Названия спектаклей в театре

Заказать звонок

Основные театральные термины

АВАНЛОЖА — места в зрительном зале, помещение перед входом в ложу.

АВАНСЦЕНА — передняя часть сцены (между занавесом и рампой).

АКТ — законченная часть драматического произведения или театрального представления; то же, что и действие.

АКТЕР, актриса — исполнитель (исполнительница) ролей.

АМПЛУА — сходные по характеру роли, соответствующие дарованию и внешним данным определенного актера.

АМФИТЕАТР — 1) античное сооружение для зрелищ: овальная арена, вокруг которой уступами располагались места для зрителей; 2) места в зрительном зале, расположенные за партером.

АНГАЖЕМЕНТ — приглашение актера на определенный срок для участия в спектаклях или концертах.

АНОНС — объявление о предстоящих гастролях, спектаклях, концертах.

АНТИГЕРОЙ — нарочито сниженный, дегероизированный персонаж в спектакле, занимающий одно из главных мест.

АНТРАКТ — перерыв между действиями (актами) спектакля, между отделениями концерта.

АНТРЕПРЕНЕР — владелец, содержатель, арендатор частного театра.

АНТРЕПРИЗА — частный театр.

АНШЛАГ — объявление о том, что все билеты (на спектакль, представление) проданы.

АПОФЕОЗ — торжественная завершающая массовая сцена спектакля или праздничной концертной программы.

АРЬЕРСЦЕНА — наиболее удаленная от зрительного зала часть сцены.

БАЛАГАН — театральное представление комического характера, показываемое на ярмарках и народных гуляньях (в России с XVIII в.).

БАЛКОН — места в зрительном зале, расположенные амфитеатром в различных ярусах.

БЕЛЬЭТАЖ — первый ярус балконов над партером и амфитеатром в зрительном или концертном зале.

БЕНЕФИС — 1) театральное представление в честь одного актера; 2) спектакль, сбор от которого поступал я пользу одного или нескольких актеров, а также других работников театра.

БЕНУАР — театральные ложи на уровне сиены или несколько ниже по обеим сторонам партера.

БЕРИКАОБА — грузинский импровизационный народный театр масок. Существовал с древнейших времен до начала XX в.

БУРЛЕСК — преувеличенно комическое изображение на сцене.

БУТАФОР — театральный работник, ведающий бутафорией. Изготовляет ее художник-бутафор.

БУТАФОРИЯ — предметы, специально изготовляемые и употребляемые вместо настоящих вещей в театральных постановках.

БУФФОН — амплуа актера, использующего для исполнения роли шутовские приемы.

БУФФОНАДА — 1) представление с применением клоунских приемов; 2) подчеркнутое внешне комическое преувеличение, иногда окарикатуривание персонажей.

ВЕРТЕП — народный украинский кукольный театр, получивший распространение в XVII—XIX вв. Куклы, укрепленные на проволоке внутри двухъярусного ящика — вертепа, приводились в движение вертепщиком. Сцены на библейские сюжеты. Сатирические интермедии сопровождались музыкой.

ГАЛЕРКА — верхний ярус зрительного зала.

ГАСТИОН — актер в Древнем Риме.

ГАСТРОЛИ — выступление актеров на выезде в других театра.

ГЕРОЙ — главное действующее лицо в спектакле.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ — последняя перед спектаклем, концертом.

ГРАНДАМ — амплуа актрисы, исполняющей роли знатных дам.

ГРАНДКОКЕТ — роль взрослой знатной дамы.

ГРИМ — 1) искусство изменения внешности актера (преимущественно лица) с помощью специальных красок, наклеек, парика, прически и др.; 2) краски и другие принадлежности для гримирования.

ГРИМЕР — специалист, занимающийся гримировкой актеров.

ГРИМ-УБОРНАЯ — комната для гримирования и переодевания актеров.

ДЕЙСТВИЕ — законченная часть спектакля. То же, что и акт.

ДЕКЛАМАЦИЯ — четкое выразительное чтение вслух.

ДЕКОРАЦИЯ — художественное оформление места действия на театральной сцене, создающее зрительный образ спектакля.

ДЗЁРУРИ — вид театра кукол в Японии. Пьесы дзёрури ставятся на сцене театра кабуки.

ДИВЕРТИСМЕНТ — музыкальное или драматическое представление из ряда отдельных номеров, обычно даваемое в дополнение к спектаклю.

ДРАМАТУРГ — автор драматических произведений.

ДРАМАТУРГИЯ — 1) драматическое искусство, теория построения драматических произведений; 2) совокупность таких произведений; 3) сюжетно-композиционная основа отдельного театрального произведения.

ЗЛОДЕЙ — амплуа актера, играющего отрицательных героев.

ИНЖЕНЮ — амплуа актрисы, играющей роль наивной девушки.

ИНТЕРМЕДИЯ — небольшая пьеса, исполняемая между актами драматического или оперного спектакля; вставная сцена.

КАБУКИ — один из видов классического театра в Японии. Включает музыку, танцы, драму, сложился в XVII в. С 1652 г. в таких труппах выступают только мужчины.

КАРТИНА — часть акта в драме.

КЛАКА — специальная группа людей, нанимаемых для создания искусственного успеха или провала спектакля, актера.

КОКЕТ — амплуа актрисы, выступающей в роли красивой девушки.

КОЛОСНИКИ — верхняя (невидимая зрителю) часть сцены для установки блоков, сценических механизмов и подвески элементов декораций.

КОМИК — амплуа актера, исполняющего комедийные роли.

КОНФИДАНТ — актер, играющий роль приближенного главного героя.

КОТУРНЫ — род сандалий на очень толстой подошве у древнегреческих и римских актеров для увеличения роста.

КУЛИСЫ — плоские части декорации (мягкие, натянутые на рамы), располагаемые по бокам сцены.

ЛИРИК — амплуа актера, играющего лирические персонажи.

ЛИЦЕДЕЙ — название актера в Древней Руси.

ЛОЖА — группа мест в зрительном зале (вокруг партера и на ярусах), отделенная перегородками или барьерами.

МАРИОНЕТКА — театральная кукла, которую кукловод приводит в движение при помощи нитей.

МИЗАНСЦЕНА — расположение актеров на сцене в тот или иной момент спектакля. Искусство мизансцены — один из важнейших элементов режиссуры.

МИМ — актер пантомимы.

МИМИКА — один из важных элементов искусства актера, выразительное движение мышц лица.

МОНОЛОГ — речь актера, обращенная к слушателям или самому себе.

МЮЗИК-ХОЛЛ — вид эстрадного театра, соединяющий эстрадные, цирковые, танцевальные и музыкальные жанры. Первые мюзик-холлы возникли в Великобритании в середине ХIХ в.

НАРОДНЫЙ ТЕАТР — 1) театр, бытующий в народе, органически связанный с устным народным творчеством; 2) профессиональный театр второй половины XIX в., деятельность которого была адресована широкому зрителю; 3) непрофессиональный любительский театр (в России появился в середине XIX в.).

НОО — один из видов традиционного японского театра. Включает музыку, танец, драму. Характерные черты: условность декораций, главные персонажи — в масках, костюм лишен бытовой конкретности.

ПАДУГА — полоса занавеса по верху сценической площадки.

ПАНТОМИМА — вид сценического искусства, в котором художественный образ создается без помощи слов, средствами выразительного движения, жеста, мимики.

ПАРТЕР — плоскость пола зрительного зала с местами для зрителей, обычно ниже уровня сцены.

ПЕЛЖЕНТ — передвижная сцена в виде большой повозки в средневековом театре. Применялась при постановке мистерий, мираклей, процессий.

ПЕТИМЕТР — образ щеголя в сатирической комедии.

ПЕТРУШКА — главный персонаж русских народных кукольных представлений; известен с первой половины XVII в.

ПОДМОСТКИ — синоним слова «сцена».

ПОСТАНОВКА — творческий процесс создания спектакля; то же, что и спектакль.

ПРЕМЬЕР (ПРЕМЬЕРША) — актер, актриса, занимающие ведущее положение в труппе, играющие главные роли.

ПРЕМЬЕРА — первый (или один из первых) публичный платный показ нового спектакля.

ПРИМАДОННА — актриса, исполняющая главные роли.

ПРОСТАК — амплуа актера, исполняющего простодушного человека.

РАМПА — осветительная аппаратура на полу сцены по ее переднему краю, скрытая от публики бортом.

РЕВЮ — эстрадное или театральное представление, состоящее из нескольких номеров, объединенных одной темой.

РЕЖИССЕР — постановщик спектаклей, на основе собственного замысла создает новую сценическую реальность, объединяя работу актеров, художника, композитора.

РЕЗОНЕР — амплуа актера, высказывающего нравоучительные суждения.

РЕКВИЗИТ — предметы, используемые в театральных постановках.

РЕПЕТИЦИЯ — основная форма подготовки театрального представления.

РЕПЕРТУАР — совокупность произведений, исполняемых в театре.

Представление без слов

Примеры употребления слова пантомима в литературе.

А главное — о, господи, уже радостное возбуждение только от одних названий: танец, занятия по музыке, пению, по технике движения и акробатике, пантомиме и гимнастике, истории советского и зарубежного кино.

Рим дает сценки Ливия Андроника, фесценнины, сатуру, игру гистрионов, оскские ателланы, пантомимы, экзодии и т.

Между тем зрители продолжали отдавать предпочтение пантомиму и встретили гиканьем крестьянина, который неожиданно показал им поросенка.

Юрий Саульский ввел певцов-солистов Нину Бродскую и Вадима Мулермана, артиста пантомимы Александра Жеромского и конферансье-фельетониста.

И в самом деле, Леонар был весьма обременительным гостем: мало того, что он говорил во весь голос, он еще сопровождал свои слова самой выразительной пантомимой, и пантомима эта, благодаря широчайшим полям его шляпы и необъятной ширине накидки, превращалась в гротескное зрелище, которое своей нелепостью выставляло на смех и его собеседников.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Пьесы пишут, как жизнь слышат

В театральной России всё чаще возникают споры вокруг сегодняшней отечественной драматургии. Нужен ли зрителю герой-современник? Где новые Вампиловы? Оправдан ли штамп «чернуха» по отношению к молодым авторам? Почему начинающему драматургу сложно пробиться на сцену столичных театров?

Обсудить эти проблемы «Известия» пригласили статс-секретаря Министерства культуры РФ заместителя министра Александра Журавского, директора Театра имени Вахтангова Кирилла Крока и драматурга, режиссера и основателя екатеринбургского «Коляда-театра» Николая Коляду.

В поисках Вампилова

«Известия»: В стране — театральный бум. Премьера следует за премьерой. Однако аншлаги в залах не отменяют многочисленных вопросов относительно репертуара. Что сегодня ждет зритель от театра? И хотят ли люди видеть на сцене современные пьесы?

Николай Коляда: Люди-то хотят, но очень часто директора театров и режиссеры боятся брать в репертуар современную пьесу, потому что опасаются за кассу. Если на афише написано: «Анна Батурина, «Фронтовичка» (а спектакль, кстати, был номинирован на «Золотую маску») — ползала сидит. Если Шекспир, «Гамлет» — все билеты проданы. К тому же профессиональное сообщество поставило на современные пьесы клеймо, считая их чернухой, что в корне не соответствует действительности. Я абсолютно уверен, что режиссеры не читают пьесы, когда говорят: «Там чернуха, порнография, гадость».

Я 25 лет преподаю драматургам и могу сказать, что сегодня дети пишут о том, есть любовь на свете или нет, где солнце в этом мире и как найти уголок счастья. Не всегда это только провокация, повествование о нашем черном и страшном мире, чаще всего — про любовь. Может, подчас пьесы написаны коряво, но ведь в каждом театре есть завлиты. Они должны работать с авторами, доводить материал до ума. По крайней мере, так было в советское время.

Кирилл Крок: Художественную политику в театре определяет один человек — художественный руководитель. Позволю себе процитировать Римаса Туминаса (худрук Театра им. Вахтангова. — «Известия»): «Если бы мне дали современную пьесу неважно какого автора — молодого, не очень, с Урала, из Сибири или из Москвы — и она бы зацепила меня как художника, то я бы обязательно ее поставил. Пока таких пьес мне в руки не попадало».

У нас, наверное, нет ни дня, чтобы на служебном входе театра не оказался конверт с пьесой. Даже мне присылают на почту. Я их распечатываю и отдаю в литературную часть. Как во всех театрах, у нас есть некий фильтр. Сначала пьесы читают помощники, а наиболее интересные отдают Римасу Владимировичу. Если его материал заинтересует, то, вполне возможно, пьеса появится в репертуаре.

Как у нас появился спектакль «Сергеев и городок» Олега Зайончковского? В театр пришла режиссер Светлана Землякова и сказала: «У меня есть материал, я им живу несколько лет». Театр ей сказал: «Конечно». После этого мы связались с автором, заключили договор. При этом театру намного проще работать с классикой. Современный автор, охраняемый законом, стоит для театра значительно дороже с финансовой точки зрения. Это разовая выплата, начинающаяся от €1,5 тыс. за право постановки спектакля, а дальше — авторские.

Николай Коляда: Сколько?! Я отдаю свои пьесы за 50–100 тыс. рублей или бесплатно. Руководство театров говорит: «У нас денег нет. Пожалуйста, выручайте».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев Николай Коляда: «Очень часто директора театров и режиссеры боятся брать в репертуар современную пьесу, потому что опасаются за кассу»

Кирилл Крок: Я не знаю, с какими театрами вы общаетесь. Авторы, которые приходят к нам, понимают, что у нас деньги есть.

Александр Журавский: Николай Владимирович в шутку провозгласил себя солнцем русской драматургии, и шутка уже вошла в историческую ткань театральной жизни, став метафорой. Действительно, Николай Коляда, будучи плодовитым драматургом, подготовил еще и большое количество молодых авторов. Нас может оставлять равнодушными творческая оптика его учеников — например, Василия Сигарева или Ярославы Пулинович, лично для меня не близких драматургов, но их пьесы ставят, они популярные люди в театральном мире. Я уже не говорю о пьесах самого Николая Владимировича, которые идут с аншлагами в десятках театров страны.

Современная драматургия, как и любое современное искусство, несет важную социальную функцию, потому что это свидетельство о нас сегодняшних. Что спустя пару десятилетий станет маркером нашей эпохи в ее отражении театральной драматургией? Не знаю. Так ли будут волновать следующие поколения мрачные и девиантные слепки с нашей действительности? Неведомо. Многое, наверное, останется литературным сором, что-то войдет в историю отечественной драматургии. Кто-то еще раз поставит Елену Исаеву, кто-то — Вырыпаева. При этом, на мой взгляд, личностей масштабов Володина, Шукшина, Шварца или Вампилова русская земля пока не рождает. Причин не знаю.

Тайная комната

«Известия»: В советское время с молодыми авторами работали заведующие литературной частью. Наряду с режиссерами они зачастую становились театральными легендами, как, например, завлит БДТ Дина Шварц. Сегодня завлиты влияют на репертуар?

Николай Коляда: В советское время в Союзе театральных деятелей сидели семь машинисток, которые распечатывали пьесы молодых авторов и рассылали их по России. У этих тетенек был идеальный вкус. Они точно знали, какую пьесу поставят в таком-то театре. Эти машинистки определяли репертуарную политику театров всего Советского Союза.

Сегодня в провинциальной России комнатка завлита — место, где собираются все сплетни, где завлит курит, пьет чай, интригует шепотом против режиссера. А режиссеры в провинциях теперь оглядываются на Москву: «Ага, что там поставили? Значит, это знак качества — мы тоже берем». От вкуса завлитов в московских театрах зависит невероятно много. Нужно ставить на эту должность человека умного, любящего театр и литературу. Однако я знаю, как порой они сегодня работают, сам видел в одном прославленном столичном театре. Режиссер спрашивает: «Про что пьеса?» «Да так, барахло!» — отвечает завлит и пересказывает сюжет.

Александр Журавский: История о неких тайных комнатах, где ковался репертуар театра, — повесть на все времена. Достаточно почитать «Записки покойника» Булгакова, чтобы понять: в этом вопросе ничего не изменилось с начала XX века. Но сегодня значение многих театральных профессий меняется. Завлит когда-то агрегировал все сведения о новых пьесах, талантах, просеивал через себя тонны литературной руды, советуя что-то худруку, режиссеру. Сегодня есть интернет, конкурсы современной драматургии. Главное — знать, где искать. В любом случае делать выбор и отвечать за него режиссеру. У завлита функция вспомогательная.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев Александр Журавский: «Полагаю, молодым авторам и не помешает преодоление сложностей. Теплица — не лучшее место для культивирования драматургии»

Кирилл Крок: А я вообще ни разу в жизни не встречал режиссера, хотя всю жизнь в театрах работаю, который приходил бы в литературную часть и говорил: «А что мне поставить?». На днях мы с Римасом Владимировичем встречались с достаточно известным режиссером. Он сказал: «Вот вам четыре предложения — выбирайте, что вам нужно по репертуарной политике». С моей точки зрения, сегодня литчасть в театре больше консультативная служба. Вы правы, она действительно должна заниматься аккумулированием информации: что пишут сегодня молодые, какие авторы появились, что вышло за рубежом. Если режиссеру нужен будет совет, то в литературной части должен быть полный набор.

Драматург и министерство

«Известия»: Владимир Мединский предложил вернуть в госзадание театрам постановку пьес, написанных после 1992 года. Не воспримет ли театральное сообщество это предложение как попытку диктовать репертуарную политику?

Кирилл Крок: Я присутствовал на том совещании и поддержал идею министра культуры. Было сказано, что у каждого театра должен быть определенный процент по детским спектаклям и современным авторам. По-моему, все присутствовавшие это поддержали. Но что значит «в госзадании должно быть»? Давайте тогда менять всё законодательство в области культуры. Сегодня в уставе театра написано, что он самостоятельно определяет художественную политику и выбор репертуара. Учредитель с нас вправе требовать посещаемость: сколько театр зарабатывает, сколько сыграл спектаклей, сколько раз съездил на гастроли и так далее. Но ставить вопрос подобным образом — вне рамок законодательного поля.

Александр Журавский: Обсуждения ведутся. Этот показатель некогда был, и речь идет о его возвращении. Вопрос в репертуарной доле. Здесь я возражу Кириллу Игоревичу. Когда учредитель определяет долю детских спектаклей или долю современной драматургии, в этом нет вмешательства в художественную политику театра. Напротив, мы создаем стимулы. Они могут носить как долгосрочный стратегический (на несколько лет), так и кратковременный характер (на год).

Приведу пример. В 2017 году был создан новый финансовый механизм поддержки детского и кукольного театра, находящегося, увы, в бедственном финансовом и материально-техническом положении. Детский репертуар в драмтеатрах постепенно сокращается, вытесняясь взрослым. Ситуацию осложняет и то, что многие ТЮЗы репертуарно эволюционировали во вполне самостоятельные драмтеатры. В этих условиях Минкультуры, не являющийся учредителем региональных и муниципальных детских и кукольных театров, сформировал при содействии партии «Единая Россия» программу целевой поддержки детских театров. С прошлого года выделяем средства на новые постановки и техническое оснащение 146 детских театров в 73 регионах.

В этом году с учетом отдельного поручения президента выделим на эти цели 700 млн рублей. Проводим конкурс по детской современной драматургии, поддержали несколько современных детских пьес. Бьемся, чтобы найти средства на капитальный ремонт и реконструкцию детских театров. Через Федеральный центр гастрольной деятельности выделили 80 млн рублей на гастроли 100 детских и кукольных театров. Фактически за год нами создан полный цикл господдержки детского театра — от создания пьесы и новой постановки до гастролей и участия в театральных фестивалях. Это и есть культурная политика.

В чем же диктат? В том, что берем на себя часть региональных и муниципальных полномочий? Или что хотим обусловить с этого года выделение федеральных средств увеличением театральных постановок для детей и юношества по отечественной классике, которую проходят в школе, чтобы дети чаще ходили в театр? Ни о каком вмешательстве в творческие процессы речи не идет. Это касается и поддержки современной драматургии.

Николай Коляда: Помощь нужна. Огромное количество талантливых авторов пока не известны широкой публике. Сейчас мы организовали в Москве Театр новых пьес и хотим, чтобы там шли только произведения уральских драматургов. Я, как учитель, обязан помочь своим ребятам, заявить о них. Пока не получается: мы вновь ищем помещение. Уверен, если в Министерстве культуры обратят внимание на молодых драматургов, придумают какие-то механизмы поддержки, то завтра мы увидим в репертуаре гораздо больше имен современных авторов.

Распознать талант

«Известия»: Вампилов в свое время трудно пробивался на столичную сцену. Может быть, и сегодня среди молодых драматургов есть те, кого пока просто не услышали?

Александр Журавский: Вполне вероятно. Хотя, полагаю, молодым авторам и не помешает преодоление сложностей. Теплица — не лучшее место для культивирования драматургии. Но сегодня ситуация совершенно иная по сравнению с советским периодом. Идеологическая заданность отсутствует. Министерство культуры поддерживает современную драматургию, создавая условия для встречи молодого драматурга с театром. Два года подряд выделяем по 15 млн рублей на эти проекты. В экспертный совет, отбирающий новые пьесы для господдержки, входят театральные критики, режиссеры, представители Союза театральных деятелей.

Автору пьесы не должно быть больше 35 лет. Пьеса должна быть новой, ни разу не поставленной в российских театрах. Однако в прошлом году мы столкнулись с дефицитом достойных заявок. Многие присланные пьесы выстраиваются по одному и тому же шаблону. От многих — ощущение плохо скроенного и сюжетно вторичного текста. В минувший год дважды объявляли конкурс, поскольку не оказалось достойного числа достойных пьес.

Но уверен, что не всё так плохо. Например, поддержанные нами «Кот стыда» Таи Сапуриной и «Восемь» Владимира Зуева — кстати, учеников Николая Коляды — были поставлены на столичных сценах. Последний автор стал победителем конкурса Губернского театра при финансовой поддержке Минкультуры. То есть молодые пробиваются, инструменты и механизмы поддержки новых пьес работают.

Николай Коляда: Пьесы разные — что-то останется в истории театра, что-то канет в Лету. Нужно суметь вовремя распознать потенциал автора, дать ему шанс, небольшую надежду. У меня многие ученики, так и не дождавшись отклика от театров, просто поменяли сферу деятельности. Некоторые ушли писать сериалы на телеканалы. Но быть может, именно такой человек при более благосклонных обстоятельствах стал бы прекрасным драматургом. Мои рассказы, написанные в молодые годы, лежали в столе 30 лет, а теперь я за них получил премию Бажова. Вдруг стали хвалить: «Какой ты хороший прозаик». Почему же не хвалили, когда мне это было так нужно?

Кирилл Крок: Сегодня и театр, наверное, перестал быть явлением, которым был в начале XX века. Тогда это были в основном студии, сообщества актеров, объединенных почти мессианским ощущением собственного предназначения. Сегодня осталось не так много подобных трупп. У Сергея Женовача такая труппа, у Николая Коляды. Это ученики и Мастер… А культурная индустрия, способная предоставить серьезные деньги, вбирает молодые таланты. Может быть, среди тех, кто сегодня пишет сценарии телесериалов, множество потенциально талантливых драматургов. Возможно, заработав, переболев этим, они вернутся в драматургию. Почерка они не потеряют.

Конкурировать с классиками

«Известия»: Один из пунктов оценки эффективности работы театров — посещаемость. Как в этом случае молодым драматургам конкурировать с классиками? И не кроется ли за недоверием театров к современной драматургии опасение потерять кассу?

Кирилл Крок: Конкурировать сложно, но можно. У нас тот же «Сергеев и городок» продается непросто. Когда мы начинаем выяснять, в чем причина, порой слышу от зрителей: «Нам так неинтересна ситуация, которая была в 1990-х годах. Мы не хотим туда возвращаться даже мысленно». Спектакль получился очень интересный, но на любителя. С другой стороны, нам принесли пьесу «Наш класс» польского драматурга Тадеуша Слободзянека. Я ее прочел и подумал: «Такая тяжелая, кто ее будет смотреть?» Там просто ужас: людей сжигают, школьники становятся заклятыми врагами. Режиссер Наталья Ковалева сказала: «Я знаю, как ее поставить».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев Кирилл Крок: «Не надо думать, как продавать современную драматургию, — просто нужно делать качественный театральный продукт, который «попадает» в человека»

Мы сначала дали ей студию на 50 мест. Зал был полон. Сегодня эта пьеса — одна из самых аншлаговых на Новой сцене театра. Люди выходят с перевернутыми лицами, зареванные. Дайте такой драматургический материал, и он обязательно найдет своего режиссера и зрителя. Театр не потратил ни копейки на рекламу этого спектакля. Не надо думать, как продавать современную драматургию, — просто нужно делать качественный театральный продукт, который «попадает» в человека. Ничего интереснее, чем человек в луче света, в черной коробке сцены никогда не было и не будет.

Александр Журавский: Лев Абрамович Додин лет двадцать назад ставил множество пьес своих современников. В МДТ — плохо с публикой? Вроде нет. Значит, дело не в привилегированности классики. Сегодня Министерство культуры не указывает: «Ставьте эту пьесу — она доходнее». Мы говорим менеджменту: «Работайте лучше» — и создаем для этого финансовые стимулы.
Николай Коляда: Качественный театральный продукт — это очень важно. В том числе и качественная драматургия. Я обязан делать качественный продукт, чтобы привлекать публику — неважно, классику ставлю или современную драматургию. У меня частный театр. Если неполный зал, то зарплаты нет, а в театре 120 человек, мне кормить их надо.

Как сон сделать явью

«Известия»: Николай Владимирович, вы рассказывали, что ваши студенты получили задание — написать пьесу на тему «Снится Россия». Быть может, стоит объявить всероссийский конкурс на эту тему, а лучшую пьесу поставить, к примеру, в Театре им. Вахтангова?

Николай Коляда: Написали много, около 40 пьес. Из них две — хорошие. Русская литература и драматургия без сна существовать не могут.

Александр Журавский: Мне нравится название, есть в этом что-то ностальгическое, отсылающее к нашему великому литературному наследию. Если Николай Владимирович обратится к нам за поддержкой, то мы постараемся помочь.

Николай Коляда: Да, надо еще в Театр Вахтангова прислать. Узнаю почту Кирилла Игоревича и отправлю (улыбается).

Кирилл Крок: Думаю, если из этой затеи выйдет что-то стоящее и появится хорошая пьеса, то можно рассмотреть такой вариант.

Круглый стол подготовили Светлана Наборщикова, Денис Сутыка

Что такое театр?

Слово «театр» переводится с греческого языка как «зрелище» и как «место для зрелищ».

«Зрелище», «зритель», «зрение» — это родственные слова, однокоренные.

То есть театр — это:

  • то, что зритель смотрит: спектакли, концерты, выступления (обязательно на сцене, чтобы можно было видеть спектакль с любой точки зрительного зала);
  • то, где зритель смотрит: специальное место, здание, в котором происходит театральное представление.

Поэтому можно сказать: «Мы были в театре». А можно и «Мы смотрели театр».

Возникновение театра

Театр зародился в глубокой древности. В древней Греции было принято праздновать значимые события: наступление весны, сбор урожая. Особенно греки любили праздник бога Диониса, который олицетворял силы природы, засыпающие зимой и возрождающиеся вновь с первыми лучами солнца.

(Комментарий для взрослых: С этой сущностью Диониса связана и его вторая ипостась бога винограда и виноделия. Весь процесс обработки винограда, его брожения и превращения его в будоражащий дух вино можно считать метафорой смерти и возрождения Диониса.)

Этот праздник радости и свободы, когда отпускали на поруки узников, оставляли в покое должников и никого не арестовывали, для того чтобы все могли принимать участие в веселье, так и назывался «Великие Дионисии» и торжествовал полную победу весны над зимой.

Люди пели песни, переодевались, надевали маски, делали чучела животных. Сначала праздник устраивался на городских площадях, а потом для проведения представлений стали строить специальные архитектурные сооружения.

Здание театра строилось на склоне холма. У подножия была круглая площадка — орхестра, на которой выступали певцы, декламаторы, актёры. За орхестрой располагалась скена — палатка для переодеваний актёров и реквизита.

Некоторые театры были поистине огромны и вполне сравнимы по вместимости с современными стадионами.

Древнегреческий театр, расположенный в городе Лариса с южной стороны горы Фурурио

Актёрами в древнегреческом театре могли быть только мужчины: они играли и мужские, и женские роли. Это была очень уважаемая профессия. И очень сложная. Актёрам приходилось выступать в специальных масках (подробнее здесь), зрители не могли увидеть их мимику, поэтому необходимо было жестами и голосом передать все эмоции.

А еще, актёры трагедий выходили на сцену в специальных сандалиях на высокой платформе — они назывались котурны. Эти высокие сандалии делали походку более медленной, величавой, гордой, как и подобает персонажу трагедии.

(Интересно, что в Древнем Риме ботинки-котурны надевали только актёры, изображающие богов и императоров, чтобы отличаться от актёров, изображающих простых людей.

А по вы можете ознакомиться с исследованием, в котором доказывается иное происхождение котурнов: «Когда греческий трагик получил роль бога, он должен был решить дилемму: <…> как двигаться по сцене? Спустить богов с пьедесталов на землю орхестры, поставить их на античной сцене «на одну доску» с человеком? Грек VI—V веков до н. э. не считал возможным так поступить с изображениями богов. Он слишком еще был с ними связан узами религии. У актера остался только один путь: двигаться по сцене вместе с пьедесталом, не сходя с него. Для этого пьедестальчик разрезали на две половины и каждую из них привязали к ноге. Так были изобретены котурны».)

Как мы видим, до наших дней театр дошёл, сохранив основные понятия. Посещение театра и сейчас является праздником, а актёр и ныне играет на специальной площадке — сцене — перед зрителями, стараясь показать всю гамму эмоций своего персонажа.

Одеон Герода Аттика и Акустический зал в Мариинском театре (Мариинский-2)

О таких популярных театральных терминах, как актёр, аплодисменты или сцена все прекрасно знают, многие слова уже давно прижились даже в быту.

Но остаются ещё некоторые камни преткновения для зрителя, из-за которых анонсы или критические отзывы могут быть не так понятны, как хотелось бы. Чтобы больше не сталкиваться с этим, мы собрали самые основные термины, которые призваны помочь наслаждаться театром без гугла.

Авансцена — передняя часть сцены (перед занавесом), которая даёт возможность непосредственного общения с залом.

Сценография — организация того пространства, в котором разворачивается представление. Сюда входит комплекс из декораций, костюмов, света, художественное оформление сцены и зрительного зала.

Катарсис — античные термин, который подразумевает очищение посредством наслаждения. В современном мире чаще употребляется, как наивысшая точка наслаждения, достигнутая посредством искусства.

Конферансье — ведущий концерта, или актёр, выступающий с отдельными комедийными номерами.

Deus ex machina — неожиданные поворот сюжета, часто связанный с появлением какого-нибудь персонажа, который резко меняет ход действия.

Мимесис — имитация чего-либо.

Зонг — комментарий к душевному состоянию или к ситуации, в которой оказывается персонаж. Гротескное исполнение под ритмичную синкопированную музыку.

Инженю — исполнительница ролей наивных, простодушных девушек.

Резонёр — роль человека, который любит пофилософствовать. Обычно с помощью этого персонажа автор передаёт свои наставления и нравоучения.

Дивертисмент — представление, состоящее из мелких эстрадных номеров. Обычно даётся в дополнение к главному действию.

Ревю — представление, сотканное из разных номеров. Часто объединено какой-то общей темой.

Капельдинер — работник театра, который проверяет билеты на входе и помогает зрителям найти своё место в зале. Следит за порядком в зале во время представления.

Статист — актёр массовых сцен не имеющий реплик.

Коллизия — столкновение противоположных сил, взглядов, идей. Буквально — конфликт.

Амплуа — характер ролей, которые исполняет актёр. Обычно театральные роли соответствуют возрасту, внешности актёра и стилю его (её) игры.

Бурлеск — гротескное изображение персонажа, приправленное юмором.

Экспромт — представление, поставленное без подготовки. Неожиданные ситуации, из которых актёру придётся выходить только с помощью остроумия.

Кабаре — кафе или ресторан со сценой для дивертисментов.

Травести — актриса, иполняющая роли подростков (как девочек, так и мальчиков) и те роли, в которых необходимо переодеваться в мужской костюм.

Антагонист — персонаж, который является оппозиционным по отношению к главному герою.

Скетч — короткая комическая сцена, в которой участвуют два-три актёра. Здесь отсутствуют глубина характеров персонажей и сложная интрига.

Капустник — весёлое, шуточное представление во время актёрских встреч.

Либретто — короткий текст, поясняющий действие музыкально-вокального произведения, балета или спектакля.

Апофеоз — заключительная, торжественная сцена.

Мизансцена — размещение актёров на сцене, пластический язык режиссёрской задумки.

Феерия — театральное или цирковое представления с фантастическим сюжетом, роскошными декорациями и обильным количеством спецэффектов.

Субретка — роль находчивой и хитрой служанки, которая помогает своим хозяевам с любовными похождениями.

Фантасмагория — фантастическое представление о нереальных вещах с удивительными превращениями.

Бутафория — вещи сценической обстановки, которые имитируют настоящие.

Интермедия — небольшая пьеса, обычно комедийная, которую разыгрывают между двумя актами драматического или оперного спектакля.

Корифей — ведущий актёр, классик театрального искусства, мастер.

Пасквиль — произведение оскорбительного характера.

Метатеатр — вид театра, обращённого внутрь себя, поднимающий свои собственные проблемы, а не внешнего мира.

Фарс — лёгкая комедия на бытовые темы, или же грубая шутка, выходка.

Китч — лжеискусство, рассчитанное только на внешний эффект, для массового потребителя. Пошлая имитация, приносящая коммерческий успех.

Перфоманс — зрелище, в котором всё внимание сфокусировано на теле артистов. Чаще проходит в музеях или галереях, реже — в театре.

Кулуары — залы и коридоры театра, приспособленные для отдыха и обмена мнениями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *