Рассказ про букву ты

Железников «История с Азбукой»

Владимир Железников «История с Азбукой»

После уроков я зашёл в первый класс.

Я бы не стал к ним заходить, но соседка поручила присмотреть за её сыном. Всё-таки первое сентября — первый школьный день.

Заскочил, а в классе уже пусто. Все ушли. Ну, хотел повернуться и идти. И вдруг вижу: на последней парте сидит какая-то кнопка, из-за парты её почти не видно. Это была девочка, а совсем не мальчик, которого я искал.

Как полагалось первоклашкам, она была в белом переднике и с белыми бантами, ровно в десять раз больше её головы.

Странно, что она сидела одна. Все ушли домой, и, может быть, уже едят там бульоны и молочные кисели, и рассказывают родителям чудеса про школу, а эта сидит и неизвестно чего ждёт

— Девочка, — говорю, — почему не идёшь домой?

Никакого внимания.

— Может быть, потеряла что-нибудь?

Молчит и сидит, как статуя, не шелохнётся.

Что делать, не знаю. Уйти вроде не удобно.

Подошёл к доске, придумываю, как расшевелить эту «статую», а сам потихоньку рисую на доске мелом. Нарисовал первоклашку, который пришёл из школы и обедает. Потом его отца, мать и двух бабушек. Он жуёт, уплетает за обе щёки, а они ему смотрят в рот. Получилась забавная картинка.

— А мы с тобой, — говорю, — голодные. Не пора ли и нам домой?

— Нет, — отвечает. — Я домой не пойду.

— Что же, ночевать здесь будешь?

— Не знаю.

Голос у неё жалобный, тоненький. Комариный писк, а не голос.

Я оглянулся на свою картину, и в животе у меня заурчало. Есть хотелось.

Ну её, эту ненормальную.

Вышел из класса и пошёл. Но тут меня совесть заела, и я вернулся.

— Ты, — говорю, — если не скажешь, зачем здесь сидишь, я сейчас вызову школьного врача. А он раз-два: «скорая помощь», сирена — и ты в больнице.

Решил напугать её. Я этого врача сам боюсь. Вечно он: «Дыши, не дыши» — градусник суёт под мышку. Холодный, как сосулька.

— Ну и хорошо. Поеду в больницу.

Честное слово, она была ненормальная.

— Можешь ты сказать, — закричал я, — что у тебя случилось?!

— Меня брат ждёт. Вон во дворе сидит.

Я выглянул во двор. Действительно, там на скамейке сидел маленький мальчик.

— Ну и что же?

— А то, что я ему обещала сегодня все буквы выучить.

— Сильна ты обещать, — сказал я. —

В один день всю азбуку?! Может быть, ты тогда школу закончишь в один год? Сильна врать!

— Я не врала, я просто не знала.

Вижу, сейчас она заплачет. Глаза опустила и головой как-то непонятно вертит.

— Буквы учат целый год. Это непростое дело.

— У нас папа с мамой уехали далеко, а Серёжа, мой брат, сильно скучает. Он просил бабушку, чтобы она написала им от него письмо, а у неё нет свободного времени. А я ему сказала: вот пойду в школу, выучу буквы и напишем маме и папе письмо. А он мальчикам во дворе рассказал. А мы сегодня весь день палки писали.

Сейчас она должна была заплакать.

— Палки, — говорю, — это хорошо, это замечательно! Из палок можно сложить буквы. — Я подошёл к доске и написал букву «А». Печатную. — Это буква «А». Она из трёх палок. Буква-шалашик.

Вот уж никогда не думал, что буду учителем. Но надо было отвлечь её, чтобы не заплакала.

— А теперь, — говорю, — пойдём к твоему брату, и я ему всё объясню.

Мы вышли во двор и направились к её брату.

Шли как маленькие, за руки. Она сунула мне свою ладошку в руку. Мягкая у неё ладошка, пальцы подушечками, и тёплая.

Вот, думаю, если кто-нибудь из ребят увидит — засмеют. Но не бросишь же её руку — человек ведь…

А этот печальный рыцарь Серёжа сидит и болтает ногами. Делает вид, что нас не видит.

— Слушай, — говорю, — старина. Как бы тебе это объяснить. Ну в общем, чтобы выучить всю азбуку, нужно учиться целый год. Это не такое лёгкое дело.

— Значит, не выучила? — Он вызывающе посмотрел на сестру. — Нечего было обещать.

— Мы писали палки весь день, — с отчаянием сказала девочка. — А из палок складываются буквы.

Но он не стал её слушать. Сполз со скамейки, низко опустил голову и поплёлся утиной походочкой.

Меня он просто не замечал. И мне надоело. Вечно я впутывался в чужие дела.

— Я выучила букву «А». Она пишется шалашиком! — крикнула девочка в спину брату.

Но он даже не оглянулся.

Тогда я догнал его.

— Слушай, — говорю, — ну чем она виновата? Наука — сложное дело. Пойдёшь в школу, сам узнаешь. Думаешь, Гагарин или Титов в один день всю азбуку одолели? Тоже ой-ой как попотели. А у тебя и руки опустились.

— Я весь день на память письмо маме сочинял, — сказал он.

У него было такое печальное лицо, и я подумал, что зря родители не взяли его, раз он так скучает. Собрались ехать в Сибирь, бери и детей с собой. Они не испугаются далёких расстояний или злых морозов.

— Боже мой, какая трагедия, — говорю. — Я сегодня приду к вам после обеда и всё изображу на бумаге под твою диктовку в лучшем виде.

— Вот хорошо! — сказала девочка. — Мы живём в этом доме, за железной изгородью. Правда, Серёжа, хорошо?

— Ладно, — ответил Серёжа. — Я буду ждать.

Я видел, как они вошли во двор, и их фигурки замелькали между железными прутьями забора и кустами зелени. И тут я услышал громкий, ехидный такой мальчишеский голос:

— Серёжа, ну что, выучила твоя сестра все буквы?

Я видел, что Серёжа остановился, а сестра его вбежала в подъезд.

— Выучить азбуку знаешь сколько надо учиться? — сказал Серёжа. — Надо учиться целый год.

— Значит, плакали ваши письма, — сказал мальчишка. — И плакала ваша Сибирь.

— Ничего не плакала, — ответил Серёжа. — У меня есть друг, он уже давно учится не в первом классе; он сегодня придёт к нам и напишет письмо.

— Всё ты врёшь, — сказал мальчишка. — Ох и силён ты заливать! Ну как зовут твоего друга, как?

Наступило молчание. Ещё минута, и должен был раздаться победный, торжествующий возглас ехидного мальчишки, но я не позволил этому случиться. Нет, это было не в моём характере.

Я влез на каменный фундамент забора и просунул голову между прутьями.

— Между прочим, его зовут Юркой, — сказал я. — Есть такое всемирно известное имя.

У этого мальчишки от неожиданности открылся рот, как у гончей, когда она упускает зайца. А Серёжка ничего не сказал. Он был не из тех, кто бил лежачих.

А я спрыгнул на землю и пошёл домой.

Не знаю почему, но настроение у меня было хорошее. Весело на душе, и всё.

Отличное было настроение. Даже петь хотелось.

Рекомендуем посмотреть:

Рассказы о природе для 2 класса

Рассказы о школе для 2 класса

Рассказы о труде для 2 класса

Антонова «Иванова, Петров, Сидорова»

Снегирёв «Озеро Азас»

Литературное чтение в 1 классе: Уроки слушания: Методическое пособие

В. Железников. «История с азбукой»

Учебные задачи:

• учить определять жанр и тему прослушанного произведения;

• воспитывать отзывчивость, доброе отношение к малышам и взрослым;

• учить составлять схематический план и рассказывать по плану;

• отрабатывать навык чтения.

Учебные умения:

• различать рассказ и сказку;

• правильно называть произведение (фамилия автора, заголовок);

• рассказывать по готовому плану;

• читать отдельные слова и предложения.

Учебный материал: рассказ В. Железникова «История с азбукой».

В. Железников

История с азбукой

После уроков я зашел в первый класс. Я бы не стал к ним заходить, но соседка поручила присмотреть за ее сыном. Все-таки первое сентября, первый школьный день.

Заскочил, а в классе уже пусто. Все ушли. Ну, хотел повернуться и идти. И вдруг вижу: на последней парте сидит какая-то кнопка, из-за парты ее почти не видно. Это была девочка, а совсем не мальчик, которого я искал. Как полагалось первоклашкам, она была в белом переднике и с белыми бантами ровно в десять раз больше ее головы.

Странно, что она сидела одна. Все ушли домой и, может быть, уже едят там бульоны и молочные кисели и рассказывают родителям чудеса про школу, а эта сидит и неизвестно чего ждет.

— Девочка, — говорю, — почему не идешь домой?

Никакого внимания.

— Может быть, потеряла что-нибудь?

Сидит как статуя, не шелохнется.

Что делать, не знаю. Уйти вроде неудобно.

Подошел к доске, придумываю, как расшевелить эту «статую», а сам потихоньку рисую на доске мелом. Нарисовал первоклашку, который пришел из школы и обедает. Потом его отца, мать и двух бабушек. Он жует, уплетает за обе щеки, а они ему смотрят в рот. Получилась забавная картинка.

— А мы с тобой, — говорю, — голодные. Не пора ли и нам домой?

— Нет, — отвечает, — я домой не пойду.

— Что же, ночевать здесь будешь?

— Не знаю.

Голос у нее жалобный, тоненький. Комариный писк, а не голос.

Я оглянулся на свою картину, и в животе у меня заурчало. Есть захотелось.

Ну ее, эту ненормальную. Вышел из класса и пошел. Но тут меня совесть заела, и я вернулся.

— Ты, — говорю, — если не скажешь, зачем здесь сидишь, я сейчас вызову школьного врача. А он — раз-два! — «скорая помощь», сирена — и ты в больнице.

Решил напугать ее. Я этого врача сам боюсь. Вечно он: «Дыши, не дыши», — и градусник сует под мышку. Холодный, как сосулька.

— Ну и хорошо. Поеду в больницу.

Честное слово, она была ненормальная.

— Можешь ты сказать, — закричал я, — что у тебя случилось?

— Меня брат ждет. Вон во дворе сидит.

Я выглянул во двор. Действительно, там на скамейке сидел маленький мальчик.

— Ну и что же?

— А то, что я ему обещала сегодня все буквы выучить.

— Сильна ты обещать! — сказал я. — В один день всю азбуку! Может быть, ты тогда школу закончишь в один год? Сильна врать!

— Я не врала, я просто не знала.

Вижу, сейчас она заплачет. Глаза опустила и головой как-то непонятно вертит.

— Буквы учат целый год. Это непростое дело.

— У нас папа с мамой уехали далеко, а Сережа, мой брат, сильно скучает. Он просил бабушку, чтобы она написала им от него письмо, а у нее все нет свободного времени. Я ему сказала: вот пойду в школу, выучу буквы, и напишем маме и папе письмо. А он мальчикам во дворе рассказал. А мы сегодня весь день палки писали.

Сейчас она должна была заплакать.

— Палки, — говорю, — это хорошо, это замечательно! Из палок можно сложить буквы. — Я подошел к доске и написал букву «А». Печатную. — Это буква «А». Она из трех палок. Буква-шалашик.

Вот уж никогда не думал, что буду учителем. Но надо было отвлечь ее, чтобы не заплакала.

— А теперь, — говорю, — пойдем к твоему брату, и я все ему объясню.

Мы вышли во двор и направились к ее брату. Шли, как маленькие, за руки. Она сунула мне свою ладошку в руку. Мягкая у нее ладошка и теплая, а пальцы подушечками.

Вот, думаю, если кто-нибудь из ребят увидит — засмеют. Но не бросишь же ее руку — человек ведь…

А этот печальный рыцарь Сережа сидит и болтает ногами. Делает вид, что нас не видит.

— Слушай, — говорю, — старина. Как бы тебе это объяснить? Ну, в общем, чтобы выучить всю азбуку, нужно учиться целый год. Это не такое легкое дело.

— Значит, не выучила? — Он вызывающе посмотрел на сестру. — Нечего было обещать.

— Мы писали палки весь день, — с отчаянием сказала девочка. — А из палок складываются буквы.

Но он не стал ее слушать. Сполз со скамейки, низко опустил голову и поплелся утиной походочкой.

Меня он просто не замечал. И мне надоело. Вечно я впутывался в чужие дела.

— Я выучила букву «А». Она пишется шалашиком! — крикнула девочка в спину брату.

Но он даже не оглянулся.

Тогда я догнал его.

— Слушай, — говорю, — ну чем она виновата? Наука — сложное дело. Пойдешь в школу, сам узнаешь. Думаешь, Гагарин или Титов в один день всю азбуку одолели? Тоже ой-ой как попотели! А у тебя и руки опустились.

— Я весь день на память письмо маме сочинял, — сказал он.

У него было такое печальное лицо, и я подумал, что зря родители не взяли его, раз он так скучает. Собрались ехать в Сибирь, бери и детей с собой. Они не испугаются далеких расстояний или злых морозов.

— Боже мой, какая трагедия! — говорю. — Я сегодня приду к вам после обеда и все изображу на бумаге под твою диктовку в лучшем виде.

— Вот хорошо! — сказала девочка. — Мы живем в этом доме, за железной изгородью… Правда, Сережа, хорошо?

— Ладно, — ответил Сережа. — Я буду ждать.

Я видел, как они вошли во двор и их фигурки замелькали между железными прутьями забора и кустами зелени. И тут я услышал громкий, ехидный такой мальчишеский голос.

— Сережа, ну, что, выучила твоя сестра все буквы?

Я видел, что Сережа остановился, а сестра его вбежала в подъезд.

— Выучить азбуку, знаешь сколько надо учиться? — сказал Сережа. — Надо учиться целый год.

— Значит, плакали ваши письма, — сказал мальчишка. — И плакала ваша Сибирь.

— Ничего не плакала, — ответил Сережа. — У меня есть друг, он уже давно учится не в первом классе; он сегодня придет к нам и напишет письмо.

— Все ты врешь, — сказал мальчишка. — Ох и силен ты заливать! Ну, как зовут твоего друга, как?

Наступило молчание.

Еще минута, и должен был раздаться победный, торжествующий возглас ехидного мальчишки, но я не позволил этому случиться. Нет, это было не в моем характере.

Я влез на каменный фундамент забора и просунул голову между прутьями.

— Между прочим, его зовут Юркой, — крикнул я. — Есть такое всемирно известное имя.

У этого мальчишки от неожиданности открылся рот, как у гончей, когда она упускает зайца. А Сережа ничего не сказал. Он был не из тех, кто бил лежачих.

А я спрыгнул на землю и пошел домой.

Не знаю почему, но настроение у меня было хорошее. Весело на душе, и все. Отличное было настроение. Даже петь хотелось.

Комментарии к уроку

1. Работа с книгами стихов и иллюстрациями к стихотворению А. Барто «В школу», чтение по учебнику и тетради.

2. Слушание рассказа В. Железникова «История с азбукой».

3. Беседа:

— Кто помог детям?

— Какой эпизод рассказа показался вам грустным?

— Когда вы радовались?

— Кто из героев рассказа особенно понравился?

4. Моделирование обложки.

5. Повторное слушание рассказа (если в этом есть необходимость).

6. Работа с текстом: деление на части, составление схематического плана с введением «заместителей» героев. При составлении плана учитель читает текст по частям.

План-схема цепочки событий:

Схематический план с «заместителями» героев:

7. Выполнение заданий в учебнике и тетради.

8. Рекомендации (по выбору):

• найти книгу о детях;

• пересказать дома рассказ В. Железникова «История с азбукой» и рассмотреть иллюстрации;

• придумать историю из жизни первоклассника.

Учил я когда-то одну маленькую девочку читать и писать. Девочку звали Иринушка, было ей четыре года пять месяцев, и была она большая умница. За каких-нибудь десять дней мы одолели с ней всю русскую азбуку, могли уже свободно читать и «папа», и «мама», и «Саша», и «Маша», и оставалась у нас невыученной одна только, самая последняя буква – «я».

И тут вот, на этой последней буковке, мы вдруг с Иринушкой и споткнулись.

Я, как всегда, показал ей букву, дал ей как следует ее рассмотреть и сказал:

– А это вот, Иринушка, буква «я».

Иринушка с удивлением на меня посмотрела и говорит:

– Ты?

– Почему «ты»? Что за «ты»? Я же сказал тебе: это буква «я»!

– Буква ты?

– Да не «ты», а «я»!

Она еще больше удивилась и говорит:

– Я и говорю: ты.

– Да не я, а буква «я»!

– Не ты, а буква ты?

– Ох, Иринушка, Иринушка! Наверное, мы, голубушка, с тобой немного переучились. Неужели ты в самом деле не понимаешь, что это не я, а что это буква так называется: «я»?

– Нет, – говорит, – почему не понимаю? Я понимаю.

– Что ты понимаешь?

– Это не ты, а это буква так называется: «ты».

Фу! Ну в самом деле, ну что ты с ней поделаешь? Как же, скажите на милость, ей объяснить, что я – это не я, ты – не ты, она – не она и что вообще «я» – это только буква.

– Ну, вот что, – сказал я наконец, – ну, давай, скажи как будто про себя: я! Понимаешь? Про себя. Как ты про себя говоришь.

Она поняла как будто. Кивнула. Потом спрашивает:

– Говорить?

– Ну, ну… Конечно.

Вижу – молчит. Опустила голову. Губами шевелит.

Я говорю:

– Ну, что же ты?

– Я сказала.

– А я не слышал, что ты сказала.

– Ты же мне велел про себя говорить. Вот я потихоньку и говорю.

– Что же ты говоришь?

Она оглянулась и шепотом – на ухо мне:

– Ты!..

Я не выдержал, вскочил, схватился за голову и забегал по комнате.

Внутри у меня уже все кипело, как вода в чайнике. А бедная Иринушка сидела, склонившись над букварем, искоса посматривала на меня и жалобно сопела. Ей, наверно, было стыдно, что она такая бестолковая. Но и мне тоже было стыдно, что я – большой человек – не могу научить маленького человека правильно читать такую простую букву, как буква «я».

Наконец я придумал все-таки. Я быстро подошел к девочке, ткнул ее пальцем в нос и спрашиваю:

– Это кто?

Она говорит:

– Это я.

– Ну вот… Понимаешь? А это буква «я»!

Она говорит:

– Понимаю…

А у самой уж, вижу, и губы дрожат и носик сморщился – вот-вот заплачет.

– Что же ты, – я спрашиваю, – понимаешь?

– Понимаю, – говорит, – что это я.

– Правильно! Молодец! А это вот буква «я». Ясно?

– Ясно, – говорит. – Это буква ты.

– Да не ты, а я!

– Не я, а ты.

– Не я, а буква «я»!

– Не ты, а буква «ты».

– Не буква «ты», господи боже мой, а буква «я»!

– Не буква «я», господи боже мой, а буква «ты»!

Я опять вскочил и опять забегал по комнате.

– Ты, ты, ты, – пролепетала она, едва разжимая губы. Потом уронила голову на стол и заплакала. Да так громко и так жалобно, что весь мой гнев сразу остыл. Мне стало жалко ее.

– Хорошо, – сказал я. – Как видно, мы с тобой и в самом деле немного заработались. Возьми свои книги и тетрадки и можешь идти гулять. На сегодня

– хватит.

Она кое-как запихала в сумочку свое барахлишко и, ни слова мне не сказав, спотыкаясь и всхлипывая вышла из комнаты.

А я, оставшись один, задумался: что же делать? Как же мы в конце концов перешагнем через эту проклятую букву «я»?

«Ладно, – решил я. – Забудем о ней. Ну ее. Начнем следующий урок прямо с чтения. Может быть, так лучше будет».

И на другой день, когда Иринушка, веселая и раскрасневшаяся после игры, пришла на урок, я не стал ей напоминать о вчерашнем, а просто посадил ее за букварь, открыл первую попавшуюся страницу и сказал:

– А ну, сударыня, давайте-ка, почитайте мне что-нибудь.

Она, как всегда перед чтением, поерзала на стуле, вздохнула, уткнулась и пальцем и носиком в страницу и, пошевелив губами, бегло и не переводя дыхания, прочла:

– Тыкову дали тыблоко.

От удивления я даже на стуле подскочил:

– Что такое? Какому Тыкову? Какое тыблоко? Что еще за тыблоко?

Посмотрел в букварь, а там черным по белому написано:

«Якову дали яблоко».

Вам смешно? Я тоже, конечно, посмеялся. А потом говорю:

– Яблоко, Иринушка! Яблоко, а не тыблоко!

Она удивилась и говорит:

– Яблоко? Так значит, это буква «я»?

Я уже хотел сказать: «Ну конечно, «я»! А потом спохватился и думаю: «Нет, голубушка! Знаем мы вас. Если я скажу «я» – значит – опять пошло-поехало? Нет, уж сейчас мы на эту удочку не попадемся».

И я сказал:

– Да, правильно. Это буква «ты».

Конечно, не очень-то хорошо говорить неправду. Даже очень нехорошо говорить неправду. Но что же поделаешь! Если бы я сказал «я», а не «ты», кто знает, чем бы все это кончилось. И, может быть, бедная Иринушка так всю жизнь и говорила бы – вместо «яблоко» – тыблоко, вместо «ярмарка» – тырмарка, вместо «якорь» – тыкорь и вместо «язык» – тызык. А Иринушка, слава богу, выросла уже большая, выговаривает все буквы правильно, как полагается, и пишет мне письма без одной ошибки.

Комментарии 9

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

«Учил я когда-то одну маленькую девочку читать и писать. Девочку звали Иринушка, было ей четыре года пять месяцев, и была она большая умница. За каких-нибудь десять дней мы одолели с ней всю русскую азбуку, могли уже свободно читать и «папа», и «мама», и «Саша», и «Маша», и оставалась у нас невыученной одна только, самая последняя буква — «я».

И тут вот, на этой последней буковке, мы вдруг с Иринушкой и споткнулись.

Я, как всегда, показал ей букву, дал ей как следует ее рассмотреть и сказал:

— А это вот, Иринушка, буква «я».

Иринушка с удивлением на меня посмотрела и говорит:

— Ты?

— Почему «ты»? Что за «ты»? Я же сказал тебе: это буква «я»!

— Буква ты?

— Да не «ты», а «я»!

Она еще больше удивилась и говорит:

— Я и говорю: ты.

— Да не я, а буква «я»!

— Не ты, а буква ты?

— Ох, Иринушка, Иринушка! Наверное, мы, голубушка, с тобой немного переучились.

Неужели ты в самом деле не понимаешь, что это не я, а что это буква так называется: «я»?

— Нет, — говорит, — почему не понимаю? Я понимаю.

— Что ты понимаешь?

— Это не ты, а это буква так называется: «ты».

— Ну, вот что, — сказал я наконец, — ну, давай, скажи как будто про себя: я! Понимаешь? Про себя. Как ты про себя говоришь.

Она поняла как будто. Кивнула. Потом спрашивает:

— Говорить?

— Ну, ну… Конечно.

Вижу — молчит. Опустила голову. Губами шевелит.

Я говорю:

— Ну, что же ты?

— Я сказала.

— А я не слышал, что ты сказала.

— Ты же мне велел про себя говорить. Вот я потихоньку и говорю.

— Что же ты говоришь?

Она оглянулась и шепотом — на ухо мне:

— Ты!..

Я не выдержал, вскочил, схватился за голову и забегал по комнате.

Внутри у меня уже все кипело, как вода в чайнике.

А бедная Иринушка сидела, склонившись над букварем, искоса посматривала на меня и жалобно сопела.

Ей, наверно, было стыдно, что она такая бестолковая.

Но и мне тоже было стыдно, что я — большой человек — не могу научить маленького человека правильно читать такую простую букву, как буква «я».

Наконец я придумал все-таки.

Я быстро подошел к девочке, ткнул ее пальцем в нос и спрашиваю:

— Это кто?

Она говорит:

— Это я.

— Ну вот… Понимаешь? А это буква «я»!

Она говорит:

— Понимаю…

А у самой уж, вижу, и губы дрожат и носик сморщился — вот-вот заплачет.

— Что же ты, — я спрашиваю, — понимаешь?

— Понимаю, — говорит, — что это я.

— Правильно! Молодец! А это вот буква «я». Ясно?

— Ясно, — говорит.

— Это буква ты.

— Да не ты, а я!

— Не я, а ты.

— Не я, а буква «я»!

— Не ты, а буква «ты».

— Не буква «ты», господи боже мой, а буква «я»!

— Не буква «я», господи боже мой, а буква «ты»!

Я опять вскочил и опять забегал по комнате.

— Нет такой буквы!

— закричал я.

— Пойми ты, бестолковая девчонка! Нет и не может быть такой буквы!

Есть буква «я». Понимаешь? Я! Буква «я»! Изволь повторять за мной: я! я! я!..

— Ты, ты, ты, — пролепетала она, едва разжимая губы.

Потом уронила голову на стол и заплакала. Да так громко и так жалобно, что весь мой гнев сразу остыл.

Мне стало жалко ее.

— Хорошо, — сказал я.

— Как видно, мы с тобой и в самом деле немного заработались. Возьми свои книги и тетрадки и можешь идти гулять. На сегодня — хватит.

Она кое-как запихала в сумочку свое барахлишко и, ни слова мне не сказав, спотыкаясь и всхлипывая вышла из комнаты.

А я, оставшись один, задумался: что же делать?

Как же мы в конце концов перешагнем через эту проклятую букву «я»?

«Ладно, — решил я.

— Забудем о ней. Ну ее. Начнем следующий урок прямо с чтения. Может быть, так лучше будет».

И на другой день, когда Иринушка, веселая и раскрасневшаяся после игры, пришла на урок, я не стал ей

напоминать о вчерашнем, а просто посадил ее за букварь, открыл первую попавшуюся страницу и сказал:

— А ну, сударыня, давайте-ка, почитайте мне что-нибудь.

Она, как всегда перед чтением, поерзала на стуле, вздохнула, уткнулась и пальцем и носиком в страницу и,

пошевелив губами, бегло и не переводя дыхания, прочла:

— Тыкову дали тыблоко.

От удивления я даже на стуле подскочил:

— Что такое? Какому Тыкову? Какое тыблоко? Что еще за тыблоко?

Посмотрел в букварь, а там черным по белому написано:

«Якову дали яблоко».

Вам смешно? Я тоже, конечно, посмеялся. А потом говорю:

— Яблоко, Иринушка! Яблоко, а не тыблоко!

Она удивилась и говорит:

— Яблоко? Так значит, это буква «я»?

Я уже хотел сказать: «Ну конечно, «я»!

А потом спохватился и думаю: «Нет, голубушка! Знаем мы вас. Если я скажу «я» — значит — опять пошло-поехало?

Нет, уж сейчас мы на эту удочку не попадемся».

И я сказал:

— Да, правильно. Это буква «ты».

Конечно, не очень-то хорошо говорить неправду. Даже очень нехорошо говорить неправду.

Но что же поделаешь! Если бы я сказал «я», а не «ты», кто знает, чем бы все это кончилось.

А Иринушка, слава Богу, выросла уже большая, выговаривает все буквы правильно, как полагается, и пишет мнеписьма без одной ошибки.

Конспект урока чтения в 3 классе. Тема: «Трус» Л.Пантелеев

Конспект урока чтения (3 класс).

Тема: Л.Пантелеев «Трус»

Цели: познакомить с рассказом Л.Пантелеева «Трус»; формировать технику правильного, беглого, выразительного чтения; обогащать и активизировать речь; корректировать недостатки речи; формировать умение рассуждать, , устанавливать связи, делать выводы, анализировать поступки героев; воспитывать интерес к книге и самостоятельному чтению.

Оборудование: выставка книг Л.Пантелеева, портрет Л.Пантелеева, отдельно напечатанный текст для пересказа для каждого ученика.

Ход урока

  1. Орг.момент.

II. Проверка домашнего задания.

III. Речевая зарядка.

УЗ — Будем учиться читать целыми словами правильно, выразительно, для этого проведем речевую зарядку.

Открывается доска:

ЧТОБЫ СОСНЫ, ЛИПЫ, ЕЛИ

НЕ БОЛЕЛИ, ЗЕЛЕНЕЛИ,

ЧТОБЫ НОВЫЕ ЛЕСА

ПОДНИМАЛИСЬ В НЕБЕСА,

ИХ ПОД ЗВОН И ГОМОН ПТИЧИЙ

ОХРАНЯЕТ ДРУГ – ЛЕСНИЧИЙ!

(В. Степанов)

— Прочитайте стихотворение на доске про себя.

— Про кого это стихотворение? (Про лесничего)

— Кто такой лесничий? (Человек, который охраняет лес от браконьеров, помогает животным кормом зимой).

УЗ — Научимся читать это стихотворение хорошо.

С указкой отчитывается хором 2-3 раза, пока не получится хорошо.

— Какая строчка требует особой интонации?

— Какое чувство надо выразить в этом предложении?

— Давайте попробуем прочитать это стихотворение с вопросительной интонацией.

— Какая интонация лучше подходит к этому стихотворению?

Зарядка прочитывается 1-2 учениками целиком.

IV. Подготовка к восприятию текста (5 мин.)

  1. Знакомство с автором.

Л Пантелеев (на доске) портрет

УЗ — Прочитаем фамилию, имя, отчество автора, с которым познакомимся на уроке, узнаем какие произведения написал этот писатель.

Когда Леонид Пантелеев был ребёнком, вообще не мог подолгу задерживаться на одном месте, его авантюрная натура постоянно требовала чего-то, чего-то большего… Лишь одному он никогда не изменял – литера-турному творчеству. Первые его «серьёзные произведения» — стихи, пьеса, рассказы и даже трактат о любви — относятся к 8-9-летнему возрасту. За свою жизнь попал в школу для беспризорников и занимался самым настоящим бродяжничеством. Писатель был вынужден голодать в осаждённом Ленинграде, не однажды оказываясь на грани смерти. Но он не оставил литературу. Леонидом написаны рассказы «Честное слово», «На ялике», «Маринка», «Гвардии Рядовой», «О Белочке и Тамарочке», «Буква «ты», книги «Живые памятники» («Январь 1944»), «В осаждённом городе», воспоминания о писателях – М. Горьком, К. Чуковском, С. Маршаке, Е. Шварце, Н. Тырсе. Написал книгу «Наша Маша», дневник о дочери, который Л.Пантелеев вёл в течение многих лет. Она стала своеобразным руководством для родителей, а некоторые критики даже поставили её в один ряд с книгой К.Чуковского «От двух до пяти». Писатель завоевал извест-ность: его произведения не только печатают, но и экранизируют.

2. Работа с заглавием.

— Прочитайте название произведения, с которым будем знакомиться на уроке («Трус»)

— Как вы думаете, о чем этот рассказ? (О плохом поступке – трусости)

— А вас когда-нибудь называли трусом? Почему?

— Итак, как называется рассказ, с которым мы будем знакомиться на уроке?

— Кто автор?

V. Первичное чтение текста учителем (3мин).

УЗ — Давайте познакомимся с этим рассказом. Закройте книги. Слушайте внимательно. После чтения ответите на вопрос: Где произошел случай с героем?

Учитель начинает читать рассказ, еще раз назвав автора и произведение.

— Итак, где же произошел случай с героем рассказа? (На берегу моря, в Крыму)

— Кто знает, где находится Крым? (Если дети не знают, сказать: на берегу Черного моря)

VI. Чтение трудных слов (3 мин)

УЗ — Сейчас будем учиться читать рассказ и разбирать его. Встретятся трудные слова, прочитаем их отдельно. Когда будете читать текст читайте эти слова правильно и целиком.

ПРИЕЗЖИЙ, ПРИТВОРЯТЬСЯ, РАССЕРДИЛСЯ, ПОЖАЛУЙСТА.

— Прочитайте слова про себя.

— Теперь прочитаем эти слова вслух. (Отчитываем хором до уровня целых слов).

— Что значит слово ПРИЕЗЖИЙ ? (Человек, который приехал из другого города)

VII. Чтение текста про себя.

УЗ — Теперь прочитайте текст про себя внимательно, подготовьтесь читать вслух. Непонятные слова подчеркните карандашиком. (Дети читают шепотом или жужжа. Учитель ходит и слушает.)

— Кто прочитал рассказ, перечитывать не надо.

(Учитель останавливает тогда, когда дети 1, 2 группы прочитали текст)

— Какие слова было трудно прочитать? Какие слова были не понятны?

VIII. Чтение по частям.

УЗ — Сейчас будем читать текст по частям и разбирать его содержание. Читая текст по частям мы научимся разговаривать с автором.

— Итак, первую часть читает Семён, остальные следят. (Читает сильный ученик).

После чтения вопросы по первой части.

— Где произошел случай? ( в Крыму)

— Зачем пошёл мальчик на море? (Ловить удочкой рыбу)

— Что случилось с мальчиком, когда он начал спускаться? Прочитайте. (Увидел под собой огромные острые камни и испугался. Ни назад, ни вниз. Вцепился в какой-то колючий кустик, сидит на корточках и дышать боится).

— Что происходило в это время на море? (Рыбак ловил рыбу, с ним была его дочка, которая поняла, что случилось с мальчиком, поэтому смеялась и показывала на него пальцем).

— Как чувствовал себя мальчик? (Ему было стыдно, он стал притворяться, будто сидит просто так и будто ему очень жарко)

— Как он притворялся? Прочитайте. (Он даже снял кепку и стал ею махать около своего носа.)

— Продолжаем читать. Вторую часть читать начнет Алена, остальные следят. (Читает несколько слабых детей)

Разбор по вопросам второй части.

— Что случилось, когда подул ветер? (Ветер вырвал у мальчика из рук удочку и бросил ее вниз)

— Что сделал мальчик? Прочитайте. (Он попробовал ползти вниз, но опять у него ничего не вышло)

— Что сделала девочка, когда увидела упавшую удочку? Прочитайте. (Она сказала об этом отцу, который что-то сказал ей. Потом она спрыгнула в воду и зашагала к берегу, взяла удочку и пошла обратно к лодке.)

— Как повел себя мальчик, когда увидел, что девочка взяла удочку? (Рассердился, забыл всё на свете, и кубарем покатился вниз)

— Что он сказал девочке? Прочитайте с выражением. ( Эй! Отдавай! Это моя удочка!)

— Что и как ответила девочка. (На, возьми, пожалуйста. Мне твоя удочка не нужна. Я нарочно взяла, чтобы ты слез вниз).

— Дочитаем наш рассказ. (Читает сильный ученик)

Разбор третьей части.

— Чему удивился мальчик? (Откуда девочка знала, что он слезет)

— Что ответила девочка? Прочитайте. (Папа сказал: если трус, то, наверно, и жадина).

— Какова главная мысль рассказа? (Если трус, то наверно, и жадина).

— Ребята, посмотрите на картинку в учебнике на с.94. Найдите отрывок в рассказе, который подходит к иллюстрации и прочитайте.

Физкульминутка.

Руки за спину, головки назад

(Закрыть глаза, расслабиться.)

Глазки пускай в потолок поглядят.

(Открыть глаза, посмотреть вверх.)

Головки опустим – на парту гляди.

(Вниз.)

И снова наверх – где там муха летит?

(Вверх.)

Глазами повертим, поищем ее.

(По сторонам.)

И снова читаем. Немного еще.

IX. Чтение текста целиком.

УЗ — Ещё раз читаем текст. Читаем правильно целыми словами, выразительно. (Один читает, остальные следят).

— Чтение будет эстафетой. Один ученик читает, я останавливаю, затем читающий передает эстафету кому захочет.

Дается качественная оценка чтения каждого ребенка.

X. Заключительная работа по прочитанному.

Обучение пересказу. (Текст пересказываемого напечатан для каждого ученика отдельно на листочках)

Дело было в Крыму. Один приезжий мальчик пошёл на море ловить удочкой рыбу. А там был очень высокий, крутой, скользкий берег. Мальчик начал спускаться, потом посмотрел вниз, увидел под собой огромные острые камни и испугался. Остановился и с места не может сдвинуться. Ни назад, ни вниз. Вцепился в какой-то колючий кустик, сидит на корточках и дышать боится.

А внизу, в море, в это время какой-то рыбак ловил рыбу. И с ним в лодке девочка, его дочка. Она всё видела и поняла, что мальчик трусит. Она стала смеяться и показывать на него пальцем.

Мальчику было стыдно, но он ничего не мог с собой сделать. Он только стал притворяться, будто сидит просто так и будто ему очень жарко. Он даже снял кепку и стал ею махать около своего носа.

УЗ — Сейчас мы будем учиться пересказывать отрывок из этого текста.

— Что произошло с мальчиком, когда он спускался к морю? Прочитайте в первом абзаце третье предложение.

— Так что же произошло с мальчиком, когда он спускался к морю? (ответы детей)

— Кто находился в это время в море? Прочитайте второй абзац «А внизу…»

— Так кто же находился в тот момент в море? (ответ детей)

— Как чувствовал себя мальчик? Давайте прочитаем третий абзац.

— Так, как же чувствовал себя мальчик? (Ответы детей)

— Дети мы пересказали отрывок из рассказа по вопросам, а сейчас попробуем пересказать без вопросов.

Пересказ отрывка.

XI. Домашнее задание.

Повторное чтение текста: научиться читать целыми словами, не по слогам;

1,2 гр.- пересказ текста.

XII. Итог урока.

— Как называется рассказ, который сегодня читали? Кто автор?

— Какой эпизод, герой понравился? Кто не понравился?

— Чему учит рассказ?

Оценка детей ( Как работали, как читали, как вели себя.)

Самоанализ урока.

  1. Многократность чтения текста на уроке:

На этапах: чтение про себя, чтение текста по частям, чтение текста целиком, частично при заключительной работе по прочитанному.

Приемы: 1) при чтении текста про себя дети выбирают слова трудные для чтения и непонятные; 2) при чтении текста по частям дети отвечают на вопросы, находя ответ в тексте (читают); 3) при чтение текста целиком использую прием – эстафета, где читающий ребенок сам передает эстафету (кому захочет); 4) пересказ прочитанного (отвечаем на вопрос, после прочитанного)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *