнет Студия Артемия Лебедева…
Кодеры пахнут жасмином и елью.
Пахнут бухгалтеры пятой «Шанелью».
С переговоров вернувшись усталым,
Менеджер пахнет белым сандалом.
Пахнут дизайнеры деревом с кожей
И арт-директоры пахнут похоже.
Если понюхать технолога шею —
Шея технолога пахнет шалфеем.
Дымом табачным, травой и абсентом
Пахнут довольные сайтом клиенты.
«Сантосом» пахнет студийная кошка
(Кто-то животное сбрызнул немножко).
С неувядающей дерзкою силой
Пахнет Воронежский свежей текилой.
(Можно к дисплею принюхаться: тонко
Пахнет текилою даже иконка.)
Ночью склонясь над релизом для прессы,
Пахнет пресс-служба «Коричневым лесом».
Вкусно, негромко и призрачно-тайно
В студии пахнет отдел промдизайна.
Лебедев только не пахнет никак,
Мрачно взирая на этот бардак.
Норвежский Лесной
***
К прошедшему дню сисадмина ))
Он пахнет вчерашней лапшой магазинной,
Некормленной кошкой, двухдневной щетиной,
Носком неопрятным, просроченной водкой,
Кофейною гущей, сгоревшей проводкой,
Он пахнет советским, столетним, ядреным
Тройным и убийственным одеколоном,
Бумагой измятой и пыльной дискетой,
Четыреста сорок восьмой сигаретой,
Но все же наивен и девственно чист
Наш милый и добрый дружок-программист,
Когда рядом с ним нарисуется мина
Немного обиженного сисадмина
Лишь программисты… не пахнут никак ?
«Лишь программисты не пахнут никак»,-
Подумать такое мог только дурак.
«С»-кодировщик пахнет структурой,
Visual Basic пахнет халтурой.
С++ пахнет полиморфизмом,
Оракл пахнет бюрократизмом,

Митингом нудным разит DBA,
Пахнет Main Frame, словно старый еврей.
Web-программист пахнет связью случайной,
Пахнут COBOL программисты отчаянием.
Пахнет PASCALщик чем-то забытым,
ACCESS разработчик — корытом разбитым.
Вместе все пахнут словно бардак —
Тестеры только не пахнут никак!
Это неправда! Понюхайте сами,
Тестеры вечно пахнут клопами…
Только зайдешь к ним и глянешь вокруг —
Так копошится какой-нибудь жук.
Над программистом, как муха жужжит.
— Тут не работает, там не стоит…
Даже админ отмахнуться не сможет,
Запах жука ему встанет дороже.
Не зная ни кода и не системы,
Тестеры пахнут общей проблемой !
Автор мне не известен Tags: Литература, Пародии., Юмор

Клуб виртуальных коллекционеров

Оригинал.

Джанни Родари /перевод Маршака/
Чем пахнут ремёсла?
У каждого дела
Запах особый:
В булочной пахнет
Тестом и сдобой.
Мимо столярной
Идёшь мастерской, —
Стружкою пахнет
И свежей доской.
Пахнет маляр
Скипидаром и краской.
Пахнет стекольщик
Оконной замазкой.
Куртка шофёра
Пахнет бензином.
Блуза рабочего —
Маслом машинным.
Пахнет кондитер
Орехом мускатным.
Доктор в халате —
Лекарством приятным.
Рыхлой землёю,
Полем и лугом
Пахнет крестьянин,
Идущий за плугом.
Рыбой и морем
Пахнет рыбак.
Только безделье
Не пахнет никак.
Сколько ни душится
Лодырь богатый,
Очень неважно
Он пахнет, ребята!

У каждого дела запах особый.
В булочной пахнет сгоревшею сдобой.
Мясом протухшим пахнет мясник.
Газом угарным пахнет печник.
Пахнет молочник прокисшей сметаной.
Пахнут шахтеры горелым метаном.
Пахнет газетчик как дохлая утка,
Как парфюмерный отдел -проститутка.
Пахнет хирург неудачным наркозом.
Пахнет доярка вечерним навозом.
Содранной шкурой пахнет скорняк.
Ассенизатор… Знаете как.
Пахнет кухарка капустою кислой.
Пахнет сестра медицинская клизмой.
Тещи, как правило, пахнут блинами,
Все на таможне — большими деньгами.
Пахнет партиец как красные флаги.
Нянечка пахнет подгузником «Хагги».
Пахнет сапожник густым гуталином,
А от портного несет нафталином.
Столяр слегка отдает скипидаром,
А постовой на углу — перегаром.
Пахнет аптечный киоск аспирином,
А популярный певец — кокаином.
Консул английский пахнет овсянкой,
Школьный учитель разит валерьянкой.
Пахнет несвежим солдат сапогом.
Пахнет горячим браток утюгом.
Пахнет ревматик озокеритом.
Пахнет любитель-рыбак динамитом.
Килькой в томате пахнет турист,
Йодом с зеленкой — спортсмен-альпинист.
Пахнет священник святою водою.
Пахнут раввины кошерной едою.
Азбукой Морзе пахнет радист.
А героином — контрабандист.
Нефтью разлитой пахнет моряк.
Лишь депутаты не пахнут никак.

чем пахнут писатели?

the_mockturtle:
У каждого автора запах особый:
Пахнет Бодлер кокаином и злобой,
Пахнет от Пруста пирожным „мадлен”,
Пахнут друг другом Рембо и Верлен;
встав на пути иноземной заразы,
русскою женщиной пахнет Некрасов,
но, говорят, с декадентским душком
пахнет Есенин простым мужиком.
Стивенсон пахнет тугой парусиной,
Пахнет Тургенев мокрою псиной,
Пахнет Толстой несчастливой семьей,
Пахнет де Сад уголовной статьей,
Пахнет от Толкина ролевиками,
от Мураками разит Мураками,
барбитуратом пропах Керуак,
только фик-райтер* не пахнет никак…
* фик-райтер — автор fan-fiction, любительских продолжений к популярным произведениям.
продолжение у ikadell:
Пахнет Набоков берлинским эклером,
Сэр Конан-Дойл — благородным портером,
Борхес — осенней кленовой листвой,
Перуц — холодной водой дождевой,
Пахнут Платонов и Гашек портянкой,
Честертон — пивом, пшеном и овсянкой,
Пылью — Рат-Вег, инкунабулой Эко,
Водкой — Кортасар, и спаржей — Сенека,
Маркес — промокшею дранкою крыши,
Только фик-райтер… о том — см. выше.
ну и дальше — понеслось:
kandratka:
Пахнет Пелевин грибами и водкой
Хэмингуэй — селедкой и лодкой
Пахнет Гайдук травой и сандалом
Сорокин воняет дешевым скандалом
kropotkind:
Пахнут птифурами братья Гонкуры.
Тянет от Хармса абсурдной натурой.
Кружевом ветхим — от Карамзина.
Кысем ярится Толстая одна.
Чехов тревожит разломанной вишней.
Пахнет Шукшин – деревенской яишней.
Веет от Джойса читателя мукой.
От Солженицына – потом и скукой.
Зюскинд опрыскан заемным парфюмом,
Пахнет от Линдгрен плюшкой с изюмом.
Мнение есть, что не пахнет совсем
Бедный фик-райтер… Он пахнет – но всем…
___________________________
медицинский вариант стиха,
автор — tanchik

Все специальности пахнут особо:
Пахнет генетик буккальным соскобом,
Пахнут хирурги перитонитом,
А пульмонологи пахнут плевритом.
Пахнет кетонами эндокринолог,
Зубом гнилым пахнет врач-стоматолог,
Медик судебный пахнет могилой,
Пахнет начмед коньяком и текилой,
Пахнет секретом простаты уролог,
Барием пахнет врач-рентгенолог,
Запах мокроты, кровей и мочи
Всюду несут лаборанты-врачи,
Пахнет агаром микробиолог,
Гипсом и шинами — врач травматолог.
Пахнет слюнями, с отрыжкой и без
Врач кабинета ФГДС.
Розами пахнет: хороший проктолог,
Пахнет старушками врач-геронтолог,
Пахнет УЗИстка резинкой и гелем,
Медрегистратор — бумагой и клеем.
Пахнет ногами доктор подолог,
Грилем и пролежнем — комбустиолог,
Рвотой, бомжами, мочой и бензином
Пахнет врач «Скорой» невыносимо.
Тетками пахнет врач-гинеколог,
А парафином пахнет гистолог.
Злыми старушками, тонной бумаги
Пахнут у нас терапевты-бедняги,
Пахнет меконием неонатолог,
Пахнет мочой застарелой нефролог.
Пахнет маммолог грязной подмышкой,
А педиатры пахнут «Растишкой»,
Мокрой жилеткой пахнет психолог,
Пахнет наркозом анестезиолог.
Запахов много, но есть и облом —
Фармпредставитель лишь пахнет баблом…

У каждого пьянства свой запах особый:
Ликер пахнет тайных фантазий свободой.
Шампанское пахнет кокетством и флиртом.
Разбитая морда — разбавленным спиртом.
Развратом и страстностью пахнет коньяк.
Взрывным позитивом — абсент натощак.
Вино отдает дорогим рестораном.
От вермута пахнет хихиканьем пьяным.
Коктейлями пахнут дебош и кураж.
Закваской хмельною воняет алкаш.
Утратой способности двигаться — водка.
Стремленьем по бабам пройтись — виски стопка.
Джин пахнет желаньем нажраться красиво.
Желаньем отлить отличается пиво.
Похмельем тяжелым с утра — арманьяк…
И только лишь трезвость не пахнет никак!

У каждого блоггера запах особый:
Топовый пахнет пафосом, снобом.
Суповец пахнет большими деньгами
Блоггер-политик бурей в стакане
Ботов создатель суспенженым блогом
Блоггер-албанец падонковским слогом
Веб-журналисты пахнут сенсацией
Пахнут философы мысли абстракцией
Кучей френдов пахнет блог у красотки
Блог алкоголика — запахом водки
Пахнет фотограф красивой моделью
Блог малолетки пахнет бездельем
Блоггер-пиарщик пахнет пиаром
Блоггер-блондинка эротикой даром
Пахнет лытдыбрщик домашней проблемой
Пахнут слезами унылые эмо
Маршами пахнет блог несогласного
Блог у мажора — тусовкой отвязною
Пахнет отсутствием ссылки на автора
Средненький блог паренька-копипастера
Видеоблоггер пахнет ютубом
А быдлоблоггер — выбитым зубом
Блог растамана — похож на косяк
Только не блоггер не пахнет никак.
© neomessiah
____________________________

У каждого мага – запах особый.
Дамблдор пахнет чаем и сдобой.
Билли Уизли – банковским счетом,
Чарли Уизли – драконьим пометом,
Перси Уизли – пергаментом пыльным,
Рональд Уизли – нарядом нестильным,
Джордж вместе с Фредом – блевотной конфетой,
Джинни Уизли – любовным секретом,
Молли Уизли – домашним печеньем,
Мистер Уизли – маггло-изобретеньем.
Пахнет Люпин шоколадом и волком,
А мадам Малкин – иголкой и шелком,
Пахнет от Крама полетом и ветром,
Пахнет МакГонагалл кошкой и фетром.
Пахнет весенними розами Флер,
Зельями пахнет Снейп-лицемер.
Пахнет от Блэка тюремной баландой,
Пахнет от Трюк свистком и командой,
Крысой и сыром разит Петтигрю,
Аж Волдеморт зажимает ноздрю.
Сам Темный Лорд пахнет кожей змеиной,
Люциус Малфой – семьею старинной,
Драко – духами и трюфелями.
Пахнет от Луны мечтами и снами,
От Гермионы – библиотекой,
(От мадам Пинс – только лишь картотекой).
Пахнет от Колина пленкой и вспышкой,
Пахнет от Крэбба сайкой и пышкой,
От пожирателей – белою маской,
От Аргуса Филча — клеем и краской.
Ник Безголовый пахнет кровищщей,
Пахнет от Чжоу китайскою пищей.
Пахнет от Локонса краской «Блондин»,
Дурслями пахнет электрокамин.
Пахнет от Риты свежей газетой,
Пахнет от Дадли бандой отпетой.
Пахнет от Трелони старой заваркой,
Пахнет от Пэнси помадою яркой,
Пахнет Лаванда – конечно, лавандой,
Пахнет шафран Парвати и Падмой,
Миртл – слезами и унитазом,
Хагрид – всеми зверюшками разом,
Пахнет Розмертой славный кабак…
Только лишь Поттер не пахнет никак.

Пчеловодством я болела долго – года полтора.

В острой, ураганной форме.

Зато теперь у меня иммунитет и аллергия, на всё: мёд, деньги от его продажи, пчёл и пасечников. Стойкий.

Заразил меня пчеловодством Михал Михалыч, мой сосед и генерал юстиции в отставке, полных семидесяти пяти лет.

Общаться с соседями бескорыстно: о сериалах, как спалось, видах на урожай свеклы, кто и как помер или ещё собирается – мне было некогда. Я разрабатывала бизнес-планы обогащения разной степени провальности и воплощала их. Пыталась вырастить и продать всё подряд: бройлеров, кроликов, картошку, женьшень, санберри и другие ценности.

С Михал Михалычем я общалась сначала корыстно: у меня в машине был фаркоп, а у него деньги на оплату. Перевозки платформы-вагончика с пчёлами мной на колхозные поля. По-соседски, за недорого.

Знакомы с Михал Михалычем, до найма меня в качестве пчелиного водителя, мы были слабо.

В пределах «Здравствуйте» и имени.

Я знала, что сухонький дедок-сосед перебрался из Города в родительский дом на пенсии. Наслаждаться покоем. И — что у него пчёлы. Всё.

Ввиду почти воображаемости забора и развитой ремеслом наблюдательности Михал Михалыч знал обо мне больше. Например, о том, что бройлеры уже сожрали все запасы зерна и требуют продолжения банкета, а три тонны выращенной картошки на половину состоят из червяков-дротяников. И никак не покупаются избалованным населением.

В тёплый июльский день Михал Михалыч пришёл к границе наших владений – ветхому забору. И приветливо улыбаясь в самую большую дыру, чуть меньше калитки, предложил мне заработать – хочешь мёда, хочешь денег. У него и того, и того — завались. Перевозкой пчёл.

Денег я хотела всегда.

И любым способом, даже транспортировкой. Можно не только пчёл, но и трупов. Смотря за сколько.

Поэтому, после слов Михал Михалыча:

— Я заплачу сколько скажете! – бросила всё (бройлеры/кролики/червяки в картошке) и повезла пчел в сопровождении отставного генерала.

Домики с номерами в тележке-платформе мы повезли на цветущую гречиху.

Владелец поля, председатель колхоза и пчеловод Рудник, был очень обязан Михал Михалычу, а поэтому – радушно принимал. (Только благодаря генеральским связям Рудник председательствовал, а не лежал на нарах.)

Пока я топталась у края поля двое значительных мужчин вели деловые разговоры от которых мне слышались только интересные обрывки:

— Какой привес за день? Не может быть…

— А твои роятся? И сколько будет семей…

— Ты майский мёд продал? А! Молодец, а почём? О, хорошо! Весь? Осталось килограмм семьдесят? Ну не много, продашь ещё.

— А вощину почём берёшь? Да ты что! С ума посходили…

— Ты знаешь сколько Петровец на майском мёде поднял? «Тойоту Камри» с нуля и дочке…

По дороге домой, без домиков с номерами, Михал Михалыч довольный произведенным на меня впечатлением изрёк:

— Пчёлы — это единственный бизнес без вложений!

И с этого дня мы стали общаться с Михал Михалычем значительно чаще, по-соседски.

На тему пчёл и прибыли от пчеловодства.

(Про людей с Михал Михалычем общаться было не интересно. Потому, что мы говорили на разных языках. Его язык состоял из слов: осужденный, пострадавший, жертва, умысел, показания, свидетель. А мой из: прибыль, долги, спрос, цена, вложения, убыток.)

Страдавший избытком времени генерал-сосед очень хотел наставничать. В школе пасечников из одной меня. И как только я оказывалась в поле зрения (в необъятные дыры в заборе) с удовольствием преподавал.

Затрудняюсь сказать кого я больше боялась – пчёл или серийных маньяков, но «Тойота Камри» поднятая загадочным Петровцом на продаже майского мёда толкала меня к бизнесу без вложений со страшной силой.

Через пару недель я сносно разжигала дымарь и ассистировала при вскрытии оставшихся без гречишного поля ульев. И уже отличала рамку от поилки, а стамеску от скребка.

Лицевая сетка казалась мне бронежилетом.

Жизнь Михал Михалыча состояла из мёда и пчёл. Мёд он ел, пил, мазался и продавал. Даже лечился от всех стариковских болезней мёдом, медовухой и укусами пчёл, в крайнем случае пергой или прополисом. Даже о матках и трутнях он говорил уважительно, как о родных и близких людях.

В августе, после массы стажировок под руководством генерала, я, наконец, попросила:

— Михал Михалыч, у вас в веранде книги лежат, может быть…

Михал Михалыч был просто счастлив от этих слов:

— Конечно! Конечно дам, и не только эти, в доме ещё две полки!

И посоветовал мне всё свободное время от книг, бройлеров, огородов, госслужбы и семьи занять видеоуроками. По пчеловодству.

Осень и зиму, вечерами, я смотрела видеокурсы лётчика-пчеловода по фамилии Осташов с вниманием затаившейся в крупе мыши. Боялась упустить какую-то мелочь на пути к богатству посредством бизнеса без вложений. Днём, за рабочим столом, вежливо прикрываясь папкой «Анализ показателей за IV квартал», изучала справочники по пчеловодству.

На восьмое марта, мой сосед, генерал юстиции в отставке, страстный пчеловод Михал Михалович сделал мне генеральский подарок.

Улей.

С семьёй краинских пчёл, которые, по его словам, отличались поразительным миролюбием. Еще два улья, с потрясающей скидкой, по-соседски, за недорого, я у него купила.

Теперь, в дыры с моей стороны забора, я любовалась своими пчелами на генеральской территории. Они проживали в домиках с номерами 3, 7 и 11.

Продолжение следует

Чем пахнут ремёсла?

Джанни Родари /перевод С. Маршака/
У каждого дела
Запах особый:
В булочной пахнет
Тестом и сдобой.
Мимо столярной
Идёшь мастерской, —
Стружкою пахнет
И свежей доской.
Пахнет маляр
Скипидаром и краской.
Пахнет стекольщик
Оконной замазкой.
Куртка шофёра
Пахнет бензином.
Блуза рабочего —
Маслом машинным.
Пахнет кондитер
Орехом мускатным.
Доктор в халате —
Лекарством приятным.
Рыхлой землёю,
Полем и лугом
Пахнет крестьянин,
Идущий за плугом.
Рыбой и морем
Пахнет рыбак.
Только безделье
Не пахнет никак.
Сколько ни душится
Лодырь богатый,
Очень неважно
Он пахнет, ребята!
* * * * * * * * *
Джанни Родари (итал. Gianni Rodari, полное имя — Джованни Франческо
Родари, итал. Giovanni Francesco Rodari; 23 октября 1920, Оменья, Пьемонт,
Италия — 14 апреля 1980, Рим, Италия) — итальянский детский писатель,
сказочник и журналист.
Джанни Родари родился 23 октября 1920 года в городке Оменья (область
Пьемонт в Северной Италии). Его отец Джузеппе, булочник по профессии, умер,
когда Джанни было только десять лет. Джанни и его два брата, Чезаре и Марио,
росли в родной деревне матери — Варесотто.
Болезненный и слабый с детства мальчик увлекался музыкой (брал уроки игры
на скрипке) и книгами (прочитал Ницше, Шопенгауэра, Ленина и Троцкого). После
трёх лет учёбы в семинарии Родари получил диплом учителя и в возрасте 17 лет
начал преподавать в начальных классах местных сельских школ. В 1939 году
некоторое время посещал филологический факультет Католического университета в
Милане.
В 1948 году Родари стал журналистом в коммунистической газете «Унита»
(L’Unita) и начал писать книжки для детей. В 1950 году партия назначила его
редактором только что созданного в Риме еженедельного журнала для детей Il
Pioniere.
В 1951 году Родари опубликовал первый свой сборник — «Книжка весёлых
стихов», а также своё известнейшее произведение «Приключения Чиполлино»
(русский перевод Златы Потаповой под редакцией Самуила Маршака увидел свет в
1953 году). Это произведение получило особенно широкую популярность в СССР,
где по нему были сняты мультфильм в 1961 году, а затем и фильм-сказка
«Чиполлино» 1973 года, где Родари снялся в роли самого себя.
В 1952 году писатель впервые посетил СССР, где затем бывал неоднократно. В
1953 году женился на Марии Терезе Ферретти, которая через четыре года родила
ему дочь Паолу. В 1957 году Родари сдал экзамен на звание профессионального
журналиста. В 1966—1969 годах не публиковал книг, а работал только над
проектами с детьми.
В 1970 году писатель получил премию Ганса Христиана Андерсена, которая
помогла ему приобрести всемирную известность.
Также писал стихи, дошедшие до русского читателя в переводах Самуила
Маршака (например, «Чем пахнут ремёсла?») и Якова Акима (например,
«Джованнино-Потеряй»). Большое количество переводов книг на русский язык
выполнено Ириной Константиновой. . .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *