Диалоги для детей

Подборка стихотворений для конкурса чтецов

Чуть прикасаясь губами к засохшему хлебу,
Запах знакомый вдыхая до чёрных кругов,
Девочка в парке стояла — с глазами в полнеба!
Тихо дрожа от мороза, без слёз и без слов.
Из темноты незаметно щенок появился
Вытянул морду и, глядя ей прямо в глаза,
Нет, не скулил — он как будто бы Богу молился,
Воздух глотая, и взглядом по хлебу скользя…
Глянула вниз, по-старушечьи губы поджала,
В зябкой ладони зажав драгоценный кусок,
Бросилась в сторону и, как могла, побежала…
Спал Ленинград.
А чужой ненавистный щенок
Лёг на живот и пополз по январскому снегу,
Жалко скуля, и надеясь беглянку догнать
Та поскользнулась на льду и упала с разбегу,
Несколько раз попыталась подняться и встать…
Но, обессилев, вздохнула, свернулась клубочком,
Вспомнила бабушку, деда, сестрёнку и мать,
Крепко вцепившись в тот самый, заветный, кусочек,
Нет, не заплакала — Пушкина стала читать.
В воздухе таяла, таяла музыка строчек.
Злая луна почему то мерцала свечой…
К жизни вернул её маленький тёплый комочек,
Громко сопел он и тыкался носом в плечо.
Из-под ресниц покатились солёные льдинки,
Тонкие руки наощупь упрямца нашли,
Хлеб разломили и дали ему половинку
К сердцу прижали и этим от смерти спасли…
Чуда не вышло. Нева подо льдом клокотала!
Но никого не шокировал странный дуэт:
Мёртвая девочка тихо спала у вокзала
С мёртвым щенком на руках. Занимался рассвет…

На минском шоссе.

Идти устали маленькие ноги,
Но он послушно продолжает путь.
Еще вчера хотелось близ дороги
Ему в ромашках полевых уснуть.

И мать несла его, теряя силы,
В пути минуты длились, словно дни.
Все время сыну непонятно было,
Зачем свой дом покинули они.

Что значат взрывы, плачь, дорога эта?
И чем он хуже остальных ребят,
Что на траве зеленой у кювета,
Раскинув руки, рядом с мамой спят?

Как тяжело выслушивать вопросы…
Могла ли малышу ответить мать,
Что этим детям, спящим у березы,
Что этим мамам никогда не встать?

Но сын вопросы задавал упрямо,
И кто-то объяснил ему в пути,
Что это спали неживые мамы,
От бомбы не успевшие уйти.

И он задумался под лязг машин железных,
Как будто горе взрослых понял вдруг, –
В его глазах, недавно безмятежных,
Уже блуждал осознанный испуг.

Так детство кончилось. Он прежним больше не был.
Он шел и шел. И чтобы мать спасти,
Следил ревниво за июньским небом
Малыш, седой от пыли, лет шести.

Л. Ошанина «Волжская баллада».
Третий год у Натальи тяжелые сны,
Третий год ей земля горяча —
С той поры как солдатской дорогой войны
Муж ушел, сапогами стуча.
На четвертом году прибывает пакет.
Почерк в нем незнаком и суров:
«Он отправлен в саратовский лазарет,
Ваш супруг, Алексей Ковалев».
Председатель дает подорожную ей.
То надеждой, то горем полна,
На другую солдатку оставив детей,
Едет в город Саратов она.
А Саратов велик. От дверей до дверей
Как найти в нем родные следы?
Много раненых братьев, отцов и мужей
На покое у волжской воды.
Наконец ее доктор ведет в тишине
По тропинкам больничных ковров.
И, притихшая, слышит она, как во сне:
— Здесь лежит Алексей Ковалев.—
Нерастраченной нежности женской полна,
И калеку Наталья ждала,
Но того, что увидела, даже она
Ни понять, ни узнать не могла.
Он хозяином был ее дум и тревог,
Запевалой, лихим кузнецом.
Он ли — этот бедняга без рук и без ног,
С перекошенным, серым лицом?
И, не в силах сдержаться, от горя пьяна,
Повалившись в кровать головой,
В голос вдруг закричала, завыла она:
— Где ты, Леша, соколик ты мой?! —
Лишь в глазах у него два горячих луча.
Что он скажет — безрукий, немой!
И сурово Наталья глядит на врача:
— Собирайте, он едет домой.
Не узнать тебе друга былого, жена,—
Пусть как память живет он в дому.
— Вот спаситель ваш,— детям сказала она,—
Все втроем поклонитесь ему!
Причитали соседки над женской судьбой,
Горевал ее горем колхоз.
Но, как прежде, вставала Наталья с зарей,
И никто не видал ее слез…
Чисто в горнице. Дышат в печи пироги.
Только вдруг, словно годы назад,
Под окном раздаются мужские шаги,
Сапоги по ступенькам стучат.
И Наталья глядит со скамейки без слов,
Как, склонившись в дверях головой,
Входит в горницу муж — Алексей Ковалев —
С перевязанной правой рукой.
— Не ждала? — говорит, улыбаясь, жене.
И, взглянув по-хозяйски кругом,
Замечает чужие глаза в тишине
И другого на месте своем.
А жена перед ним ни мертва ни жива…
Но, как был он, в дорожной пыли,
Все поняв и не в силах придумать слова,
Поклонился жене до земли.
За великую душу подруге не мстят
И не мучают верной жены.
А с войны воротился не просто солдат,
Не с простой воротился войны.
Если будешь на Волге — припомни рассказ,
Невзначай загляни в этот дом,
Где напротив хозяйки в обеденный час
Два солдата сидят за столом.

Сергей Васильев
Рассказ Агриппины Куликовой

Глаза воспалены. Красивые черты
избороздило, иссушило время.
Ей трудно говорить. То приступ тошноты,
то ломит грудь, то больно ноет темя.
Превозмогая боль и кутаясь в платок,
она рассказывает глухо, но раздельно.
И горек тихих слов ее поток,
и чувство гнева беспредельно:
— Сынки мои! Уж очень я стара.
Седьмой десяток лет перемахнула…
А в этот самый день, с утра,
я, как на грех, взяла да прихворнула.
Лежу, родимые, одна в избе.
Темнеет. За окном мокропогодит.
Лежу одна и чую по стрельбе,
что наши за околицу отходят.
«Неужто, – думаю, – не выйду из села?
Зажгу избу и двинусь понемногу» .
И поднялась. Соломы принесла,
обула валенки на босу ногу.
Легко ли рушить мирный свой очаг!
Стою, гляжу… В руках трясутся спички.
Перекрестилась трижды вгорячах,
не то чтоб так, а больше по привычке.
Одно беда: уж больно я стара!
Пока я за соломой – то ходила,
фашисты вот они. Бормочут у двора.
Ко мне валит чумная вражья сила.
Берет меня за горло офицер:
— Давай нам масла, молока и чаю! –
«Не масла, думаю, тебе, а сто холер» .
— Нет молока и масла! – отвечаю.
Взъярился офицер. Завыл, как дикий волк,
трясет своим тяжелым пистолетом.
А что трясти? Какой в угрозе толк?
«Врешь, думаю, не выедешь на этом» .
Ударил раз меня, потом еще, еще.
Одежду рвет. Плюется то и дело.
Схватил за волосы, толкнул меня в плечо.
В глазах моих, сыночки, потемнело.
Не помню, как я дотянула до зари.
Забрали немцы все мои пожитки:
половики, подушки, сухари –
все загребли до капельки, до нитки.
На этом бы и кончить мне рассказ,
казалось бы, уж сказано немало,
да упредить должна я сразу вас,
что это не конец, а лишь начало.
Я вышла.
Постояла за крыльцом.
И слышу вновь надрывный вой немецкий.
Гляжу:
стоят разбойники кольцом,
а посередке наш боец советский.
И тут же рядом, у плетней витых,
три наших деревенских человека:
Две бабки древних, хилых и слепых,
да мой сосед, Илья Линьков, калека.
А немец тот, что бил меня в дому,
сидит, как на престоле, под скворешней.
— Чей, – спрашивает, – сын? Кто родственник ему? –
А что сказать, когда боец не здешний.
Быть может, тульский он, а может, из Ельца,
не все ль равно: одна любовь и вера.
Вдруг вырвался сердечный из кольца
да как наотмашь хватит офицера!
Качнулся тот и скувырнулся с ног,
и угодил затылком – то о бревна.
Я не сдержалась.
— Мой, – кричу, – сынок!
Мой золотой, единственный и кровный! –
Схватили тут меня – и под гору силком.
И паренька, что я назвала сыном.
И завалили нас обоих ивняком,
и облили обоих керосином.
«Ну, думаю, приходит наш конец! «
Да тут, вишь, самый бой – то и начался…
Прогнали немца, немец вспять подался.
Я вот жива, а раненый боец,
слыхала я, не выдержал – скончался. –
Умолкла Агриппина. Поздний час.
На миг нам кажется, что мы внезапно глухи.
Озноб и гнев охватывает нас,
услышавших рассказ седой старухи.
Мы в восхищеньи рядом с ней стоим.
Мы принесли ей сахар, хлеб и сало.
Мы за тебя, родная, отомстим!
Мы все сынки твои. Ты правильно сказала.

Хатынь. Ирина Коротеева

Иссякли реки, высохли колодцы.
Полны озёра не прохладой – пылью.
Вода ключом в источниках не бьётся.
Деревья к небу тянутся бессильно.
В багровых бликах виделось мальчишке –
Сжигает солнце белую пустыню.
И было страшно, было больно слишком,
В горящей хате посреди Хатыни.
Толпы безумной малою частичкой –
Он бился в брёвна, пальцы обдирая.
Стучало сердце – птичкой-невеличкой,
О будущем не ведая, не зная…
«Ведь ты всё можешь, Боже Всевеликий!
Будь милосерден и останься с нами!».
Но равнодушно пожирало крики
Безжалостное, яростное пламя.
Пытаясь сбросить жаркую солому,
Стонали изувеченные стены.
На плечи саван плачущему дому
Набрасывало небо постепенно.
Но, вдруг, среди обуглившихся балок,
Мальчонка щуплый в полный рост поднялся.
Был обожжён и ранен…, но не жалок –
В лицо он палачам своим смеялся!
Взметнулась обгорелая рубаха
От ветра, словно ангельские крылья.
И затряслись каратели от страха,
Всё больше свирепея от бессилья.
Под беспощадной очередью хлёсткой
Мальчишка пал, захлёбываясь кровью.
И виделись в последний миг берёзки,
Склонившиеся тихо к изголовью.
Очищенные адовым горнилом,
Освободившись от земных страданий,
Сто сорок девять душ прощались с миром,
Великодушно этот мир прощая.
А сто пятидесятой срок не вышел –
Старик очнулся возле пепелища.
И ничего не видя и не слыша,
Пополз к своим на скорбное кострище.
И на холодном призрачном рассвете,
Средь груды тел, растерзанных войною,
Нашёл сынка… Висели ручки-плети.
Отец упал тяжёлой головою.
И груз бесценный на руки поднявши,
Побрёл, шатаясь, над ребёнком воя.
Один живой среди безвинно павших,
Седой отец убитого героя.
Светлы весной рассветы над Хатынью.
И колокольный звон — слезой Господней.
Пред павшими, под бесконечной синью,
Колени преклоняю я сегодня…

Таня
Ирина Коротеева
«Мама, посмотри какое солнце!
Видишь, оно падает в Неву.
Если мне спасать его придётся,
Я тебя на помощь позову!
Правда, что оно сейчас похоже
На большой, румяный, вкусный блин?
И на леденец немного тоже,
Жалко только, что всего один.
Вот бы шоколадную конфету
И хрустящей булки с молоком,
Чтоб быстрее наступило лето
И чтоб наш не разбомбили дом».
Голос рвался раненною птицей,
Бился в крест бумажный на окне,
И смотрели с фотографий лица
Молодых, подаренных войне.
Под худым, протертым одеялом,
Посильней зажмуривши глаза,
Девочка в отчаянье шептала.
Бушевала за окном гроза
И над непокорною рекою,
Обнимая вензеля оград,
Плакала рубиновой тоскою,
Глядя на суровый Ленинград.
Сквозь печалью залитые стекла,
Разрывая цепь голодных дней,
Первый луч – беспомощный и блеклый
Проскользнул. Из призрачных теней
Выступили обреченной горкой
У буржуйки старенькой тома.
И казалось, что под шепот горький
Уползала навсегда зима.
Сколько же забрать она успела,
Бросить в топку алчную — в войну!
Девочка, слабеющая, села,
Протянула руку. Тишину
Только сердце, как набат, взрывало,
Сердце, не изведавшее грез.
Девочка беззвучно закричала,
А потом заплакала без слёз.
И писала, плохо понимая,
Тонкою, дрожащею рукой:
«Мамы нет… тринадцатое мая…»
И помедлив: «Год сорок второй…»
Беззащитные страницы раня,
Вывела на красной полосе:
«Из живых осталась одна Таня».
И ещё… Что умерли-то все…
Май другой, Победой трудной пьяный,
Встретил долгожданную весну.
И народ, немыслимо упрямый,
Выиграл великую войну!
И опять весна! И скольких в мире
Танями девчонок назовут!
Только вот в большой своей квартире
Савичевы больше не живут.

Тихвин, 14 октября 1941 года
Они были уже далеко от блокады –
Вывозимые в тыл ленинградские дети.
Где-то там, позади артобстрелов раскаты,
Вой сирен, стук зениток в прожекторном свете,
Надоевшие бомбоубежищ подвалы,
Затемненных домов неживые громады,
Шёпот мам на тревожном перроне вокзала:
«Будет всё хорошо, и бояться не надо!…»
А потом путь по Ладоге, штормом объятой,
Волны, словно таран, били в баржи с разгона.
Наконец, твёрдый берег – уже за блокадой!
И опять пересадка, и снова в вагоны.
Они были уже далеко от блокады,
Всё спокойней дышалось спасаемым детям,
И стучали колёса: «Бояться не надо!
Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!»
Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.
Паровоз отцепился, поехал пить воду.
Всё вокруг, как во сне, было мирным и тихим…
Только вдруг крик протяжный за окнами: «Воздух!»
«Что случилось?» – «Налёт. Выходите быстрее!..» –
«Как налёт? Но ведь мы же далёко от фронта…» –
«Выводите детей из вагонов скорее!..»
А фашист уже груз сыпанул с разворота.
И опять свист и вой души детские рвали,
Словно дома, в кошмарной тревог круговерти.
Но сейчас дети были не в прочном подвале,
А совсем беззащитны, открыты для смерти.
Взрывы встали стеной в стороне, за домами.
Радость робко прорвалась сквозь страх: «Мимо! Мимо!»
И душа вновь припала к надежде, как к маме –
Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо…
А над станцией снова свистит, воет, давит,
Бомбы к детям всё ближе, не зная пощады.
Они рвутся уже прямо в детском составе.
«Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!..»
Есть на тихвинском кладбище, старом, зелёном,
Место памяти павших героев сражений.
Здесь в дни воинской славы склоняют знамёна,
Рвёт минуту молчанья салют оружейный.
А в другой стороне в скромной братской могиле
Спят погибшие здесь ленинградские дети.
И цветы говорят, что о них не забыли,
Что мы плачем о них даже в новом столетье.
Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,
Перечтём вновь и вновь скорбный текст обелиска,
И почудятся вдруг голоса: «Мама! Мама!
Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!..»
(А. Молчанов)

«Варежки»

Как только всхлипнет первое ненастье,
Так кто-нибудь торопится сказать:
«Опять сегодня села бабка Настя
Для дочки Вари варежки вязать.»
… Жила в селе старушка-вековушка,
Возила почту на слепом коне.
У той старушки в крохотной избушке
Сто варежек висело на стене.
Ах, варежки! Какая не мечтала
Из сельских модниц-парочку бы ей,
Но бабка Настя каждой отвечала:
«Все варежки для Варюшки моей.»
И шел слушок. Не злой, а так, от скуки,
Почти имея почву под собой,
Что у старушки золотые руки,
Но, видимо, неладно с головой.
Ведь время было страшным и суровым,
Еще следы войны не заросли.
И за полбулки хлебушка сырого
На рынок люди варежки несли.
И там стояли, грезя, как о счастье,
Продать товар дороже и быстрей,
Твердила, голодая, бабка Настя:
«Все варежки для Варюшки моей.»
Она скончалась в самые морозы,
Потрескивали веточки берез,
И председатель нашего колхоза
Сосновый гроб на кладбище увез.
Никто не плакал, не шумели речи-
В войну привыкло к горестям село.
Лишь у коня слепого на уздечке
Сосулька намерзала тяжело.
Потом пришли в холодную избушку,
И кто-то, к центру выдвигая стол,
Неловко на пол уронив подушку,
Под ней письмо солдатское нашел.
Читали вслух, махрой чадили жарко,
Со щек слезинки пальцами гоня:
«… Служила я в отряде санитаркой,
Снарядом в руки ранило меня.
Теперь полгода в госпитале лечат,
И, хоть об этом страшно говорить,
Пришлось врачам мне рученьки по плечи
Из-за гангрены, мама, удалить.
Врачи нас лечат опытно, умело,
Я очень благодарна им, врачам,
И знаешь, удивительное дело
Ладони часто мерзнут по ночам…»
И стало всем тогда до боли ясно,
Так ясно, будто молния в глаза,
Что не могла, конечно, бабка Настя
Всю жизнь закончить варежки вязать.
Вязать не для подарков и продажи,
Не для того, чтоб Варюшку согреть,
А просто, чтобы жить, и чтоб однажды,
Устав от боли в сердце, умереть.
Прошло. Забылось. Но крутнет ненастье —
Так кто-нибудь торопится сказать:
«Опять сегодня села бабка Настя
Для дочки Вари варежки вязать

Сергей Михалков. Детский ботинок
Занесенный в графу
С аккуратностью чисто немецкой,
Он на складе лежал
Среди обуви взрослой и детской.
Его номер по книге:
«Три тысячи двести девятый».
«Обувь детская. Ношена.
Правый ботинок. С заплатой…»
Кто чинил его? Где?
В Мелитополе? В Кракове? В Вене?
Кто носил его? Владек?
Или русская девочка Женя?..
Как попал он сюда, в этот склад,
В этот список проклятый,
Под порядковый номер
«Три тысячи двести девятый»?
Неужели другой не нашлось
В целом мире дороги,
Кроме той, по которой
Пришли эти детские ноги
В это страшное место,
Где вешали, жгли и пытали,
А потом хладнокровно
Одежду убитых считали?
Здесь на всех языках
О спасенье пытались молиться:
Чехи, греки, евреи,
Французы, австрийцы, бельгийцы.
Здесь впитала земля
Запах тлена и пролитой крови
Сотен тысяч людей
Разных наций и разных сословий…
Час расплаты пришел!
Палачей и убийц — на колени!
Суд народов идет
По кровавым следам преступлений.
Среди сотен улик —
Этот детский ботинок с заплатой.
Снятый Гитлером с жертвы
Три тысячи двести девятой.

Сергей Михалков “Десятилетний человек”.

Крест-накрест синие полоски
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.

И пес на теплом пепелище,
До глаз испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе…

Накинув старый зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу — прямо на восток.

Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел,
Никто не обнял у порога
И вслед ему не поглядел.

В нетопленной, разбитой бане
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!

Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза.
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.

Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый
Десятилетний человек.

Он знал, что где-то недалече,
Выть может, вон за той горой,
Его, как друга, в темный вечер
Окликнет русский часовой.

И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса,
Расскажет все, на что глядели
Его недетские глаза.

Картотека стихов-диалогов. Старший дошкольный возраст.

Картотека стихов-диалогов

Старший дошкольный возраст

1. Потерялась наша Таня

— Потерялась наша Таня,

Где искать ее мы станем?

— Котик, черные чулочки,

Ты не видел нашей дочки?

— Мяу, не видал я Тани,

Я мышей ловил в чулане.

— Хрюшка, розовое брюшко,

Ты не знаешь, где Танюшка?

— Хрю, спала я возле бани,

Hе видала вашей Тани…

— Утка, беленькая шея,

Где она, скажи скорее?

— Кря, не видела я Тани,

Я вела утят с купанья.

Слушай, курица-пеструшка,

Где же все-таки Танюшка?

— Ко-ко, копалась я в бурьяне,

Там не видно было Тани.

— Козлик, остренькие рожки,

Ты не видел нашей крошки?

— Ме-еее я прыгал по поляне,

Hе заметил вашей Тани.

— Тузик, рыженькое ушко

Ты не знаешь, где Танюшка?

— Гав, сейчас доем я кашу

И найду Танюшку вашу.

Мчится Тузик по дорожке,

Вот следы…

Вот босоножки…

Hу, а вот и наша Таня

В ярко-синем сарафане.

2. «Кто живет под потолком?»

3. Где же яблоко, Андрюша?

4. Маленькая девочка, скажи, где ты была?

— Маленькая девочка,

Скажи, где ты была?

— Была у старой бабушки

на том конце села.

— Что ты пила у бабушки?

— Пила с вареньем чай.

— Что ты сказала бабушке?

— Спасибо и прощай!

5. Кулёк конфет

6. Куклу кормили?

-Куклу кормили?
— Кормили.
— Зайку кормили?
— Кормили.
— Мишку кормили?
— Кормили.
— А Машу кормили?
— Забыли…

7. Яму копал?

8. Кто кого обидел первый?

— Кто кого обидел первый?

— Он меня!

-Нет, он меня!

— Кто кого ударил первый?

— Он меня!

— Нет, он меня!

— Вы же раньше так дружили!

— Я дружил!

— И я дружил!

— Что же вы не поделили?

— Я забыл…

— И я забыл…

— Что ж не будете ругаться?

— Ни за что!

— И ни когда!

— Остается вам обняться!

— Здорово!

— Согласен я!

9. Мы с тобой шли?

— Мы с тобой шли?

— Шли.

— Кожух нашли?

— Нашли.

— Я тебе его дал?

— Дал.

— Ты его взял?

— Взял.

— Так где же он?

— Кто?

— Да кожух!

— Какой?

— Мы с тобой шли?..

10. Был сапожник? (польская)

-Был сапожник?

-Был!

— Шил сапожник?

-Шил!

-Для кого сапожки?

-Для соседской кошки.

11. Зайчонок и ёж

— Зайчонок, садись на меня, прокачу!

— Нет, нет, не хочу, дядя еж, не хочу!

12. Ты видишь, кто идет?

— Ты видишь, кто идет?

— Утка серая идет.

— А кого она ведет?

— Утят маленьких ведет.

— А куда они идут?

— На лужок и на пруд.

13. Я сама!

— Давай будем одеваться…

— Я сама! Я сама!

— Пойдем, будем умываться…

-Я сама! Я сама!

— Ну идем хоть причешу я…

-Я сама! Я сама!

-Ну давай хоть накормлю я…

-Я сама! Я сама!

14. Сынишка-болтунишка

— Хватит языком болтать! —

За столом сказала мать.

А сынишка осторожно:

— А болтать ногами можно?

15. От чего, родная, снег зимой идет?

— От чего, родная, снег зимой идет?

— Из него природа одеяльце ткет!

— Одеяльце, мама? А зачем оно?!

— Без него в земле бы стало холодно!

— А кому, родная, в ней тепла искать?!

— Тем, кому придется зиму зимовать:

Семенам-малюткам, зернышкам хлебов,

Корешкам былинок, злаков и цветов.

16. Заинька, заинька, где ты был?

17. У гусей с утра тревога

У гусей с утра тревога:
– Где, где, где на пруд дорога?
Тянут шеи высоко:
– Ого — го, как далеко!

18. Воробьишко

Летел воробьишко:
— Жив-жив, жив-жив!
— А где же мне сесть-то?
— На печи!
— А что же мне есть-то?
— Калачи!
— Ам! Ам-ам-ам!

19. Диалог 1

Сестра. А ты, брат, на ярмарке бывал?

Брат. Бывал!

— А велика?

— Не мерял!

— А сильна?

— Не боролся!

— А кого на ярмарке видал?

— Видал, как на цепи безрогую, бесхвостую корову водили, а лоб широкий!

— Это же медведь был!

Другие дети постепенно вступают в разговор.

— Какой там медведь? Я раньше медведя знавал. Он не такой. Медведь серый, хвост длинный!

— Да ведь это же волк!

— Всё ты, брат, говоришь не в толк! Я прежде волка знавал! Волк маленький, глазки косые, ушки длинные, с горки на горку попрыгивает. От собак убегает!

— Да ведь это заяц!

— Да какой там заяц?! Я прежде зайца видал! Заяц рыженький, хвостик пушистенький, глазки – чёрные пуговки, с ёлки на ёлку перепрыгивает!

— Да ведь это белка!

Отец. Ну-ка, ребятня, чем завираться, лучше молча почесаться.

20. Диалог 2

Отец. На ярмарку ходил, никого не забыл!

Дети. Бабушке?

— Платочек.

— Матушке?

— Серёжки.

— Себе?

— Ремешок.

— Сестрицам?

— По ситцу.

— Братишкам?

— По книжкам.

Мать. А маленькому Васечке?

— Медовый пряничек да на зиму валеночек.

21. Собака, что лаешь?

— Собака, что лаешь?
— Волков пугаю.
— Собака, что хвост поджала?
— Волков боюсь.

22. Комары

— Комары! Комары!

Вы уж будьте так добры,

Не кусайте вы меня

Столько раз средь бела дня!

Отвечали комары:

— Мы и так к тебе добры,

Ведь кусаем мы тебя,

Хоть до крови, но любя!

23. Села кошка на окошко

Села кошка на окошко,
Замяукала во сне.
— Что тебе приснилось, кошка?
Расскажи скорее мне.
И сказала кошка:

— Тише,
Тише, тише говори.
Мне во сне приснились мыши.
Не одна, а целых три.

24. Пёсик

— Песик, песик, черный носик,

Что ты вертишься волчком?

Даже шерсть встает торчком.

— Мой ответ вам очень прост,

Я ловлю себя за хвост!

25. Мишка

— Мишка, мишка! Что с тобой?

Почему ты спишь зимой?

— Потому что снег и лед –

Не малина и не мёд!

26. Мышка

— Мышка, мышка, что не спишь,

Что соломою шуршишь?

— Я боюсь уснуть, сестрица,

Кот усатый мне приснится.

27. Лягушка

— Лягушка, лягушка,

Где ты была?

— Ква-ква-ква- важные

Были дела!

Утром ныряла в пруду,

Днем загорала в саду.

28. Б.Заходер «Ёжик»

— Что ты еж такой колючий?
— Это я на всякий случай:
Знаешь кто мои соседи?
Лисы, волки да медведи!

29. С кем ты, зайка, дружишь зимнею порой?

— С кем ты, зайка, дружишь зимнею порой?

— Со скрипучим снегом,

С молодой корой,

А еще с метелью,

Что средь бела дня

Столько раз спасала

От лисы меня!

30. Здравствуй, киска, как дела?

31. Про муравья

— Муравей, почему у тебя голова большая?

— Умён!

— А почему носишь груз больше себя?

— Силён!

32. Что делать?

Фома говорит Ерёме:

— У меня болит голова, что мне делать?

— Когда у меня болел зуб, я его вырвал, — ответил Ерёма.

33. Уцелел

Один человек говорит другому:

— Вчера я упал с двенадцатиметровой лестницы.

— Как же ты уцелел?

— Да я стоял на нижней перекладине.

34. Отпугивал сон

— Эй, солдат, ты на посту спал?

— Не спал.

— А почему храпел?

— Я отпугивал сон!

35. Хорошее ружьё

— Хорошо ли твоё ружьё бьёт?

— Хорошо.

— Как хорошо?

— С полки упало, семь горшков разбило.

36. Яблоки

Фома принёс Ерёме яблок.

— Где ты их взял?

— В саду у Ивана.

— А Иван знает об этом?

— Верно, знает! Ведь через всё село за мной гнался.

37. Кто идёт?

— Отворяй, хозяин, ворота!

— А кто идёт!

— Тот, кто всё умеет!

— Всё умеешь, так отворяй сам!

38. Чей ты, чей, лесной ручей?

— Чей ты, чей, лесной ручей?

-Ничей!

— Но откуда ж ты, ручей?

-Из ключей!

-Ну а чьи же те ключи?

-Ничьи!

-Чья березка у ручья?

-Ничья!

39. Заяц, заяц, чем ты занят?

— Заяц, заяц, чем ты занят?
— Кочерыжку разгрызаю.
— А чему ты, Заяц, рад?
— Рад, что зубы не болят.

40. Кошка, как тебя зовут?

— Кошка, как тебя зовут?

— Мяу!

— Стережешь ли мышку тут?

-Мяу!

— Мяу, хочешь молока?

-Мяу!

-А в приятели — щенка?

— Фр-р!

41. Я.Аким «Откуда?»

— Откуда вырос колос?

— Из одного зерна.

— Откуда слышен голос?

— Из нашего окна.

— Откуда взялся мальчик?

— Он вышел из дверей.

-Откуда вылез пальчик?

— Из варежки моей.

42. Шутка-дразнилка 4

— Где?

— У тебя на бороде.

— Кто?

— Дедушка Пыхто да бабушка Никто!

— Куда?

— На кудыкины горы, воровать помидоры.

— Вроде…

— Вроде Володи, похож на тарантас.

— Почему?

— По кочану и по жареной капусте.

— Что делать?

— Снять штаны да побегать.

— Откуда?

— От верблюда.

— Когда?

— После дождичка в четверг.

— Если бы…

— Вот если бы да кабы, то во рту росли бы грибы. И это был бы не рот, а настоящий огород.

43. Куда идёте, детушки?

— Куда идёте, детушки?

— По ягоды, бабушка.

— Где же ягоды, детушки?

— Над землицей, бабушка.

— Уж не клюква ли, детушки?

— Нет, повыше, бабушка.

— Не калина ли, детушки?

— Угадала, бабушка.

44. Коляда-маледа, зачем пришла? (Рождество)

Хозяева: Коляда-маледа, зачем пришла?

Колядовщики: Косы просить.

— Зачем просить?

— Траву косить.

— Зачем траву?

— Коров кормить.

— Зачем коров?

— Молоко доить.

— Зачем молоко?

— Детей поить.

— На что детей?

— Свиней пасти.

— Зачем свиней?

— Бугры ровнять.

— Зачем ровнять?

— Красным девицам гулять!

— Впереди у нас дорожки,

Нам опять колядовать.

Разбирайте быстро ложки,

Будем барыню плясать!

Стихи для детей. Диалоги и монологи для разучивания. методическая разработка по развитию речи (старшая группа) на тему

Дети с 4 – 5 лет активно вступают в разговор, могут участвовать в коллективной беседе, пересказывают сказки и короткие рассказы, самостоятельно рассказывают по игрушкам и картинкам. Вместе с тем их связная речь еще несовершенна. Они не умеют правильно формулировать вопросы, дополнять и поправлять ответы товарищей. Мой опыт работы по развитию диалогического общения детей со сверстниками, говорит о том, что наилучшие образцы диалогического взаимодействия дают детям литературные произведения. Игровые упражнения в диалоге могут быть классифицированы по степени самостоятельности в производстве диалогических высказываний как упражнения на основе литературного текста и упражнения в импровизации самостоятельных диалогов.

Заученные литературные диалоги, передаваемые детьми в инсценировании стихов (чтение стихов по ролям), в театрализованных представлениях, в подвижных играх, формируют в их сознании образ «участника» диалога, обобщают формы диалогических реплик и правил ведения диалога.

Олег Григорьев.

Конфеты.

Я нёс домой

Кулёк конфет.

А тут навстречу мне

Сосед.

Снял берет:

— О! Привет!

Что несёшь?

— Кулёк конфет.

— Как — конфет?

— Так — конфет.

— А компот?

— Компота нет.

— Нет компота

И не надо…

А они из шоколада?

— Да, они из шоколада.

— Хорошо,

Я очень рад.

Обожаю шоколад.

Дай конфету.

— На конфету.

— А вон ту, а ту, а эту…

Красота! Вкуснота!

А вот эта, а вон та…

Больше нет?

— Больше нет.

— Ну, привет.

— Ну, привет.

— Ну, привет.

Повар.

Повар готовил обед,

А тут отключили свет.

Повар леща берет

И опускает в компот.

Бросает в котел поленья,

В печку кладет варенье,

Мешает суп кочережкой,

Угли бьет поварешкой,

Сахар сыплет в бульон,

И очень доволен он.

То-то был винегрет,

Когда починили свет!

Л. Миронова

Г. Лебедева

Ёжик.

Плачет ёжик в три ручья:
— Ох, зачем колючий я?
Гадкие колючки!
Из-за них никто меня
Не берёт на ручки!

С.В. Михалков

Котята.

Родились у нас котята —

Их по счету ровно пять.

Мы решали, мы гадали:

Как же нам котят назвать?

Hаконец мы их назвали:

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ.

РАЗ — котенок самый белый,

ДВА — котенок самый смелый,

ТРИ — котенок самый умный,

А ЧЕТЫРЕ — самый шумный.

ПЯТЬ — похож на ТРИ и ДВА —

Тот же хвост и голова,

То же пятнышко на спинке,

Так же спит весь день в корзинке.

Хороши у нас котята —

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ!

Заходите к нам, ребята,

Посмотреть и посчитать.

Б. Заходер.

— Петь, здорово!
— Здравствуй, Вова!
— Как уроки?
— Не готовы…
Понимаешь, вредный кот
Заниматься не дает!

Но меня же не обманешь…
«А, ты спишь? Сейчас ты встанешь!
Ты умен, и я умен!»
Раз его за хвост!
— А он?
— Он мне руки исцарапал,
Скатерть со стола стянул,
Все чернила пролил на пол,
Все тетрадки мне заляпал
И в окошко улизнул!

Я кота простить готов,
Я жалею их, котов.
Но зачем же говорят,
Будто сам я виноват?
Я сказал открыто маме:
«Это просто клевета!
Вы попробовали б сами
Удержать за хвост кота!»

*****

Раз осеннею порой

По тропинке лесной

Шел медведь к себе домой

В теплой шубе меховой

Шел он, шел к своей берлоге

По проселочной дороге

И шагая через мост,

Hаступил лисе на хвост.

Подняла лисица крик,

Зашумел темный лес,

А медведь с испугу вмиг

Hа сосну большую влез.

Hа сосне веселый дятел

Белке домик конопатил

И промолвил: ты, медведь,

Должен под ноги смотреть.

С той поры медведь решил,

Что зимой надо спать

По тропинкам не ходить

Hа хвосты не наступать.

И зимою безмятежно

Спит медведь под крышей снежной.

И доволен не спроста,

Кто родился без хвоста!

-Федул, что губы надул?

-Кафтан прожег.

-Можно зашить.

-Да иглы нет.

-А велика дыра?

-Один ворот остался.

Шотландская народная песенка.

Кyпите лyк, зеленый лyк,

Петpyшкy и моpковкy!

Кyпите нашy девочкy,

Шалyнью и плyтовкy!

Hе нyжен нам зеленый лyк,

Петpyшка и моpковка,

Hyжна нам только девочка,

Шалyнья и плyтовка!

-Я медведя поймал!

-Так веди сюда!

-Hе идет.

-Так сам иди!

-Да он меня не пускает!

-Куда, Фома, едешь?

Куда погоняешь?

-Еду сено косить,

-а что тебе сено?

-Коровок кормить.

-а что тебе коровы?

-Молоко доить.

-А зачем молоко?

-Ребяток кормить.

Настя Емельяненко.

— Здравствуй, киска, как дела
Что же ты от нас ушла?
— Не могу я с вами жить,
Хвостик негде положить
Ходите, зеваете
На хвостик наступаете. Мяу!

Улитка и жук.
Повстречал улитку жук:
— Ты не бойся, я твой друг!
Что нацелила рога
На меня, как на врага?
Коль друзей встречать рогами,
Станут все они врагами.

Хрюшкина подружка.
В лужице хрюшку увидела хрюшка:
— Это, конечно, не я, а подружка!
Ну и грязнуля подружка моя!
Просто прекрасно, что это не я!

Олег Бундур.

«Доброе утро!» —
Скажешь кому-то
И будет ему
Очень доброе утро,
И день будет добрый,
И добрые встречи,
И добрый, конечно,
Опустится вечер.
Как важно и нужно,
Чтоб сразу с утра
Тебе пожелали добра.

***

Снег под папою
Басом поёт:
— На завод!
На завод!
Подо мною
Снежинки пищат:
— В детский сад!
В детский сад!

***

Как папа жил в детстве.

Папа утром сам вставал,
Всё до капельки съедал,
Не ронял, представьте, чашек,
Никогда не рвал рубашек
И не бегал босиком,
И не щёлкал языком,
И с дворняжкой не дружил —
Очень
скучно
папа
жил!

Токмакова Ирина

Где спит рыбка.
Ночью темень. Ночью тишь.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?
Лисий след ведет к норе,
След собачий — к конуре.
Белкин след ведет к дуплу,
Мышкин — к дырочке в полу.
Жаль, что в речке, на воде,
Нет следов твоих нигде.
Только темень, только тишь.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?

В. Степанов

Как живете?

С.Я. Маршак

Литературный материал для чтения по ролям и разыгрывания. картотека по развитию речи

Подготовила материал воспитатель

высшей квалификационной категории

МАДОУ ДС №66 «Забавушка»

Толстенева И.Ю.

Литературный материал для чтения по ролям и разыгрывания

Потешки

— Ты что делаешь?

— Ничего. А ты зачем?

— Тебе помогать пришел.

— Ты пирог съел?

— Нет, не я!

— А еще хочешь?

— Хочу.

— Ты пирог съел?

— Нет, не я!

— А вкусный был?

— Очень.

— Воробей, чего ты ждешь?

Крошек хлебных не клюешь?

— Я давно заметил крошки,

Да боюсь сердитой кошки.

— Где ты, брат Иван?

— В горнице.

— А что делаешь?

— Помогаю Петру.

— А Петр что делает?

— Да на печи лежит.

— Ножки, ножки, где вы были?

— За грибами в лес ходили.

— Что вы, ручки, работали?

— Мы грибочки собирали.

— А вы, глазки, помогали? —

— Мы искали и смотрели –

Все пенечки оглядели.

— Тит, иди молотить!

— Брюхо болит.

— Тит, иди кисель есть!

— Где моя большая ложка?

— Лень, отвори дверь, сгоришь!

— Хоть сгорю, да не отворю.

— Егор, Егор, укажи свой двор!

— А вот мой двор, голубой забор.

— Уж как сладки гусиные лапки!

— А ты едал?

— Нет, не едал, а мой дядя видал, как наш барин едал.

— Здорово, кума!

— На рынке была.

— Аль ты глуха?

— Купила петуха.

— Прощай, кума.

— Полтину дала.

— Я медведя поймал!

— Так веди сюда.

— Не идет.

— Так сам иди.

— Да он меня не пускает.

— Заяц, заяц, чем ты занят?

— Кочерыжку разгрызаю.

— А чему ты, Заяц, рад?

— Рад, что зубы не болят.

— Федул, что губы надул?

— Да кафтан прожег.

— Зачинить можно?

— Да иглы нет.

— А велика ли дыра?

— Да один ворот остался.

— Куда, Фома, едешь? Куда погоняешь? — Еду сено косить.

— На что тебе сено? — Коровок кормить.

— На что тебе коровки? — Молоко доить.

— А зачем молоко? — Ребяток кормить.

— Яму копал? — Копал.

— В яму упал. — Упал.

— В яме сидишь? — Сижу.

—Лестницу ждешь? — Жду.

— Яма сыра? — Сыра.

— Как голова? — Цела.

— Значит, живой? — Живой.

— Ну, я пошел домой.

— Я девица-девица

Не пойду по водицу:

Я волка боюсь,

Я лисицы боюсь,

Я медведя боюсь.

— Волк на работе

Лиса на болоте

Платьице мыла,

Валек опустила,

Над пугливыми смеется,

Хохолок трясется.

Кисонька-мурысонька

Дети хором спрашивают у одного ребенка, а он отвечает:

— Кисонька-мурысонька, где была? — Коней пасла.

— Где кони? — За ворота ушли.

— Где ворота?— Огонь сжег.

— Где огонь? — Вода залила.

— Где вода? — Быки выпили.

— Где быки? — За гору ушли.

— Где гора? — Черви источили.

— Где черви? — Утки склевали.

Сапожник. Польская песенка в обработке Б. Заходера

— Был сапожник? — Был.

— Шил сапожки? — Шил.

— Для кого сапожки?

— Для соседской кошки.

Сапгир Г. Кошка

— Кошка, как тебя зовут? — Мяу.

— Стережешь ты мышку тут? — Мяу.

— Мяу, хочешь молока? — Мяу.

— А в приятели щенка? — Фрр!

Пирожок

— Мы с тобой шли? — Шли.

— Пирожок нашли? — Нашли.

— Я тебе его дал? — Дал.

— Ты его взял? — Взял.

— А где же он? — Что?

— Пирожок. — Какой еще пирожок?

Филя и Уля

— Здравствуй, Филя! — Здравствуй, Уля!

— Что мама прислала? — Оладушки.

— Где они? — Я их под лавку положил.

— Ах ты, Филя, чудак. — А ты бы, Уля, как?

— Я бы их в печку положила, ты бы пришел, я бы тебя накормила.

— Ладно, в следующий раз так и сделаю.

Хозяйка и кот

— Почему ты черен, кот?

— Лазил ночью в дымоход.

— Почему сейчас ты бел?

— Из горшка сметану съел.

— Почему ты серым стал?

— Меня пес в пыли валял.

— Так какого же ты цвета?

— Я и сам не знаю это.

Зачем? (шутка)

— Для чего нужны нам уши? — Для того чтоб сказки слушать.

— А глаза? — Смотреть картинки.

— Руки? — Надевать ботинки.

— Ноги? — Чтоб в футбол играть.

— А язык. — Чтоб не болтать.

— Который час? — Двенадцать бьет.

— Кто вам сказал? — Знакомый кот.

— А мышка где? — В своем гнезде.

— Чем занята? — Штанишки шьет.

— Кому? — Супругу своему.

— А кто ее супруг? — Барон Кукарекул.

Английская песенка

— Маленькая девочка, скажи, где ты была?

— Была у старой бабушки на том конце села.

— Что ты пила у бабушки?

— Пила с вареньем чай.

— Что ты сказала бабушке?

— «Спасибо» и «прощай».

Разговор со снегирем

— Ты откуда, снегирек, прилетел в наш лесок?

— С севера я прилетел, вкусных ягод захотел.

Юч-юч-юч, чу-чу-чу, звонко песенку пою.

— У нас метели, вьюги злятся. Ты не будешь их бояться?

— Я не буду их бояться, пусть метут и злятся.

Для зимы я приберег теплый красный кожушок.

Обновка

— Кто купил в горошек ситец?

— Папа – вот кто.

— Сшила что за мастерица?

— Мама – вот кто.

— Кто в обновку нарядился?

— Маша – вот кто.

Кисонька

— Кисонька-Мурысонька, ты где была?

— На мельнице.

— Кисонька-Мурысонька, что там делала.

— Муку молола.

— Кисонька-Мурысонька, что из муки пекла?

— Прянички.

— Кисонька-Мурысонька, с кем прянички ела?

— Одна.

— Не ешь одна, не ешь одна.

Медведь и лиса

— Ты куда идешь, медведь?

— В город елку присмотреть.

— А зачем тебе она?

— Новый год встречать пора.

— Где поставишь ты ее?

— В дом возьму к себе, в жилье.

— Что ж не вырубил в лесу?

— Жалко, лучше принесу.

Высотская О. Весна

— Ну, весна, как дела? — У меня уборка.

— Для чего тебе метла? — Снег смести с пригорка.

— Для чего тебе ручьи? — Мусор смыть с дорожек.

— Для чего тебе лучи?

— Для уборки тоже.

Все немного просушу –

Вас на праздник приглашу.

Волк и лиса

Серый волк в густом лесу встретил рыжую лису.

— Лизавета, здравствуй!

— Как дела, Зубастый?

— Ничего идут дела, голова еще цела.

— Где ты был?

— На рынке.

— Что купил?

— Свининки.

— Сколько взяли?

— Шерсти клок, ободрали правый бок, хвост отгрызли в драке…

— Кто отгрыз?

— Собаки.

— Жив ли, милый куманек?

— Еле ноги уволок.

— Как твои, лиса, дела?

— На базаре я была.

— Что ты там видала?

— Уток я считала.

— Сколько было?

— Семь с восьмой.

— Сколько стало?

— Ни одной.

— Где же эти утки?

— У меня в желудке.

Чарушин Е., Шумская Е. Трус

Зайку спрашивает ёж:

— Что ты, заинька, ревешь?

— Очень я перепугался,

С диким зверем повстречался.

Он зеленый, пучеглазый,

Не видал таких ни разу.

— Здравствуй, киса! Как дела?

Что же ты от нас ушла?

— Не могу я с вами жить,

Хвостик негде положить.

Ходите, зеваете,… на хвостик наступаете.

Орлова В. Ты скажи мне, реченька…

— Ты скажи мне,

Реченька лесная,

Отчего ты

Звонкая такая?

— Утором надо мной

Поет синичка –

Оттого и звонкая

Водичка!

— Ты скажи мне,

Реченька лесная,

Отчего ты чистая

Такая?

— Чистым голоском

Поет синичка –

Оттого и чистая

Водичка!

— Ты скажи мне,

Реченька лесная,

Отчего ты

Синяя такая?

— В родничке

Купается синичка –

Оттого и синяя

Водичка!

Чешская народная песенка «Разговор лягушек» в переводе С. Маршака

— Кума, ты к нам?

— К вам, к вам,

К вам, к вам!

К воде скачу,

Ловить хочу.

— Кого, кого, кума?

— Рака, карпа и сома.

— Как поймаешь, дашь ли нам?

— Как не дать? Конечно, дам!

Викторова В. Бычок-новичок

Вышел бычок на лужок.

Козочку встретил бычок.

— Здравствуйте, я – бычок,

Я на лугу новичок.

Вы покажите скорей

Где здесь трава повкусней.

— Ме-е, – скажу я в ответ, –

Травки невкусной нет.

Травка всегда хороша,

Если жевать не спеша.

Мошковская Э. Уши

— Доктор, доктор,

Как мне быть?

Уши мыть

Или не мыть?

Если мыть,

То как нам быть?

Часто мыть

Или пореже?

Отвечает доктор:

— Еже..!

Отвечает доктор гневно:

— Еже… еже… ежедневно!!

Почемучки

— Почему колючий еж так на елочку похож?

— Потому, что еж иголки одолжил у нашей елки.

— Почему за белкой хвост растянулся во весь рост?

— Для того чтоб белка эта полетела как ракета.

— Почему повсюду крот роет свой подземный ход?

— Знать, на свете для крота всего милее темнота.

—Почему же у бобров нет ни пил, ни топоров?

— Не нужны им топоры, зубы у бобров остры.

— Почему лишь носорог на носу растит свой рог?

— Чтобы, нос, украсив рогом называться носорогом.

Лис и мышонок

— Мышонок, мышонок, отчего у тебя нос грязный? — Землю копал.

— Для чего копал? — Норку делал.

— Для чего норку делал? — От тебя, лис, прятаться.

— Мышонок, я тебя подстерегу. — А у меня в норке спаленка.

— Кушать захочешь, вылезешь. — У меня в норке кладовочка.

— Мышонок, мышонок, я ведь твою норку разорю.

— А я от тебя в отнорочек – и был таков.

Сорока и медведь

Медведь медленно вылезает из берлоги (ребенок встает со своего стульчика), потягивается, зевает, трет глаза, смотрит по сторонам. Замечает Сороку, медленно идет к ней.

Сорока легко слетает с дерева (ребенок спрыгивает со своего стульчика), летит к Медведю, плавно размахивая крыльями.

Сорока (склонив голову на бок). Ау, Медведь, ты утром что делаешь?

Медведь (медленно поводит в стороны головой). Я-то? (остановился, задумался) Да ем!

Сорока (удивленно моргнув). А днем?

Медведь (делает те же движения головой). И днем ем.

Сорока (подпрыгнув от удивления). А вечером?

Медведь (махнув лапой). И вечером ем.

Сорока (от удивления округлив глаза). А ночью?

Медведь. И ночью ем.

Сорока. А когда же ты не ешь?

Медведь. Да когда сыт бываю!

Сорока (удивленно взмахивает крыльями). А когда ты сыт бываешь?

Медведь (медленно разводит лапы в стороны). Да никогда. (Отрицательно машет головой.)

— Жук, жук, пожужжи. Где ты прячешься, скажи.

— Жу-жу-жу, жу-жу-жу. Я на дереве сижу.

— Жук, жук, пожужжи. Надо мною покружи.

— Жу-жу-жу, жу-жу-жу. Я летаю и жужжу.

— Давай будем одеваться…— Я сама! Я сама!

— Пойдем, будем умываться…— Я сама! Я сама!

— Ну, идем, хоть причешу я…— Я сама! Я сама!

— Ну, давай, хоть накормлю я…— Я сама! Я сама!

Утро

— Просыпайся» — Просыпаюсь!

— Поднимайся! — Поднимаюсь!

— Умывайся! — Умываюсь!

— Обливайся! — Обливаюсь!

— Вытирайся! — Вытираюсь!

— Одевайся! — Собираюсь!

— И прощайся! — И прощаюсь!

— Ну-ка, зайка, поскачи-поскачи!

— Отчего не поскакать, поскачу!

— Лапкой, зайка, постучи-постучи!

— Отчего не постучать? Постучу!

— Ты на травку упади-упади!

— Отчего же не упасть – упаду.

— Полежи и отдохни-отдохни!

— Если надо отдохнуть – отдохну.

Маршак С. Кузнец.

— Эй, кузнец-молодец!

Расковался жеребец.

Ты подкуй его опять.

— Отчего не подковать?

Вот гвоздь, вот подкова.

Раз, два! И готово!

Английская народная песенка

— Купите лук, зеленый лук,

Петрушку и морковку.

Купите нашу девочку,

Шалунью и плутовку!

— Не нужен нам зеленый лук,

Петрушка и морковка.

Нужна нам только девочка

Шалунья и плутовка.

Гуля-Голубок

— Гуля, сизый голубок!

Сядь на ветку, на дубок!

— Я бы сел, да совушка,

Нечесана головушка,

Там глазками – луп-луп!

А ножками – туп-туп!

На дубок я не хочу,

Я за речку полечу –

Во зеленую долину,

На веселую рябину.

Шевчук И. Подарок

На день рожденья Кактусу

Подарок подарили.

И поздравленья Кактусу

Любезно говорили:

— Примите, милый Кактус,

От нас сегодня в дар

Прекрасный-распрекрасный

Большой воздушный … БАХ!!!

Маршак С. Усатый-полосатый (отрывок)

Стала девочка учить котенка говорить:

— Котик, скажи: мя-чик.

А он говорит: «Мяу!»

— Скажи: ло-шадь.

А он говорит: «Мяу!»

— Скажи: э-лек-три-че-ство.

А он говорит: «мяу-мяу!»

Все «мяу» да «мяу».

Котауси и Мауси в обработке К. Чуковского

Воспитатель: Прибежала Котауси к Мауси

И замахала хвостауси:

Котауси: Ах, Мауси, Мауси, Мауси,

Подойди ко мне, милая Мауси!

Я спою тебе песенку, Мауси

Чудесную песенку, Мауси.

Воспитатель: Но ответила умная Мауси:

Мауси: Ты меня же обманешь, Котауси!

Все дети: Так ответила умная Мауси –

И скорее бегом от Котауси.

Брехт Б. Зимний разговор через форточку

— Я – маленький воробей.

Я гибну, дети, спасите…

Я летом всегда подавал сигнал,

Чтоб сторож ворон с огорода гнал.

Пожалуйста, помогите!

— Сюда, воробей, сюда!

Вот тебе, друг, еда.

Благодарим за работу!

— Я – дятел, пестрый такой.

Я гибну, дети, спасите…

Все лето я клювом стволы долбил,

Тьму вредных букашек поистребил.

Пожалуйста, помогите!

— Сюда, наш дятел, сюда!

Вот тебе, друг, еда.

Благодарим за работу!

— Я – иволга. Иволга я.

Я гибну, дети, спасите…

Ведь это я в прошедшем году –

Чуть сумерки – пела в ближнем саду,

Пожалуйста, помогите!

— Сюда, певунья, сюда!

Вот тебе, друг, еда. Благодарим за работу!

Бычок-новичок (по мотивам стихотворения В. Викторова)

— С добрым утром, я бычок

На лугу я новичок.

Покажите мне скорей

Где трава здесь повкусней!

— Ме-е, хочу сказать в ответ

Невкусной травки вовсе нет

Травка всюду хороша,

Если жевать ее, не спеша.

Ушинский К. Не ладно скроен да крепко сшит

Беленький, гладенький зайчик ежу:

— Какое у тебя, братец, некрасивое, колючее платье!

— Правда, – отвечает еж, – но мои колючки спасают меня от зубов собаки и волка. Служит ли тебе так же твоя хорошенькая шкурка?

Зайчик вместо ответа только вздохнул.

Разговор зайца и лисы

— Надо мне, косой, побеседовать с тобой!

— Не могу, лиса, прости, надо мне себя спасти.

— От кого себя спасать? Здесь, в лесу густом, мы с тобой стоим вдвоем!

— От твоих, лиса, зубов, от твоих, лиса, усов, от хвоста и лисьих глаз. Веры нет к лисе у нас.

Сорока и заяц

Сорока. Вот бы тебе, Заяц, да лисьи зубы!

Заяц. Э-э, Сорока, все равно плохо…

Сорока. Вот бы тебе, Серый, да волчьи ноги!

Заяц. Э-э, Сорока, невелико счастье…

Сорока. Вот бы тебе, косой, рысьи когти!

Заяц. Э-э, Сорока, что мне клыки да когти? Душа у меня все равно заячья…

Черных Ю. Кто пасется на лугу?

— Далеко, далеко на лугу пасутся ко…

— Кони?

— Нет, не кони!

— Далеко, далеко на лугу пасутся ко…

— Козы?

— Нет, не козы!

— Далеко, далеко на лугу пасутся ко…

— Коровы?

— Правильно, коровы.

Пейте, дети, молоко –

Будете здоровы.

Берлова А. Лягушонок

Лягушонок чуть не плачет

За советом к маме скачет

— Я в воде, как рыбка, плыл,

Головастиком я был

А теперь нигде в пруду

Я свой хвостик не найду.

Рассмеялась тут Квакушка, говорит:

— Ты стал лягушкой,

Поменял ты хвост на лапы

Можешь прыгать вместе с папой.

Перчатки. Английская песенка в переводе Л. Родина

Ведущий. Шалунишки-котятки потеряли перчатки

И не смеют взойти на порог.

— Мама, мама, прости! Мы не можем найти,

Куда подевались перчатки!

— Не найдете перчатки, так и знайте, котятки,

Я не стану готовить пирог!

Мяу-мяу пирог, мяу-мяу пирог,

Я не стану готовить пирог!

Ведущий. Испугались котятки, отыскали перчатки

И к маме бегут со всех ног.

— Мама, мама, открой и пусти нас домой!

Мы нашли на дороге перчатки!

— Отыскали перчатки? Золотые котятки!

Получайте за это пирог!

Мяу-мяу пирог, мяу-мяу пирог,

Получайте за это пирог!

Ведущий. Натянули котятки на лапки перчатки

И съели до крошки пирог.

— Ай, мамочка, ай! Ты нас не ругай,

Но грязными стали перчатки!

— Грязнульки-котятки! Снимайте перчатки!

Я вас посажу под замок!

Мяу-мяу под замок, мяу-мяу под замок,

Я вас посажу под замок!

Ведущий. Стирают котятки в корыте перчатки.

— Ах, как это трудно – стирать!

Все три, три и три… – Ой, мама, смотри!

Уже отстирались перчатки!

— Отмыли перчатки? За это, котятки,

Я вас отпущу погулять!

Мяу-мяу погулять, мяу-мяу погулять,

Опять отпущу погулять!

Знакомство

Заяц: Разрешите познакомиться, Заяц.

Я зверек лесной,

Стою, как столбик, под сосной

И стою среди травы –

Уши больше головы.

Крот: Очень приятно, я – Крот.

Я, друзья, подземный житель,

Землекоп я и строитель

Землю рою, рою, рою

Коридоры всюду строю.

Бобры: Мы – бобры, мы – лесорубы

В серебристо-бурых шубах.

Из деревьев, веток, глины

Строим прочные плотины.

Еж: Я – еж. Недотрогой, весь в иголках,

Я живу в норе под елкой,

Хоть открыты настежь двери

Но ко мне не ходят звери.

Комар: Разрешите представиться:

Я – не зверь, не птица,

Носок, как спица.

Лечу – кричу,

Сяду – молчу!

Божья коровка: Я – пятнистая букашка,

Если в руки попаду –

Притворюсь больною тяжко

В обморок я упаду.

Стрекоза: На луговой клеверок

Опущусь, как вертолет –

Золотистые глаза!

Отгадайте, кто же я?

Гриб: Под сосною, у дорожки

Я стою среди травы.

Ножка есть, но нет сапожка

Шляпка есть – нет головы.

Земляника: Я – капелька лета,

На тоненькой ножке,

Плетут для меня кузовки и лукошки

Кто любит меня –

Тот и рад поклониться,

А имя дала мне

Родная землица.

Одуванчик: Белым шариком пушистым

Я красуюсь в поле чистом.

Дунул легкий ветерок –

И остался стебелек.

Иван-чай: Я – хорошая трава – красная голова,

И медку подарю, и чайку заварю.

Благинина Е. Мороз

— Морозы жестокие в этом году!

Тревожно за яблоньки в нашем саду!

— Тревожно за Жучку: в ее конуре

Такой же морозище, как на дворе.

— Но больше всего беспокойно за птиц –

За наших воробышков, галок, синиц.

— У нас приготовлено все для зимы:

Рогожей укутаем яблоньки мы.

— Побольше сенца в конуру принесем,

Беднягу дворнягу от стужи спасем.

— Но птицы! Как холодно в воздухе им!

Поможем ли мы беззащитным таким?

— Поможем! Их надо кормить, и тогда

Им будет легко пережить холода.

Ушинский К.Д. Спор животных

Лошадь: Хозяин меня больше любит. Я ему соху и борону таскаю, дрова из лесу вожу, сам он на мне в город ездит; пропал бы он без меня совсем.

Корова: Нет, хозяин любит больше меня. Я всю его семью молоком кормлю.

Собака: А я его добро стерегу.

Хозяин: Перестаньте спорить по пустому. Все вы мне нужны, и каждый из вас хорош на своем месте.

Уж и лягушка. Э. Шим

— Глупый уж, старый уж, давай в догонялки играть!

— Удирай квакушка, пока цела.

— А я не боюсь, я не боюсь! У меня четыре лапки, а у тебя ни одной нет. Разве догонишь?

— Еще как догоню-то. С пенька соскользну, в траве прошмыгну, вмиг ухвачу.

— А я от тебя в воду – и была такова!

— И в воде не скроешься. Я с берега нырну, хвостом вильну, настигну.

— А чего же тогда играть не хочешь?

— Уже досыта наигрался. Две лягушки-хвастунишки в моем пузечке.

Как галка воробья вылечила

— Дома ль кум-воробей?

— Дома.

— Что ты делаешь?

— Болен, лежу.

— Что у тебя болит?

— Болят плечики.

— Как же тебе помочь?

— Не знаю, кумушка, не знаю, голубушка.

— А я придумала. Кум-воробей, отгадай три загадки и будешь здоров. Согласен?

— Согласен.

— Слушай первую загадку:

Выпал снег, но эта птица вовсе снега не боится.

Эту птицу мы зовем красногрудым …

— Снегирем.

— Правильно. Ну что, легче тебе?

— Полегче, кумушка, полегче, голубушка.

— Слушай вторую загадку.

Вертится, стрекочет, весь день хлопочет. Кто это?

— Это сорока. Сегодня ко мне приходила.

— Правильно. Лучше тебе, кум-воробей?

— Лучше, кумушка, лучше, голубушка.

— Слушай третью загадку.

Непоседа пестрая, птица длиннохвостая,

Птица говорливая, самая болтливая.

— Это кукушка.

— Правильно, кум-воробей. Здоров ли?

— Здоров, здоров. Спасибо тебе, кумушка, спасибо, голубушка.

Ведущий: И полетели воробей с галкой.

Игра-драматизация «Как Дед Мороз парад принимал»

Ведущий: Пришел Дед Мороз в лес, сел на пенек и стал ждать, когда к нему звери придут на проверку. Вот подошел к нему медведь (ребенок, изображающий медведя, идет неуклюже, рычит).

Дед Мороз: Ты почему так тяжело ступаешь?

Медведь: Смилуйся, батюшка Мороз, мы ведь сроду косолапые, вот и ходим вразвалку.

Дед Мороз: Ну-ка покажи свою шубу. Хорошо ли к зиме подготовился?

Медведь: Хорошо, дедушка, меду, малины много съел за лето и берлогу выбрал теплую.

Дед Мороз: Ну, ступай себе, да чтоб зимой я вас больше не видел. Спите до весны.

Медведь: До свиданья, дедушка.

Ведущий: Появилась перед Дедом морозом лиса, все с танцами да ужимками, веселая да хитрая.

Лиса: Здравствуй, Дед Мороз!

Дед Мороз: Покажи хвост, Рыжая, достаточно ли он пушист?

Лиса: Да уж хвост, чудо как хорошо! Что пушистостью, что цветом. Не обижаюсь.

Дед Мороз: Да ты в лесу лишнего не натворишь? Хитра очень. Ступай себе, плясунья.

Ведущий: Прошел мимо Деда Мороза и колючий еж.

Дед Мороз: Хороша ли норка у тебя, еж?

Ёж: Хороша, дедушка.

Дед Мороз: Ну, беги, хлопотун-работяга, да спи до весны.

Ведущий: Тут белка спрыгнула с веточки, словно огонек, промелькнула.

Дед Мороз: Молодец, хозяйственная ты у меня.

Белка: А как же не хлопотать, у меня ведь детки, их надо кормить, поить.

Дед Мороз: Ну, скачи. А где же зайчишка?

Заяц: Да вот я, дедушка.

Дед Мороз: Ах, заяц, тебя и не видно на белом снегу. Хороша шуба

Заяц: Она меня и от холода, и от врагов спасает.

Дед Мороз: Молодец, тобой я тоже доволен. Вот и кончился парад. В лесу порядок, пора и вьюге завывать.

Мотылек. Л. Модзалевский

— Расскажи, мотылек,

Чем живешь ты, дружок?

Как тебе не устать

День-деньской все порхать?

— Я живу средь лугов,

В блеске летнего дня,

Ароматы цветов –

Вот пища моя!

— Но короток твой век –

Он не доле и дня;

— Будь же добр, человек

И не трогай меня!

Цыпленок. А. Благинина

— Не хочу один клевать я!

Пусть скорей приходят братья!

— Где ж они?

— Под старой липой

— Как зовут их?

— Цыпа-цыпа.

Солнышко на память (по М. Пляцковскому)

Козленок. Давай прощаться, цыпленок, я уезжаю.

Цыпленок. А куда ты уезжаешь?

Козленок. К бабушке в деревню. На все летние месяцы. Смотри не забывай меня. А эту книжку с картинками я дарю тебе на память, будешь читать, и время пролетит незаметно.

Цыпленок. Ладно, только я не знал, что ты уезжаешь, и никакого подарка тебе не приготовил. Что же тебе подарить, козленок? Я дарю тебе на память солнышко.

Козленок. Солнышко?!

Цыпленок. Солнышко, обыкновенное, ты посмотришь в деревне на солнышко и меня вспомнишь.

Длинная шея.

Поросенок (жирафу). Давай меняться шеями! Я тебе свою отдам, а ты мне свою.

Жираф. А зачем тебе моя шея?

Поросенок. Пригодится… С длинной шеей в кино с любого места видно.

Жираф. А еще зачем?

Поросенок. А еще яблоки на высоких деревьях доставать можно.

Жираф. Э-э-э, нет. Такая замечательная шея мне самому нужна.

Примеры диалогов по русскому языку

Диалоги бабушки и внуков, примеры для школьников

Диалог администратора гостиницы с клиентом на русском 3 варианта

Диалог на русском «В гостинице. Бронирование номера» 2 варианта

Диалог на тему «Город»

Детский диалог

Диалог на тему «Экология»

Диалог на тему «Фильм»

Диалог на тему «Компьютер»

Диалог на тему «Работа»

Диалог на тему «Мой город»

Диалог на тему «Казахстан»

Диалог на деловую тему «Собеседование»

Диалог на тему «Книги»

Диалог на тему «Ресторан»

Диалог на тему «Семья»

Диалог на тему «Одежда»

Диалог на тему «Здоровье»

Диалог на тему «Еда»

Диалог на русском языке на тему «Мода»

Диалог с вежливыми словами: «Просьба о помощи»

Полилог: пример. «Новое знакомство»

Готовый диалог на свободную тему «У врача»

Диалог по русскому языку «В аптеке»

Диалог на тему «Спорт» по русскому языку

Диалог на русском языке «Встреча друзей»

Диалог по русскому языку на тему «Культура общения»

Диалог на русском языке «Будущая профессия»

Диалог на русском языке «В библиотеке»

Готовые диалоги по русскому языку «Летние каникулы», примеры диалогов

Примеры диалогов по русскому на тему «Природа», «Берегите природу»

Примеры диалогов по русскому языку на тему «За завтраком»

Примеры готовых диалогов по русскому языку на тему «Покупки», «В магазине»

Как составить диалог по русскому языку

Диалог – это разновидность прямой речи, которая имеет свои специфические особенности:

1. При диалоге происходит обмен информации между двумя (собственно диалог) несколько (полилог) учасниками разговора.

2. Каждое высказывание участника диалога называется репликой.

3. Участники диалога по очереди обмениваются репликами в форме вопрос/ответ, утверждение/отрицание, утверждение/уточнение.

4. Чаще всего на письме каждая реплика пишется с новой строчки, перед ней ставится тире.

5. Язык драматических произведений является диалогом (полилогом), перед репликами ставится еще имя действующего лица, которому она принадлежит.

6. Граматической особенностью диалогов является употребление неполных предложений, ведь большая часть информации известна участникам разговора из предыдущих реплик, обстоятельств разговора и внеречевой ситуации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *