Картины о богатырях

Жизнь — театр

Ну, коли у нас была тема о богатырях русских Былинные русские богатыри и Кто есть кто в былинном мире, то давайте пройдёмся и по полотнам, посвященным им.

В. М. Васнецов. «Витязь на распутье» (1882, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург)

М. Авилов «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле»В.М. Васнецов. Бой скифов со славянами.1881.

Русский музей.Баян. 1910, Холст, масло. Государственный Русский музей.Баян. 1880, Эскиз, Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево»»После побоища Игоря Святославича с половцами», (1880, Государственная Третьяковская галерея, Москва).»Богатырский скок». Виктор Васнецов. 1914. К слову, полотно Виктора Васнецова «Богатырь» из знаменитой серии о русских богатырях ушло за 1,1 млн фунтов (1,71 млн долларов) на аукционе Крисби, где выставили картину – это новый ценовой рекорд для картин Васнецова. Эксперты полагали, что полотно уйдет за 300-500 тысяч фунтов. Купил кто-то из россиян.
Е. П. Шитиков. «Илья Муромец». 1981 г.
Картина «Илья Муромец» Николая Рериха
Рисунок Илья Муромец Константина ВасильеваКонстантин Васильев. Илья Муромец сердится, 1974 г. ( находится в музее г.Коломны)Голь кабацкая. Константин ВасильевВаснецов «Богатыри на конях» (1896)
Илья Муромец в немощи Андрей Клименко
Святогор — Картина, 1993 — Виктор Слободчиков
К.А.Васильев «Дар Святогора»
Иван Васильевич Симаков. «Русский богатырь Святогор тянет суму переметную».
Б.М.Ольшанский. Путники и Святогор.
Б.М.Ольшанский. Иван — вдовий сын. 2004 г.
Б.М.Ольшанский. Ночь воина. 1999 г.
Б.М.Ольшанский. Поход Вольги. 1993 г.
Б.М.Ольшанский. Предание о Святославе. 1996 г.
Б.М.Ольшанский. Слово о полку Игореве. 1993 г.
Б.М.Ольшанский. Славянская быль. 1997 г.
Б.М.Ольшанский. Щит на вратах Царьграда. Б.М. Ольшанский Тени забытых предковБ.М.Ольшанский. Рождение воина. 1997.Благословение ратника, автор Шишкин Андрей.Шишкин Андрей. ВикингВладимир Храбрый, автор Шишкин Андрей. Бус Белояр, автор Шишкин Андрей. Последний защитник, автор Шишкин Андрей. Евпатий Коловрат, автор Шишкин Андрей. Хранители земли русской, автор Шишкин Андрей. Русское поле. Шишкин Андрей.В.М. Васнецов. Вещий Олег. Шилов. Илья Муромец. В. Мальчевский. Бой богатыря с головой. Н.М. Кочергин. Боганд. Бой Руслана с головой. Н.М. Кочергин
К. Васильев. На Калиновом мосту. 1974 г. (музей г. Коломна)

Добрыня Никитич. Станислав Москвитин.

А. П. Рябушкин.Микула Селянинович 1895,
Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», бумага, акварель, гр. карандаш
А. П. Рябушкин. Святогор. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год
Бумага, гр. карандаш
А. П. Рябушкин. Чурила Пленкович — Богатырь заезжий. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 годА. П. Рябушкин. Илья Муромец. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год
бумага, акварель, гр. карандаш
Илья Муромец. А. П. Рябушкин. Эскиз к серии рисунков «Русские былинные богатыри»
бумага, акварель
А. П. Рябушкин. Добрыня Никитич. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год
бумага, акварель, гр. карандашА. П. Рябушкин. Алеша Попович. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год
бумага, акварель, гр. карандашА. П. Рябушкин. Вольга Всеславьевич. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год, бумага, акварель, гр. карандаш
А. П. Рябушкин. Садко, богатый новгородский гость. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год, бумага, граф. карандаш
Богатырь 1893, бумага, акварель, гр. карандаш, белила. Пермская государственная художественная галереяА. П. Рябушкин. Василий Буслаев. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри», 1895 год
бумага, акварель, гр. карандашМихаил Врубель. Богатырь. 1898.Павел Рыженко. Победа ПересветаПавел Рыженко. Молитва ПересветаПавел Рыженко. Герой Куликовской битвы. Павел Рыженко. Куликовская битваПавел Рыженко. Андрей ОслябяПавел Рыженко. Битва на КалкеПавел Рыженко. Битва на Калке(дипломная работа)Павел Рыженко.Триптих «Солнце земли Русской». Невская битва.Владимир Киреев. Князь Святослав.Владимир Киреев. Князь Святослав.

Русские былинные женщины-богатырши

Девицы-поляницы

Слово “поляница” произошло от глагола “поляковать”, что означает ездить в поле и бороться с воинами. Женщины-воительницы — умелые наездницы, отлично стреляют из лука и в бою не уступают мужчинам. Только победив в честном сражении поляницу, воин-богатырь мог взять её в жёны.

Исследователи спорят об истинном происхождении дев-воительниц. Несмотря на то что само слова “поляница” славянское, существуют различные гипотезы, откуда в русских былинах могли появиться богатырши. Так, филолог-русист Д.М. Балашов пишет, что “Это — степные наездницы и вместе с тем, после сражения с героем, — жёны богатырей. Допустить их корневое славянское происхождение едва ли возможно, этому противоречит факт упорной, постоянной борьбы с ними русских героев, хотя нарицательное имя этих наездниц — „поляницы“ — славянское. По-видимому, надо признать женщин-поляниц сарматскими конными воительницами, а наличие славянского названия их означает, что представления о поляницах утвердились в эпическом творчестве до появления в русском языке тюркского слова „богатырь“, название женщин-воительниц не изменилось, ибо из живого бытия они уже исчезли”.

Кто же из поляниц наиболее известен и какова их девичье-боевая история?

Настасья Окульевна

Настасья Окульевна — сестра вероломного царя из сказания о богатыре Михайло Потыке.

Михайло Иванович Потык, или Поток — красавец и змееборец. Был женат Михайло на Марье Лебеди белой. Но судьба этой пары в разных сказаниях разная — в некоторых былинах звали жену не Марья, а Авдотья, и была она верная мужу всю свою жизнь. А в некоторых сказаниях жена носила имя Марья и была хитра, неверна и вероломна. Именно в последнем варианте и встречается герою поляница Настасья Окульевна.

Изображение с сайта

Пока богатырь нёс службу и боролся с врагами, защищая Русь-матушку, его жена стала возлюбленной царя. Покинула супруга своего мужа, да убегая, оставила для своего Михайло опасные и хитрые ловушки. Богатырь стремился догнать беглянку и страдал от коварства своей жены: вкушал сонное зелье, падал в глубокую яму и даже был обращён в горюч-камень. Опоив своего мужа, неверная супруга хотела, чтобы царь убил Михайло сонным, однако владыка отказался от такого подлого поступка. Тогда Марья распяла мужа на каменной стене, забив четыре гвоздя в его тело, и оставила умирать. Тут-то и нашла истекающего кровью богатыря сестра царя — Настасья Окульевна. Девица спасает богатыря, предварительно заручившись тем, что он возьмёт её замуж:

Как этая Настасья тут Окульевна

Скорым‑скоро бежала в кузницу,

Взимала она клещи там железные,

Отдирала от стены городовыи

А молода Михайлушку Потыка,

Взимала там она с тюрьмы грешника,

На место да прибила на стену городовую,

Где висел Михайлушка Потык тот,

А утащила тут Михайлушку Потыка

В особой‑то покой да в потайныи.

Как взяла она снадобей здравыих,

Скорым‑скоро излечила тут Михайлушку.

Излечив богатыря, снабдила Настасья Михайло латами, кольчугой, саблею и палицей да добрым конём. Прибыл Потык в царские палаты, а жена его снова попыталась обмануть и опоить отравленным вином. Да только Настасья Окульевна не позволила этого сделать — оттолкнула чарку от руки богатыря. Понял тогда Михайло истинную сущность своей жены и “ отсек‑то Марье буйну голову”, а потом и царя лишил головы.

Как скоро взял Настасью Окульевну,

А взял он ведь ю за себя замуж;

Пошли оны во церковь во Божию,

Как приняли оны тут златы венцы.

Придался тут Михайлушко на царство‑то,

А стал‑то тут Михайлушко царить‑то‑жить

А лучше‑то он старого да лучше прежнего.

Большая книга славянских мифов Купить

Настасья Королевична

Настасья Королевична — жена русского богатыря Дуная Ивановича. Отличительной особенностью этой пары богатырей стала их трагическая история любви.

Богатырь Дунай по приказу князя Владимира отправился в Литву сватать для него королевну Опраксью. Отец королевны, король Данила Манойлович, не захотел отдавать свою дочь, да только богатыри решили без невесты не возвращаться. Спросил Дунай у Опраксьи, хочет ли замуж она за Владимира — и, о чудо, оказалось, что девица об этом мечтает уже три года. Собрался богатырь, взял с собой королевичну и уехал. Да только обо всём этом “ладном сговоре” не знала сестра Опраксьи — Настасья — гордая поляница, и поспешила воительница спасать девицу от насильной свадьбы:

Она ехала в погоню по чисту полю,

А скакала на кони богатырскоём

Да по славну роздолью чисту полю;

По целой версты конь поскакивал,

По колен он в земелюшку угрязывал,

Он с земелюшки ножки выхватывал,

По сенной купны он земелики вывертывал,

За три выстрелы камешки откидывал.

Не путём она едет, не дороженкой,

Она ехала роздольицем чистым полем.

Богатырь, желая защитить княжескую “невесту-добычу”, вступил в бой с поляницей. И, как водилось и в других сказаниях, поединок этот закончился предложением руки и сердца, которое приняла храбрая поляница.

Сыграли в Киеве две свадьбы сразу:

Во божьей церквы повенчалися,

Принимали-то оны золоты венцы,

Они заповедь великую покладали:

А что жить-то им быть, век коротати.

После свадьбы стал Дунай хвалиться своей силой да ловкостью, мол нет сильнее да лучше его на белом свете. Слушала его жена, слушала и возразила:

— Свет ты здержавушка любимая,

Тихия Дунаюшко Иванович!

А нечем-то ведь я да не хуже тобя:

Сила моя есть побольше твоей,

А ухваточка моя удалее тобя.

Не понравились такие речи богатырю и предложил он жене своей побороться. Должны были супруги разойтись в разные стороны и стрелять из лука в серебряное кольцо на голове друг у друга. Выстрелила Настасья трижды в мужа — и все три раза стрела её попала точно в колечко. Настала теперь очередь мужа, да только чувствует поляница, что добром это не кончится:

— Ай же тихия Дунаюшко Иванович,

Ты меня прости во женской глупости.

А и по поясу вкопай меня в сыру землю,

А ‘ще бей-ко ты меня да и по нагу телу,

А прости меня во глупости во женскою,

Не стреляй-ко ты из луку из розрывчата,

Не спущай-ко стрелочки каленыя

По тому ты по острёю по ножовому

Да и во то колечко во серебряно.

А и теперь-то ты, Дунаюшко, хмельнёшенек,

А и теперь, Дунаюшко, пьянешенек,

А убьешь меня ту, молоду жену,

А и ты сделать две головки безповинныих.

У меня с тобой во чреве есть чадо посеяно.

Но не стал слушать муж речи супруги и пустил свою стрелу. Попала стрела прямо в грудь Настасье. Понял Дунай, что наделал, да поздно уже было — убил он не только жену свою молодую, но и ребёнка, которого она под сердцем носила:

Становил-то он свою да саблю вострую,

Говорил Дунай да таковы слова:

— Наперед-то протекла река Настасьина,

А другая протеки река Дунаева!

И зарубил себя саблей богатырь. А от крови его протекла река Дунай, а от крови Настасьи Королевичны — река Непра.

Дочь Ильи Муромца

Дочь Ильи Муромца — безымянная поляница, посягнувшая на жизнь своего отца, упоминается в былине “Илья Муромец и дочь его”.

Стояли двенадцать святорусских богатырей на московской заставе, хораняли они землю русскую. Никто не смел подъехать к ним, ворон мимо не пролетал, волк мимо не пробегал. Как вдруг появилась неизвестная дева-поляница:

Едет поляничища удалая,

Ай уда́ла поляничища великая,

Конь под нёю как сильня́ гора,

Поляница на кони будто́ сенна́ копна,

У ней шапочка надета на головушку

Ай пушистая сама завесиста,

Спереду-то не видать личка́ румяного

И сзаду́ не видеть шеи белоей.

Ёна ехала собака, насмеялася,

Не сказала божьёй помочи бога́тырям,

Ена едет прямоезжею дорожкой к стольнё-Киеву.

Решили богатыри подъехать к полянице да бороться с ней, силушку свою испробовать. Подъехал было к девице Алёша Григорьевич — да испугался и не стал бороться. Подъехал было к воительнице Добрыня Никитич — да тоже испугался и не испробовал силушку богатырскую. Тем временем загадочная поляница ведёт себя очень дерзко:

Ёна едет-то ко городу ко Киеву,

Ёна кличет-выкликает поединщика,

Супротив собя да супротивника,

Из чиста́ поля да и наездника,

Поляница говорит да таковы слова:

«Как Владымир князь-от стольнё-киевской

Как не дает мне-ка он да супротивника,

Из чиста́ поля да и наездника,

А й приеду я тогда во славной стольний Киев-град,

Розорю-то славный стольний Киев-град,

А я чернедь мужичков-тых всих повырублю

А божьи церквы я все на дым спущу,

Самому князю Владымиру я голову́ срублю

Со Опраксиёй да с королевичной!

Решает тогда старый казак Илья Муромец, что нужно самому отправляться в поединок с девицей. А поляница храбрая да удалая:

И она ездит поляница по чисту́ полю

На добро́м кони на богатырскоём,

Она шуточки-ты шутит не великии,

Ай кидает она палицу булатнюю

Ай под облаку да под ходячую,

На добро́м кони она да ведь подъезживат,

Ай одною ру́кой палицу подхватыват,

Как пером-то лебединыим поигрыват,

Ай так эту палицу булатнюю покидыват.

Стали богатырь да богарша бится во всю свою силу, да только не смогли друг друга ни ранить, ни с коня скинуть. Начали воины тогда в рукопашную биться. И вот Илья Муромец стал побеждать, занёс он руку над поляницей, но случилось с ним что-то: рука его остановилась и глаза помутились, стал он выспрашивать у воительницы, как звать её и из какой она семьи. Трижды задавал свой вопрос богатырь и лишь на третий раз получил он ответ:

— Есть я родом из земли да из Тальянскою,

У меня есть родна матушка честна́ вдова,

Да честна́ вдова она колачница,

Ко́лачи пекла да тым меня воспи́тала

Ай до полнаго да ведь до возрасту;

Тогда стала я иметь в плечах да силушку великую,

Избирала мне-ка матушка добра́ коня,

Ай добра́ коня да богатырскаго,

И отпустила ме́ня ехать на святую Русь

Поискать соби да родна батюшка,

Поотведать мне да роду племени.

Услышав такие речи, Илья Муромец поднял девицу с земли, начал обнимать и целовать её — оказалось, что служил он три года “у короля тальянского” и жил у честной вдовы, а поляница перед ним — никто иная, как дочь его. Разъехались воины друг от друга, а девица думу думает — оскорбил он и мать её, и саму её, ведь не в законном браке она появилась. Решила дочь убить своего отца-богатыря. Напала она на шатёр, где спал Илья Муромец, начала всё кругом крушить и бить со всей своей богатырской силы. Как очнулся Илья, начал противится своей дочери и убил её. Да не просто убил, а изрубил на части, да скормил серым волкам и чёрным воронам.

Василиса Микулишна

Василиса Микулишна — старшая дочь русского богатыря Микулы Селяниновича, ставшая супругой боярина Ставра Годиновича из Чернигова-града, упоминается в былинах “Про прекрасную Василису Микулишну” и “Ставр Годинович”.

На пиру “у ласкова князя Владимира” боярин “по имени Ставер, сын Годенович” хвалится перед князем своими богатствами. И среди прочих своих драгоценностей называет и собственную жену:

Во третьем терему – молодая жена,

Молодая Василиса, дочь Микулишна.

У ней белое лицо ровно белый снег,

Ягодицы ровно маковицы,

Черные брови черна соболя,

Ясные очи ясна сокола,

Ретивым она сердцем хитра-мудра.

Такие речи не пришлись по сердцу другим боярам да князю, схватили боярина и посадили в земляной погреб, а за прекрасной Василисой послали богатырей Алёшу Поповича и Добрыню Никитича.

Узнав о приключившейся беде, молодая Василиса отстригает свои длинные волосы, переодевается в мужское платье, называет себя “Василий сын Васильевич” и едет в компании всадников в Киев-град. На пути встречаются ей богатыри, которые рассказывают про свою нечестную миссию. Представившись послом Василисы Микулишны, Василий Васильевич заставляет повернуть богатырей обратно и вместе с ними едет к князю Владимиру.

Владимир принимает у себя посла и ничего не подозревает, пока княгиня Апраксия не обращает внимание на то, что перед ним женщина, а не Василий:

— Гой еси, ласковый Владимир-князь!

Это не Василий сын Васильевич,

Эта Василиса ровно дочь Микулишна;

По полу она идет тихошенько,

На лавку садится – коленцы жмет.

Тогда князь Владимир решает проверить личность человека перед ним и испытывает Василису-Василия. Сначала князь приказывает затопить баню для гостя, однако посол успевает помыться до прихода Владимира. Потчует князь своего гостя разными кушаньями, вином и играет с ним в карты, а затем предлагает послу побороться со своими богатырями. Но в бою гость побеждает и Алёшу Поповича, и Добрыню Никитича. Справившись с сильными богатырями, посол требует князя отпустить Ставра из погреба. Сажает Василий-Василиса своего супруга на коня и уезжает с ним обратно во Чернигов-град.

Настасья Микулишна

Настасья Микулишна, или Настасьюшка Никулична — младшая дочь богатыря Микулы Селяниновича, ставшая супругой Добрыни Никитича, упоминается в былинах «Добрыня и змей»; «Женитьба Добрыни»; «Неудавшаяся женитьба Алёши Поповича».

Ехал как-то после трудов своих праведных (после сражения со Змеем Горынычем во имя освобождения Забавы Путятичны) Добрыня Никитич поляковать:

Ехал он не путём, не дорогою,

Нагнал поляницу — богатыршу удалую.

Ударил Добрыня палицей ей в буйну голову,

Поляница назад не оглянется.

Удивился богатырь, решил, что растерял свои силы, поехал к дубу столетнему — на нём силу свою проверить: “Расшиб тот дуб на щепочки”. Вернулся богатырь в поле и снова напал на поляницу, и снова не обернулась она. Поехал тогда Добрыня к другому столетнему дубу, толще предыдущего, и снова разнёс дерево в щепки.

Догнал Добрыня поляницу, богатыршу удалую,

Ударил поляницу булатной палицей,

Да ударил её в буйну голову.

Поляница тут назад приоглянется,

Говорила поляница таковы слова:

— Я думала то комарики покусывают,

А это могучий русский богатырь пощёлкивает.

Хватила она Добрыню за жёлты кудри,

Говорила ему другие слова:

— Ай же ты, удалой добрый молодец!

Хочешь биться со мной — не сносить тебе головы,

А не хочешь биться — давай свадьбу играть,

Стану тебе женою законною.

На том и порешили. Опустил Добрыня свою палицу и поехал вместе с Настасьей Микулишной “ко граду ко Киеву”, где стали супругами законными:

Было тут в Киеве на три дня пирование,

В честь добрыниной свадебки,

В честь возвращенья Забавы Путятичны.

Через некоторое время послал князь Владимир Добрыню Никитича на заставу — нести свою службу, охранять Русь-матушку от вражеских набегов. Долго шла служба, целых двенадцать лет — и всё это время Настасья Микулишна ждала своего супруга. Да только приглянулась поляница другому богатырю — Алёше Поповичу, который начал свататься к воительнице. Спустя шесть лет с момента отъезда Добрыни из дома привёз Алёша Попович весть о смерти богатыря, а ещё через шесть лет приехал вместе с князем и княгиней, чтобы принудить поляницу к браку — «не хотою взяли — неволею».

На счастье Настасьи узнал о грядущей нечестной свадьбе супруг её и успел вовремя воротиться. Воздал по “заслугам” Алёше Поповичу, отвоевал свою жену законную и вернулся в терем белокаменный:

Да и стали жить с Настасьей Микулишной,

Уж и стали жить да лучше прежнего.

Добрыня Никитич картинки. Смотреть фото рисунков богатыря


Павел Ин

Феноменальные способности — Верования

25.04.2015 14:18

Насколько реальным персонажем является Добрыня Никитич?

На эту тему ученые спорят до сих пор. Некоторые утверждают, что рисунки Добрыни Никитича изображают реального человека, ничем не отличающегося от обычных людей. По мнению приверженцев этой теории, богатырь не может быть вымышленным, так как слишком реалистичны его изображения. Ведь ранее сказочных и выдуманных существ люди рисовали необычными, иногда страшными, обязательно с элементами, как бы сейчас сказали, фэнтези.

Другие же уверены, что богатырь – всего лишь собирательный образ. Он вымышленный, никогда не существовал в реальности. Фото картинок Добрыни Никитича показывают нам реального человека потому, что люди того времени верили − среди них есть «поцелованные Богом», благословенные люди, наделенные божьей силой. Господь посылал их защищать Русь от супостатов, которых на тот момент было очень много. Конечно, для победы над многочисленными врагами требовалась недюжинная сила. Вот именно ею и были наделены трое самых известных русских богатырей, одним из которых является Добрыня Никитич.

Виктор Васнецов, нарисовавший картину «Три богатыря», видимо, был приверженцем второй версии и считал, что все персонажи – образы собирательные. Очень интересно то, как именно художник изобразил богатырей; автор хотел донести мысль о том, что Добрыня – представитель среднего возраста. Алеша Попович был молодым, а Илья Муромец – умудренный жизненным опытом, имеющий седины старик.

Именно так люди тех лет видели силу русского народа. В каждом поколении были свои доблестные герои. По одной из версий, таким образом русичи хотели устрашить своих врагов, давая им понять, что среди них всегда были, есть и будут богатыри, сильные не только физически, но и духовно.

Фрагмент картины В.М. Васнецова «Витязи слушают Бояна»

Как видели национальный эпос Васнецов, Билибин, Рерих и другие художники, откуда пошла мода на изображение былинных героев и как менялись богатыри со временем…

В середине XIX века русские былины начали активно публиковать и исследовать. Художественная среда живо отреагировала на этот процесс, и молодые художники стали осваивать богатырскую героику наряду с другими фольклорными сюжетами.

Богатырская эстафета началась в Париже. В 1874 году Илья Репин побывал на первой крупной выставке импрессионистов в мастерской фотографа Надара. Воспитанный передвижниками, художник негодовал: приятная форма вкупе с полным отсутствием смысла. А незадолго до этого Репин задумал картину на сюжет былины о Садко.

Садко. Картина Ильи Репина. 1876 год. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«Сообщаю Вам, под глубочайшим секретом, тему будущей моей картины: Садко — богатый гость на дне морском; водяной царь показывает ему невест. Картина самая фантастичная, от архитектуры до растений и свиты царя». Илья Репин. Из письма музыкальному и художественному критику Владимиру Стасову, 23 декабря 1873 года

Репин несколько раз приглашал к себе в Париж Виктора Васнецова. В 1876 году тот наконец приехал, и Репин написал купца Садко с него, богато украсив картину морской флорой и фауной, которую тщательно изучал в Нормандии и Берлинском аквариуме. По технике вышел совершенный импрессионизм, но идея Репина была глубоко патриотичной. Как Садко предпочитает самым экзотичным невестам неприметную русскую девицу Чернаву в глубине картины, так и он, золотой медалист Академии художеств, отправленный на шесть лет за границу на полном пансионе, сохраняет верность родной культуре.

В том же году Репин безуспешно выставил «Садко» в Парижском салоне. Но соотечественники работу оценили. Картину купил будущий император Александр III, а художнику присвоили звание академика.

Богатыри. Картина Виктора Васнецова. 1881–1898 годы. Третьяковская галерея, Москва

В эти дни в своей парижской мастерской Василий Поленов обсуждал с Васнецовым картину Репина. Учитель Репина Павел Чистяков прислал Поленову письмо, в котором просил передать ученику, что тот слишком сосредоточился на красоте подводного царства и совсем забыл о духе былины, который и должен задавать картине тон. Тогда же в мастерской Поленова Васнецов вспомнил об одном старом наброске и на скорую руку сделал первый красочный эскиз «Богатырей». Правда, серьезно писать картину Васнецов начнет только в 1881-м, а закончит уже в 1898-м.

Параллельно — с начала 1870-х — Васнецов работает над другим былинным сюжетом, вдохновленный прочтением былины «Илья Муромец и разбойники». Несколько лет подряд «Витязь на распутье» не идет дальше черновых набросков, где Васнецов пытается проработать лицо богатыря. Только в 1877 году художник пишет этюд «Воин в шлеме с кольчужкой» со своего брата Аркадия и тогда же завершает первую версию картины. В следующем году она появляется на VI передвижной выставке, затем Васнецов переписывает ее еще раз в 1879 году. Третья, окончательная версия «Витязя» появляется только в 1882-м, Васнецов пишет ее для мецената Саввы Мамонтова.

Илья Муромец в «Витязе» ― почти байронический герой. Настрой Васнецова можно проследить по тому, как меняется ракурс от первых набросков к финальной версии. В эскизах богатырь повернут к зрителю в три четверти, но с каждой версией отворачивается от него все сильнее, и в итоге мы видим только кончик носа и клочок бороды героя. «Витязь» 1882 года удивительно (и, скорее всего, неслучайно) напоминает картины немецкого романтика Каспара Давида Фридриха, который изображал своих героев спиной к зрителю и лицом к стихии, будь то бушующее море, лес или закатное небо. А перед Ильей Муромцем ― роковой камень. И даже распутья в буквальном смысле нет, только поросшее бурьяном поле и голые кости. В лучших традициях романтизма. Надпись на камне взята Васнецовым из текста былины.

Витязь на распутье. Картина Виктора Васнецова. 1882 год. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«На камне написано: „Как пряму ехати — живу не бывати: нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному“. Следуемые далее надписи: „Направу ехати — женату быти; налеву ехати — богату быти“ — на камне не видны, я их спрятал под мох и стер частью. Надписи эти отысканы мною в публичной библиотеке при Вашем любезном содействии». Виктор Васнецов. Из письма Владимиру Стасову, 11 мая 1898 года

Конечно, символическое лишение витязя возможности жениться и разбогатеть ― еще один романтический симптом. Никакого распутья для русского богатыря нет: только вперед, на бой со смертью.

Крестьянин Иван Петров. Этюд Виктора Васнецова для картины «Богатыри». 1883 год. Третьяковская галерея, Москва

В «Богатырях» Васнецова Илья Муромец остается центральной фигурой, но не имеет почти ничего общего с печальным витязем у камня. Романтическая тоска тут остается разве что в пасмурном небе, сулящем трем богатырям опасные испытания. Сам же Илья Муромец становится воплощением жизненной силы и физической мощи и явно превосходит в этом и хмурого Добрыню Никитича по правую руку, и лукавого Алешу Поповича по левую. Неслучайно лицо Ильи Муромца Васнецов пишет с простого владимирского крестьянина Ивана Петрова. Однако похожий, витальный и приземистый воин появляется у Васнецова и задолго до «Богатырей», в акварельном эскизе «Витязь на коне» 1878 года.

Богатырский скок. Картина Виктора Васнецова. 1914 год. Дом-музей В. М. Васнецова, Москва

В 1914 году Васнецов пишет Илью Муромца еще раз — и опять по-новому. Динамичный, напоминающий агитационный плакат «Богатырский скок» представляет богатыря не мощной живой глыбой, а ловким бравым воином, рвущимся в бой. Учитывая, когда написана картина, такая разительная перемена в образе легко объяснима.

Богатырь. Картина Михаила Врубеля. 1898 год. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Одновременно с «Богатырями» свою версию образа Ильи Муромца представляет Михаил Врубель. На контрасте с его приземистым, будто сделанным из камня и глины «мужичищем-деревенщиной» витязи Васнецова выглядят до предела реалистичными.

Пан. Картина Михаила Врубеля. 1899 год. Третьяковская галерея, Москва

Из картин же самого Врубеля «Богатырь» больше всего напоминает написанного в следующем году «Пана»: Илья Муромец такой же лесной, сказочный, курчавый, и даже цветовая гамма обеих картин создает впечатление, будто они принадлежат к одной серии работ, хотя это не так. Пан* — древнее создание родом из древнегреческих мифов, пастух, следящий за стадами священных коз и баранов.

При этом гиперболизация физической силы богатыря стала скорее недостатком картины Врубеля в глазах критиков: «Лошадь у него больше в ширину, чем в длину». Екатерина Ге о картине «Богатырь» Михаила Врубеля

В то же время сам Врубель совсем был не намерен смеяться над Ильей Муромцем: «Сейчас я опять в Абрамцеве, и опять меня обдает, нет, не обдает, а слышится мне та интимная национальная нотка, которую мне так хочется поймать на холсте и в орнаменте. Это музыка цельного человека, не расчлененного отвлечениями упорядоченного, дифференцированного и бледного Запада». Михаил Врубель. Из письма сестре

Иллюстрации к книге «Русские былинные богатыри» бумага, акварель, гр. карандаш

Подобно Врубелю, оригинальный взгляд на русский эпос предложил Андрей Рябушкин . В графической серии «Русские былинные богатыри» художник представил как классические былинные образы, так и менее известных персонажей ― Чурилу Плёнковича и Василия Буслаева. В 1895 году серия была издана книгой и стала уникальным образцом «социологии» богатырей. Рябушкин стремился придать каждому персонажу как можно больше индивидуальных черт: Садко деловито заложил руки за спину, Вольга Всеславьевич притих в ожидании действий врага, Илья Муромец предстает слегка заторможенным силачом. Отсюда и стилистический разнобой серии: Святогор напоминает картины бельгийского символиста Фернана Кнопфа, а Владимир Красное Солнышко с женой ― фаюмские портреты .

Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри»бумага, акварель, гр. карандаш

Но в целом, говоря современным языком, русский эпос в интерпретации Рябушкина предстает русским фэнтези, где есть и богатырь-гном Микула Селянинович, и богатырь-эльф Алеша Попович, и царящий над миром маг Святогор.

Иллюстрации Ивана Билибина (1876 -1942) к былинам, нач. 40-х годов.

Если бы не «Богатыри» Васнецова, мир мог бы потерять художника Ивана Билибина. В конце 1890-х Билибин парллельно занимался живописью и учился на юриста, но после того, как увидел картину на первой персональной выставке Васнецова, решительно уехал в деревню и принялся изучать русскую древность. Богатыри в интерпретации Билибина бывали очень разными.

Художник иллюстрировал былины наряду со сказками, и поэтому, например, его иллюстрации к «Вольге» 1903 года выполнены в жизнерадостной стилистике детских книг с картинками, хотя в них явно прослеживается влияние палехской миниатюры. При этом Билибин мог стилизовать лубок, как на плакате «Пречудный богатырь Бова Королевич» (1911), что, безусловно, оправданно: Бова Королевич известен в первую очередь как лубочный герой.

Пречудный богатырь Бова Королевич. Иллюстрация Ивана Билибина. 1911 год

Самой же оригинальной остается билибинская серия «Богатыри» 1902 года, где лубочные элементы соединяются с визуальным языком французских плакатов в духе ар-нуво. Главная отличительная черта богатырей Билибина ― минимум идеологии.

Билибин И.Я. (серия открыток) «Богатыри».

Противоположный подход был у Николая Рериха. Воспитанный, как и Билибин, на Репине и Васнецове, Рерих считал, что в исследовании древнерусской истории нужно идти еще глубже. Ему было важно отметить, что богатыри не только силачи и патриоты, но и защитники христианской веры (Илья Муромец даже причислен к лику святых). Этот вопрос занимал художников и раньше, но в искусстве непосредственно не отражался. С Рерихом все поменялось. Сам Рерих поначалу не обожествлял богатырей, хотя с юности писал проникновенные былины о возрождении святой Руси.

Садко – Богатый гость (из серии «Богатырский фриз») . 1910 г. Государственный Русский музей. Санкт-Петербург

Так, в 1909–1910 годах он участвовал в оформлении особняка промышленника Филадельфа Бажанова и выполнил для столовой серию «Богатырский фриз», состоящую из восьми панно.

Вольга Святославович (декоративное панно) Серия Богатырский фриз (составлена в 1909-1910) Государственный Русский музей. Санкт-Петербург

Здесь на первом плане — все еще декоративная составляющая, как у Билибина. И представленные в панно сюжеты выглядят достаточно традиционно, хотя Микула Селянинович почему-то вспахивает гору, а лицо богатыря в панно «Витязь» очень напоминает икону.

Кстати, в том же доме Баженова есть майоликовый камин «Микула и Вольга», выполненный по эскизу Врубеля.

М. А. Врубель. Камин «Микула Селянинович и Вольга». Майолика, роспись цветными глазурями. 1898–99. Третьяковская галерея (Москва).

Но чем дальше Рерих углубляется в эзотерику, тем меньше его богатыри похожи на то, что делали предшественники. Ближе ко Второй мировой он снова увлекается былинными героями. Так появляются, к примеру, восточный мудрец Святогор в рассветных Гималаях и азиатская валькирия Настасья Микулична.

Накануне и в годы Великой Отечественной войны Н.К. Рерих создает полотна ярко выраженной патриотической направленности, тематически объединенные в Богатырскую или Героическую серию. Новые богатыри Рериха не просто древние защитники традиционных русских ценностей. Они существуют вне времени и ждут своего часа, чтобы восстать и продемонстрировать остальному миру святорусскую мощь.

ПОБЕДА, картина Николая Рериха. 1942. Дом учёных СО РАН. Россия. Новосибирск

И за Рерихом эту тему подхватит советский художник Константин Васильев и другие поборники мистического русского возрождения во второй половине XX века. Кульминацией богатырской эзотерики Рериха можно назвать картину «Богатыри проснулись» 1940 года.

Богатыри проснулись. Картина Николая Рериха. 1940 год. Академия искусств и культуры им. Бирлы. Кольката (Калькутта), штат Западная Бенгалия, Индия

И никто не объяснит, зачем в русской живописи появились богатыри, лучше, чем Рерих сделал это в статье «Великому народу русскому»:

«Богатыри проснулись“ сейчас пишется. Посвящается великому народу русскому. Когда-то слагали былину „Как перевелись богатыри на Руси“, но тогда же верили, что проснутся они в час сужденный. Выйдут из гор, из пещер и приложатся к строительству народному. Вот и пришел час. Вот народные богатыри город строят.

Илья Муромец встал. Добрыня побывал в Галиче. Микула зачал новую пашню. А Настасья Микулична многих перегнала. По поднебесью летает на страх злым. А зависти-то сколько за морями! За морями — земли великие. Только нам недосуг до них. Свою целину не объехать, свою скрыню не убрать». Николай Рерих. Статья «Великому народу русскому», 24 июня 1940 года 

Доброго времени суток!
Все мы прекрасно знаем имена трех витязей, в последние годы хорошо раскрученных за счет выходов прекрасных рисованных мультфильмов – Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич. Но мало кто знает или помнит, что в былинном эпосе богатырей было больше.
Впервые русские былины были записаны известными учёными XIX века Павлом Николаевичем Рыбниковым (четырехтомник с 200 былинными текстами) и Александром Федоровичем Гильфердингом (318 былин). До их исследований сказания передавались устно — от дедов к внукам, и, в зависимости от деда — с самыми разными дополнениями и деталями.
«Современная наука о богатырях» делит их на две группы: «старшие» и «младшие». «Старшие» – старше, древнее, относятся к дохристианскому периоду, порой являются существами сверхъестественными, оборотнями с неимоверной силой. «Было ль – не было ль», — это как раз про них. Сказания о них переходили из уст в уста, и многие историки вообще считают их мифами или древними славянскими божествами. Так называемые «младшие богатыри» имеют уже вполне человеческий образ, они обладают большой, но уже не титанической, не стихийной силой и почти все живут во времена князя Владимира (980-1015 гг.) В исторических летописях сохранилось многое, указывающее на то, что события, перешедшие в былины, действительно имели место. Богатыри стояли на страже Руси и были ее, говоря современным языком, супер-героями.
Предлагаю познакомиться и вспомнить представителей былинного эпоса в очередном порядке.
Святогор — Богатырь-гора.
Высоки на Руси Святые горы, глубоки их ущелья, страшны пропасти. Не растет там ни березка, ни дуб, ни сосна, ни зеленая трава. Там и волк не пробежит, орел не пролетит,- муравью и тому поживиться на голых скалах нечем. Только богатырь Святогор разъезжает между утесов на своем могучем коне. Через пропасти конь перескакивает, через ущелья перепрыгивает, с горы на гору переступает.
Ездит старый по Святым горам.
Тут колеблется Мать-сыра Земля,
Тут шатаются темны лесушки,
Выливаются быстры реченьки.
Ростом богатырь Святогор выше темного леса, головой облака подпирает, едет по горам — горы под ним шатаются, в реку заедет — вся вода из реки вы плеснется. Ездит он сутки, другие, третьи, остановится, раскинет шатер — ляжет, выспится, и снова по горам его конь бредет.
Один из самых древних героев русского былинного эпоса. Святогор — богатырь-великан настолько большой и сильный, что даже Мать — Сыра Земля не могла его выдержать. Однако и сам Святогор, согласно эпосу, не смог поднять сумки встретившемуся ему Микулы Селяниновича с «тягой земной». Но эта встреча в корне изменила жизнь богатыря, в конечном итоге приведя повествование былины к красивой свадьбе.
Микула Селянинович – Богатырь-пахарь
Микула Селянинович — герой-богатырь, герой-созидатель, впитавший силу матери-земли и почитающий ее. Он отличается исполинской силой и мудростью, трудолюбием и гордостью, отсутствием тщеславия. Его победить нереально, потому что его любит сама Мать-сыра земля. Микула — противостоит князю Вольге (Волх, Волк Огненный Змей) со своей дружиной, хитрому, заносчивому и надменному персонажу. Попытка Вольги посмеяться над богатырем оканчивается бесславным поражением. Микула посрамляет князя с дружиною, он обгоняет резвых коней дружинников неторопливо идя за своим плугом. И ни один воин из дружины Вольги не в состоянии даже приподнять чтоб вытащить из земли оставленный пахарем сошник. Его приглашает Вольга в свою дружину, но тот отказывается, говоря, что должен продолжать работать в поле. Данная победа символизирует превосходство крестьянского труда над традиционными военными проявлениями силы.
Микула Селянинович был предком народа-землепашца, его судьба — успехи, неудачи, слава, бесславье связанные с земледелием, пашней и хлебом, основа жизни, заключающаяся в развитии ремесел, городов и военного могущества. Это героический предок, в образе которого заложена историческая судьба народа, получившего золотой плуг прямо с неба, как дар, определивший его дальнейшую судьбу, прославляется богатырский характер свободного крестьянского труда, красоты простой жизни, достоинства труженика и превосходство его над князем и его слугами. Сила Микулы Селяниновича направлена только на мирные дела — пахать землю и выращивать хлеб.
Легендарный пахарь-богатырь, с которым нельзя биться, потому что «весь род Микулов любит Мать — Сыра Земля». Фольклор говорит, что было у Микулы Селяниновича две дочери: Василиса и Настасья. И стали они жёнами Ставра и Добрыни Никитича соответственно.
Вольга Святославич (также Волх Всеславьевич)
Вольга относится к числу одних из самых древних богатырей в русских былинах. Его отличительными чертами были способность к оборотничеству и умение понимать язык птиц и зверей. Согласно легендам, Вольга — сын змея и княжны Марфы Всеславьевны, которая зачала его чудесным образом, случайно наступив на змею. Когда он увидел свет, содрогалась земля и ужасный страх сковал всех живущих существ. Интересный эпизод встречи Вольги и Микулы Селяниновича описывают былины. Во время сбора податей с городов Гурчевца и Ореховца повстречал Вольга пахаря Микулу Селяниновича. Увидев в Микуле могучего богатыря, позвал Вольга его с собой в дружину для сбора податей. Отъехав, Микула вспомнил, что позабыл соху в земле. Два раза посылал Вольга дружинников ту соху вытянуть, на третий раз сам с дружиной всей не одолел. Микула же одной рукой выдернул ту соху.
В былинной фигуре Волха Всеславьевича много архаических черт, поэтому он считается одним из древнейших персонажей в русском фольклоре. В. Ф. Миллер полагал, что первоначально это был образ громовой тучи, на что указывает описываемое в былине сотрясение в природе при рождении Вольги (грома) и оборотничество, то есть постоянная и скорая перемена формы тучи под влиянием движения воздуха. Предполагалось происхождение имени этого героя от слова «волхв» (путём превращения имени нарицательного в имя собственное). На основе былинных сведений о Вольге современные исследователи мифологии древних славян даже реконструируют (достаточно спорно) древнеславянского бога охоты Волха. Сторонники «исторической школы» в изучении былин полагают, что прототипом былинного Вольги был князь Всеслав Полоцкий.
Сухман Одихмантьевич
Выходил Сухмантий с погреба глубокого,
Выходил на далече-далече чисто-поле
И говорил молодец таковы слова:
«Не умел меня солнышко миловать,
Не умел меня солнышко жаловать:
А теперь не видать меня во ясны очи».
Выдергивал листочки маковые
С тыих с ран со кровавых,
Сам Сухмантий приговаривал:
«Потеки, Сухман-река,
От моя от крови от горючей,
От горючей крови от напрасной!»
Герой киевского былинного цикла. Согласно легенде, Сухман едет добывать князю Владимиру лебедь белую. Во время поездки он видит, что Непра-река борется с силой татарскою, которая мостит на ней мосты калиновы, чтобы идти к Киеву. Сухман избивает силу татарскую, но во время сражения получает ранения, которые закрывает листочками. Сухман возвращается в Киев без лебеди. Князь Владимир не верит ему и велит за похвальбу заточить в погреб, а Добрыню Никитича посылает узнать, правду ли сказал Сухман, и когда оказывается, что правду, Владимир хочет наградить Сухмана; но богатырь снимает с ран листочки и истекает кровью. По повериям, из его крови потекла река Сухман.
Дунай Иванович
Один из популярнейших богатырских образов в русских былинах. В отличие от трёх главных героев эпоса (Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алёши Поповича), Дунай Иванович — персонаж трагический. В образе Дуная Ивановича черты мифологические и исторические соседствуют вполне органично. Несколько былин о нем позволяют с некоторой долей условности восстановить главные эпизоды его жизни. В отличие от богатырей, которые приехали в Киев из русских городов и стали здесь служить, Дунай Иванович когда-то уехал в Литву и там служил королю в разных придворных должностях: «отъезды» служилых людей в соседние земли были обычным делом в феодальные времена. Затем Дунай оказывается в чистом пиле, и здесь он встречается с Добрыней.Они вступают в богатырский поединок — сперва на копьях, потом на саблях, на палках и, наконец, врукопашную: победить никто не может. На них наезжает Илья Муромец и предлагает им помириться и обменяться крестами, то есть побрататься. Так Дунай входит в состав киевского богатырства. Приходит время и ему совершить главный подвиг. Князь Владимир задумывает жениться и просит ему указать невесту,
Чтобы ростом была высокая.
Станом она становитая,
И на лицо она красовитая,
Походка у ней часта
и речь баске;
Было бы мне, князю,
с кем жить да быть,
Думу думати,
долгие веки коротати…
На пиру Дунай (или другой богатырь) советует князю Владимиру посвататься к дочери литовского короля Опраксии. Естественно, что роль свата поручается Дунаю. Он просит дать ему провожатым Добрыню. Богатыри приезжают в Литву, Дунай идет к королю, а Добрыню оставляет во дворе. Король узнает своего старого слугу и спрашивает его с некоторой иронией, не приехал ли он служить попрежнему. Когда же Дунай сообщает о цели приезда, король приходит в ярость:
А и тут королю за беду стало,
А рвет на главе кудри черные
И бросает о кирпищет пол.
Из сопоставления вариантов былины можно понять, что короля не устраивает ни жених (он называет Владимира «конюхом последним», разбойником, плутом), ни сват (его положение недостаточно высоко: «послал мне-ка холопину дворянскую»). Король готов спустить на Дуная «кобелей меделянских». И тогда вступает в свои права богатырская сила: Дунай внутри дворца, а Добрыня снаружи учиняют расправу с королевской свитой, и король вынужден примириться и отпустить дочь. В летописной истории Киевской Руси был эпизод, напоминающий былину. В 980 году Владимир послал в Полоцк к князю Рогволоду сказать: «Хочу дочь твою взять себе в жены». Тот спросил у дочери своей: «Хочешь ли за Владимира?» Она же ответила: «Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка». Когда Владимир узнал об этом, он собрал много воинов, напал на Полоцк, убил Рогволода и двух его сыновей, а дочь его взял в жены. На основании такого совпадения исследователи склонны иногда считать былину о Дунае воспроизведением реального события 980 года. Но скорее всего мы имеем дело именно с совпадением, тем более что различий между былиной и летописью больше, чем сходства. И летопись совершенно не знает того, о чем повествует вторая часть былины. На обрат-ном пути Дунай замечает в поле конский след. Он просит Добрыню везти Опраксию в Киев, а сам отправляется по следу. Он догадывается, что ему предстоит встреча с неизвестным богатырем:
А загорело у Дунаюшки ретиво сердце,
А закипела во Дунае кровь горячая,
Расходилися его могучи плеча.
По одним вариантам, Дунай догоняет в поле богатыря — но это оказывается богатырка, по другим — наезжает на шатер и стрелой будит его хозяйку-богатырку. Что это женщина, Дунай обнаруживает, когда валит ее на землю и хочет «взрезать груди белые». Выясняется, что богатырка — другая дочь литовского короля — Настасья.
Я у батюшки сударя отпрошалася
— Кто меня побьет во чистом поле,
За того мне, девице, замуж идти.
Ситуация эта знакома по эпосу разных народов: девушка-богатырка предназначена суженому, которого можно узнать лишь по одном} признаку: он сумеет победить ее в поединке или в состязании. Дунай победил Настасью ~ значит, он ее суженый («Нынче я нашел во чистом поле обручницу»). Молодые едут в Киев, где и совершаются сразу две свадьбы. Кажется, история завершена, в сказках было бы: «Стали жить-поживать да добра наживать». Но былина — не сказка, ей свойственны острые конфликты и трагические развязки. На пиру Дунай хвастает тем, что он лучший в Киеве стрелок из лука. Вмешивается Опраксия, она заявляет, что нет стрелка лучше, чем ее сестра Настасья. В вариантах сама Настасья утверждает, что она способна попасть стрелой в лезвие ножа так, что стрела рассечется на две половины. Этого Дунай вынести не может и предлагает состязание. Из всех вариан-тов самое страшное условие поединка — стрелять в кольцо, поставленное на голову. Первой стреляет Настасья и сшибает кольцо с головы мужа. Когда приходит очередь стрелять Дунаю, его уговаривают отказаться. Жена признается: «в утробе у меня могуч богатырь» — и просит отложить стрельбу:
Завтра рожу тебе богатыря,
Что не будет ему сопротивника,
Однако Дуная убедить невозможно — затронута честь богатыря.
Становил свою молоду жену
Настасью-королевичну
На мету с золотым кольцом,
И велел держать кольцо на буйной главе.
Стрелял Дунай за целу версту
из туга лука.
А и первой стрелой он не дострелил,
Другой стрелой перестрелил,
А третьею стрелою в ее угодил.
Прибежавши Дунай к молодой жене,
Выдергивал чингалище булатное,
Скоро спорол ей груди белые
— Выскочил из утробы удал молодец,
Он сам говорит таково слово:
Гой еси, сударь мой батюшка!
Как бы дал мне сроку на три часа,
А и я бы на свете был Попрыжея и полутчея
в семь семериц тебя.
Так беспощадно описывает былина совер-шившуюся трагедию, обнажая жестокость поведения богатыря. Как можно объяснить случившееся? Только ли строптивостью Дуная, его хвастовством на пьяном пиру? Несговорчивостью жены? За всем этим кроется более глубокий смысл.
Вспомним, что богатырь добывает себе жену, победив богатырку, то есть женщину, обладающую также непомерной силой. Согласно эпическим понятиям, богатырка, став женой, теряет эту силу, становится обыкновенной, равной всем. Отныне ее долг -~ служить мужу, родить ему богатыря, хранить домашний очаг. Настасья нарушает этот свой долг, вспоминая о прежнем своем богатырстве. Отсюда — и трагедия. Гибнут все ее участники. И гибель эта влечет за собою последствия фантастические: возвращаются древние мифические времена, когда из крови погибших рождались реки.
А свернул он острый нож
Тупым концом во сыру землю,
Острым концом себе он во белы груди:
«А где пала Настасья Микулична,
Пускай падет Дунай Иванович».
От Настасьи текла да речка Черная,
От Дуная текла да вот Дунай-река,
Вода с водой да не стекается,
— Теките от века и до века,
В одно место сходитеся и расходитеся,
Вода с водой не мешайтеся.
С последними словами былины в кровавую трагедию вплетаются вдруг покой и утешение: они подсказываются народным осознанием бесконечного течения времени, все примиряющего.
Михайло Потык
Один из второстепенных богатырей. Известен он лишь в северно-русских былинах как красавец и змееборец. Легенд о нём существует несколько. Согласно одной из них, Михайло на охоте (по другим источникам, отправившись на подвиги с Добрыней и Ильей) встретил лебедя, который обратился в девушку — Авдотью (по иным сведениям — Марью) Лебедь Белую. Он женится на ней и оба дают зарок: если кто раньше умрёт, то оставшемуся в живых быть похороненным вместе с умершим, в одной могиле. Умирает Авдотья. Михайло вместе с ней спускают в могилу, на коне, в полном вооружении и с запасом пищи. В могилу является змей. Потык убивает его и кровью убитого оживляет жену. После смерти Потока его жену опускают с ним в могилу. По другим былинам, жена опоила Потыка и обратила в камень, а сама сбежала с царём Кощеем. Товарищи (Илья, Алёша и др.) спасают Потока и мстят за него, убив Кощея и четвертовав конями неверную Лебедь Белую. По третьей версии былины: «Вышли из могилы Потык да Марья Лебедь Белая да стали люди пиры пировать».
На сказочный характер былин о Потыке указано было не раз Буслаевым, Веселовским, Всеволодом Миллером и Халанским с приведением многих параллелей из сказок почти всех европейских народов. Оборотничество Лебеди Белой — черта, коренящаяся в области языческих воззрений и, наряду с опусканием Михайло живьём в могилу, отклик давно прошедшего времени. Воскрешение, а равно и исцеление с помощью змеиной и вообще чьей-либо крови — мотив очень развитый в средневековой легендарной литературе.
Имя Потыка одни (например: Веселовский) пытались объяснить влиянием или заимствованием из болгарской житийной литературы (Михаил из Потуки — святой воин из XI века, в фольклоре боровшийся с драконом), другие (проф. П. В. Владимиров) сопоставляют его с древнерусским именем «Пътка» — птица. В общем, вся былина о Потыке имеет гораздо большее сходство с западноевропейскими, чем с азиатскими сказками, хотя в ней не лишены интереса некоторые совпадения наших былин о Потоке с эпизодами поэмы о Гессер Хане, монгольском богатыре. Также в качестве примера стоит привести наличие на Западной Украине речки под названием Поток, вотчины известных магнатов Потоцких, то есть возможно описывается богатырь Михайло из Потока. В балладе Алексея Константиновича Толстого «Потык-богатырь» выведен неожиданный образ Михайло как путешественника во времени: богатырь засыпает и оказывается в XVI веке, во временах Ивана Грозного, затем засыпает снова и оказывается в современном автору XIX веке, а в конце стихотворения засыпает в третий раз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *