Сити фермер

Зеленый стартап: сити-фермерство как предпринимательский тренд

«Сити-фермерству в России быть!» — под таким лозунгом работает первая в России бизнес школа сити-фермерства UrbaniEco, созданная Татьяной Дубовской в Москве.

Школа учит городскому фермерству онлайн, проводит стажировки, приглашает на митапы и запускает агрохакатоны. В рамках последних участники, разбившись на команды, создают прототипы идей на стыке дизайна, инжиниринга и аграрных технологий — теплицы, витрины, модули, словом, все, что нужно для роста растений в indoors-среде.

Что такое сити-фермерство

Сити-фермерство — это выращивание зелени, овощей и фруктов в городских условиях. В специальных теплицах и установках, с использованием гидро-, аэро- и аквапоники и современных технологий ухода за растением: от полива до контроля света. Татьяна Дубовская и ее проект уже не один год доказывают, что выращивать продукты питания в городской среде не только возможно, но и прибыльно.

Доходность выращивания, например, микрозелени может составлять 1000 процентов, а производительность вертикальных ферм в сотни раз больше классического земледелия. Плюс экономия на хранении, логистике и комиссиях торговым сетям.

Наивно полагать, что сити-фермерство — история про небольшую группу агрономов-любителей. Это новый мировой тренд, который развивается сумасшедшими темпами, а сити-фермер, к слову, — одна из профессий будущего по версии футурологов Сколково. По прогнозам, в ближайшие 7-10 лет россияне начнут питаться овощами и фруктами, выращенными в городе: в подвалах, на крышах и стенах домов. И в мире такое положение дел давно никого не удивляет.

Городские урожаи — уже реальность

Мировые столицы друг за другом обрастают фермерскими островками. Так в самом центре Вены, на Karlsplatz, разбита городская ферма и даже баг-отель для пчел, ведь, как говорят люди знающие, опыляемые огурцы вкуснее прочих.

В Нью-Йорке за последние 2 года количество городских ферм и садов выросло с 700 до 900 — и это в городе небоскребов!

Городское пространство во всем мире учатся использовать иначе. В Лондоне зелень выращивают под землей в бывших бомбоубежищах, а заброшенные ветки метро используют для выращивания грибов. В Токио на крышах разбивают рисовые поля с заливом.

Крупнейший фермерский проект в Европе, вертикальная ферма в бывшем 6-этажном офисе компании Phillips в Гааге, на крыше выращивает овощи и модную нынче микрозелень, а ниже на 6 этаже разводит рыбу. Ничего удивительного, в мире уже научились пользоваться аквапоникой.

История с крышами вообще культовая. Профессор Колумбийского Университета Диксон Диспоммер, автор книги «Вертикальная ферма» (The vertical farm) и создатель одноименного блога, считает такой вид ведения городского агрохозяйства главным способом накормить люди в 21 веке.

Что насчет урожая — он впечатляющий. Городская ферма на крыше в Тель-Авиве производит каждый месяц 10000 голов салата в дополнение к 17 различным сортам зелени, трав и овощей. Путь салата от грядки до корзины покупателя составляет 15 минут.

А ферма в самом сердце делового Сингапура сегодня производит 1 тонну свежих овощей в день. К слову, первая коммерческая вертикальная ферма появилась в именно там в 2012 году, и молниеносно огороды на крышах и стенах небоскребов обрели популярность от Атлантики до Азиатского побережья — везде, где не хватает земли.

Истории успеха

«Микрозелень» — проект Юлии Крепковой

Микрозелень, проросшая зелень съедобных растений в фазе первых двух настоящих листочков, — сравнительно новый тренд в кулинарии. Ее используют в ресторанах высокой кухни, и маленькие листочки полюбились уже многими приверженцами домашнего питания. Такая зелень содержит в себе максимум витаминов, микроэлементов и в десятки раз превосходит обычную по содержанию полезных веществ. А главное, этот чудо-продукт можно вырастить на собственной кухне.

Команда проекта Microgreen.SU уже приступила к созданию первой полностью российской домашней гидрапонной установки для выращивания микрозелени, и скоро нехитрое в использовании устройство смогут приобрети все любители здоровой пищи. А еще в планах создание серии промышленных установок для использования в кафе, ресторанах и городских фермах. Промышленная установка обещает обладать максимальной производительностью и учитывать самые современные требования интерьерного дизайна. Похоже, концепция «от фермы до вилки» скоро станет реальностью для многих любителей зелени.

А пока салатные смеси из микрозелени от Юлии Крепковой можно приобрести по предзаказу на сайте компании.

«Фермер Клубничков» — ягоды от Игоря Анкудинова

Игорь Анкудинов активно развивает клубничное направление. Уже есть опыт выращивания отличного качества ягоды в закрытых условиях с применением светокультуры.

Сейчас идет работа над созданием полноценной клубничной фермы — прототипа, который можно размножить и предложить как готовое решение. В умном доме для клубники задумывается автоматизировать все. Владельцы, будь то городская семья или небольшое кафе, смогут действуя по незамысловатой схеме собирать урожай несколько раз в год.

Городские фермы «Витабокс» от Антона Бельтюкова и команды REOGEN Lab

Витабокс — полностью автоматическая бытовая техника, с виду обычный холодильник, только внутри на полках зелень, пряные травы, микрозелень, проростки и даже бэбиовощи!

Контролируется все: режим полива, дня и ночи, мощность и длина светового потока, все параметры роста растений, — мобильным телефоном с помощью приложения. Ферма оснащена несколькими системами ухода и полива, при этом элементарна в использовании и дает урожай круглый год. Уже есть довольные клиенты.

Команде потребовалось 6 месяцев на разработку фермы и 1,5 миллиона рублей вложений. Сегодня такой Витабокс стоит немногим дороже ста тысяч рублей. И уже смело можно заявить: модель серийная.

В разработке еще несколько устройств для дома и ресторанов, а также решения для магазинов и фермеров под ключ (поставка оборудования, информация, обучение технологии, семена, сертификация продукции) с неизменно простой системой управления.

Живой пример, как технологии могут работать на человека. А еще подтверждение того, что сити-фермерство сегодня — не просто выращивание продуктов питания, это про устройства, про создание и проектирование помещений, разработку программного обеспечения и новых решений, это высокие технологии. Поэтому если вам есть что сказать и сделать на этой ниве — смело шагайте в эту нишу, за ней будущее. Недаром здесь уже лучшие умы, и немалые деньги.

Что уже производят в мире

Целый ряд зарубежных стартапов уже привлек крупные инвестиции для проектов по созданию и серийному производству сити-ферм — для предпринимателей и горожан.

Разработкой контейнерных ферм сегодня занимается финская компания Exsilio Oy. Здесь речь идет о сотнях тысяч евро за установку. Стартап Plenty из Сан-Франциско уже производит вертикальные фермы, которые способны производить в 350 раз больше урожая, чем обычные фермы, используя при этом лишь 1% воды.

Компания AeroFarms — одна из крупнейших по строительству вертикальных ферм, которые можно легко переименовать «цифровые» — используются алгоритмы для оценки типа и интенсивности света, содержания питательных веществ, температуры, увлажненности и уровня CO2. Это позволяет собирать 30 урожаев в год, и речь идет о более 900 тыс. кг овощей.

В России также сейчас готовится проект по продаже оборудования для сити-фермерства. Но как утверждает техноброкер Татьяна Дубовская, лучше не ждать готовых решений, а заходить на рынок уже сейчас — искать единомышленников, экспериментировать, запускать пилотные макеты установок и программ.

В новую нишу открыты двери для инженеров, программистов, технологов, и в России в этой нише пока свободно.

Сити-фермерство — это не только про редиску

Не только про нее, хотя замечательно, что в современной установке она растет до 18 дней. Сити-фермерство — это один из элементов новой экономики и нового города, наряду с умным домом, новой промышленностью, новой энергетикой и новым транспортом.

Пройдет еще немного времени, и зеленые архитектурные градостроительные решения, системы освещения и транспортировки, повышенные требования к топливу, новая генетика — все это станет городской реальностью, как реальны стали огороды на крыше. Так считают специалисты, например, Георгий Афанасьев — эксперт в области зеленой экономики, да и мы сами можем в этом убедиться.

Зеркальные световоды Sun Pipes уже передают реальный солнечный свет в подземные помещения, строятся здания с живыми фасадами, мегаполисы собирают «урожай дождя», и это только начало.

Алевтина Иванущенко

Как сити-фермеры выращивают руколу в подвалах

Специалисты говорят, что традиционное фермерство совсем скоро уйдёт в прошлое. Больше половины мирового населения живёт в городах, поэтому им всё сложнее получать к столу свежую зелень и овощи, которые ещё нужно довезти до магазина. «Мел» узнал у эксперта WorldSkills по технологиям сити-фермерства Антона Шеремеева, Шеремеева, основателя российской компании TurnUrban Марии Виноградовой и руководителя направления городских вертикальных теплиц Panasonic Германа Гаврилова, как устроена новая индустрия, которая придёт на смену сельскому хозяйству.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Что такое сити-фермерство

Сити-фермер — это специалист по обустройству и обслуживанию городских теплиц, который должен владеть множеством навыков. Помимо базовой химии и биологии, необходимо знать технологии производства, принципы работы всех гидропонных и грунтовых систем.

Половина мирового населения и три четверти россиян живут в городах, их количество ежегодно растёт. Высокая концентрация населения в мегаполисах ведёт к тому, что горожанам становится сложнее получать натуральные фрукты и овощи к столу. Часто зелень и овощи проходят путь в 1500–3000 тысячи километров от грядки до тарелки. Ни о какой свежести, естественно, не может быть и речи.

На то, чтобы повысить срок годности продукта, доставить в магазины, сохранив товарный вид, тратятся огромные средства. Поэтому в последние годы набирает обороты сити-фермерство.

Технологии, которые лежат в основе этого бизнеса, начали активно развиваться в 2011 году в Японии, а в 2012-м в Сингапуре появилась первая коммерческая городская ферма. Пионерами отрасли стали регионы с самой высокой плотностью населения, в том числе и Китай. Яркий пример нового подхода к использованию городского пространства — бывшее здание компании Philips в Гааге. Оно было переоборудовано в самую большую сити-ферму Европы и теперь обеспечивает население свежими овощами и даже рыбой.
В России внедрением вертикальных теплиц занимаются около двух лет. В 2017 году в технопарке «Сколково» открылась первая и единственная в стране агролаборатория Panasonic. В ближайшее время в одном из жилых комплексов на юго-западе столицы появится собственная городская вертикальная теплица.

С каждым годом возрастает и количество образовательных организаций, которые предлагают смежные направления подготовки сити-фермеров: от курсов повышения квалификации до программ бакалавриата. Например, в Колледже малого бизнеса № 4 есть программы дополнительного образования для взрослых и детей от шести лет. Производители оборудования работают вместе с WorldSkills Russia над формированием перечня навыков и компетенций, чтобы готовить соответствующие кадры, которые будут востребованы на рынке. Уже прошли несколько чемпионатов по компетенции «сити-фермерство», идут тренировочные занятия для подготовки будущих участников. Они разрабатывают задания для разных возрастных категорий, а в будущем ожидается открытие skills-центров на базе колледжей.

Конкурсное задание чемпионата состоит из нескольких этапов: монтаж теплицы, электромонтаж исполнительных механизмов системы, регулировка уровня воды в системе, программирование датчиков, автоматизация технологических процессов системы, подготовка питательной среды и высаживание растений в установку.

Как устроено сити-фермерство

Сити-фермерство объединяет агро- и аквакультурные технологии, передовые инженерные и информационно-технологические решения, а также новые бизнес-модели, для того чтобы обеспечить городских жителей продуктами питания и сделать это эффективнее традиционного сельского хозяйства. Вертикальные теплицы организуют прямо в городе. Для установки подходят неиспользуемые подвалы, парковки, неудобные комнаты, вытянутые коридоры и другие места, которые, казалось, никому не смогут принести пользу. Эти помещения не продашь, не сдашь в аренду, но сити-фермеры легко находят им применение. Для создания ферм подходят помещения площадью от 20 квадратных метров. Комнаты меньшего размера будут попросту нерентабельны. Как правило, чем большую площадь занимают теплицы, тем больше возможностей автоматизировать процесс: микроклимат, освещение, влажность, содержание кислорода и углекислого газа в воздухе и другие параметры.

Выращивать фрукты и овощи в вертикальных теплицах можно в грунте или при помощи гидропонной системы. Первый вариант — это выращивание в горшках: специально подбирают субстрат и создают систему, в которой питательный раствор поступает к корням через почву. Гидропоника работает по принципу замкнутого контура: питательный раствор курсирует по трубкам и обеспечивает необходимыми веществами открытые корни растений. Преимущество гидро- и аэропоники перед традиционным сельским хозяйством в том, что питательная среда агрокультур находится под контролем и не зависит от климатических условий. Такие системы используют для выращивания растений на научных станциях в Антарктиде, Арктике и других регионах с суровым климатом.

Сегодня в агролаборатории в «Сколково» выращивают в основном листовые овощи: салат, руколу, шпинат и мизуну, которые поставляют в местные кафе и рестораны. В ближайшем будущем будет запущено производство помидоров, клубники и даже дынь. На гидропонике не рекомендуют выращивать растения, которые образуют клубни или корневища: картофель, свёклу, морковь.

Впрочем, эксперты говорят, что вырастить можно любое экзотическое растение, главный вопрос — экономическая целесообразность. Например, микрозелень — продукт, который востребован круглый год и позволяет получить до 500% от вложенных средств за сезон. Всего за неделю можно вырастить полноценный урожай, срезать его, упаковать и отправить покупателям.

Сити-фермы как бизнес

Самостоятельно открыть сити-ферму очень сложно: нужна команда редких профессионалов и большие инвестиции. До открытия теплицы высококлассные агрономы разрабатывают технологические карты, по которым всё будет работать. Они определяют, каким образом какие растения будут выращиваться. Инженеры обеспечивают работу оборудования — обслуживают его и следят за исправностью. Ещё есть сами фермеры-операционисты. Они выполняют ручную работу, которая не требует высокой квалификации.

Вертикальная теплица в агролаборатории Panasonic в Сколково

Суровый российский климат — это благодатная почва для развития сити-фермерства. Вертикальные теплицы обеспечивают круглогодичный качественный и предсказуемый урожай. Нет и конкуренции с аграрными регионами: они предлагают продукт другого класса. На городских фермах нет насекомых-паразитов, поэтому не используют пестициды и другие химические вещества, — продукт получается экологически чистым. Исследования показывают, что уровень нитратов в 20 раз ниже, чем того требует СанПиН и различные регламентирующие документы.

С точки зрения рентабельности городские фермы могут составить серьёзную конкуренцию большим аграрным хозяйствам. Земля за пределами больших городов, как правило, неплодородная и недорогая. Это позволяет создавать комплексы вертикальных теплиц в непосредственной близости от мегаполисов, экономя на транспортных расходах: конечно, вырастить овощи в Краснодарском крае выйдет дешевле, чем в Подмосковье, но сложная логистика нивелирует выгоду.

Как эффективно выращивать овощи и зелень в городских условиях?

Представьте, что теперь вы можете выращивать урожай в обычной квартире и кушать свежую зелень и овощи 365 дней в году. Это могут быть травы для салатов, богатые витаминами, корнеплоды (редис) и даже помидоры или перец.

Вы бы хотели иметь компактные грядки в квартире, радующие глаз и приносящие пользу здоровью?

Компания «Городской фермер» представляет новинку – автоматическая установка для выращивания зелени и овощей «Аэроферма» на основе технологии аэропоники. На нашем сайте вы узнаете всё об этом удивительном устройстве и сможете купить его себе или в подарок близким людям.

«Аэроферма» — это:

  • Высокотехнологичная светодиодная лампа (LED).
  • Зеленый оазис трав, цветов и овощей, тепла и света – даже когда за окном снег и холод.
  • Автоматический уход за растениями – полив и регулировку освещения производит сама установка, можно уехать в отпуск на 2 недели.
  • Экономия! Себестоимость пучка листового салата, выращенного в «Аэроферме» – всего 6 рублей вместо 40 за магазинный (оценивались затраты на субстрат, электричество, питание).
  • Чистота и практичность – без грязи и насекомых, беспочвенное выращивание овощей и трав.
  • Компактность.
  • Экологическая чистота – без пестицидов, гербицидов, ГМО.
  • Любые садовые культуры – грядки на подоконнике могут быть высотой до 50 см.

Почему мы рекомендуем выращивать в «Аэроферме» именно зелень?

  • Быстрый урожай: от посева до сбора продукции всего 20-30 дней, в зависимости от культуры.
  • Кладезь витаминов для здоровья: зелень – это витамин A, С, почти вся группа B, железо, йод, кальций и другие жизненно важные микро- и макроэлементы, которые особенно необходимы в холодный период года.
  • Хорошо подходит по высоте для выращивания в установке.

Теперь предлагаем вам познакомиться с компанией «Городской фермер» или понять, как работает автоматическая установка по выращиванию растений дома.

Городской фермер

Вступившие в силу 15 января поправки в миграционное законодательство сделали рынки по всей стране полупустыми. Ожидается, что места на них займут отечественные производители. Готовы ли к этому фермеры на Урале? Об этом мы говорим с екатеринбургским фермером Алексеем Воложаниным.

— Алексей Евгеньевич, наши фермеры заполнят места мигрантов на рынках?

— Когдато, наверное, заполнят, но не завтра. Производитель сам торговать не будет. Все это нарабатывается годами. На ситуации наживутся перекупщики.

— А вы ориентируетесь на рынок?

— Лично мне это не надо. Сам стоять не буду, время дорого. Я готов привезти товар на реализацию: денежки сразу получил — и пошел. Получу столько же, если бы сам нес расходы: на зарплату реализатору, аренду склада и холодильника. Посредники звонят, предлагают услуги. Но у меня помимо рынка достаточно клиентов, которым я продаю молодняк и мясо птицы. Мне это интереснее. Рестораны, кафе, частные лица, корпоративные клиенты все чаще находят меня сами. Такого широкого ассортимента нет ни у кого в области.

Хорошие отношения

— Чем вы владеете?

— У меня одна часть хозяйства в 30 км от Екатеринбурга в деревне Косулино, другая — в 100 км в Каменском районе. Общая площадь около гектара. Есть куры и кролики восьми пород, гуси — трех, индюки — двух, цесарки — четырех, утки — пяти пород. Еще хорьки, перепелки и фазаны. Годовой оборот 12 тыс. голов молодняка птицы и 5 тонн мяса. Специализируемся на молодняке: выращивать на мясо дорого. Доращиваем только нераспроданную птицу. Бизнес у нас семейный. На ферме заняты мы с супругой, мои родители и два наемных работника. Все делаем сами.

— А почему живность такая разная? Не проще с одной?

— Больше свободы действий. В 2005 году изза гриппа птиц их мясо не пользовалось спросом, зато всю крольчатину разобрали. Резко увеличили поголовье кроликов. А держали бы одних индюков, уток — ну и сидели бы с ними в обнимку. А так одно просело — другое вытянет. Спрос колеблется от сезона к сезону.

— Как сельчане к вам относятся?

— В коттеджном Косулино хорошо, с уважением. Проблем нет. Там я когда-то начинал фермерствовать, но земля для расширения хозяйства стала слишком дорогая, цены растут день ото дня. Все в радиусе 30 — 40 км вокруг Екатеринбурга постепенно превращается в коттеджную зону. А в заброшенной деревне Стариково под Каменском земля очень дешевая: мы купили там дом и землю под ферму. Зато живут в округе в основном алкоголики и дауны. Здесь зависть, нежелание на когото работать. И работы нет, но найти работника невозможно: им проще украсть. Приезжал вицемэр Виктор Контеев, поражался: в 100 км от Екатеринбурга такая деградация и одичание, что, кажется, на дворе не прошлый даже, а позапрошлый век.

— С властью отношения хорошие?

— И мы на контакт идем, и нас поддерживают. В декабре 2003 года на агровыставке министр сельского хозяйства Свердловской области Сергей Чемезов со мной заговорил: как фермерствую. Я говорю: проблема — финансы. Он успокоил: не вопрос — срочно пиши бизнесплан, как раз деньги распределяем. Я получил тогда кредит, почемуто через финансовое бюджетное управление Екатеринбурга. Совершенно смешной — 200 тыс. рублей. Не стал бы его оформлять, если бы не обещанные 3,5% годовых. Я рассчитывал по бизнесплану получить 500 тыс. рублей кредитных плюс свои, чтобы построить инкубаторий. На тот момент в миллион уложился бы со всем оборудованием. В итоге здание инкубатория стоит недостроенное. Ровно на столько, на сколько не хватило кредитных средств. Куплен, но не установлен инкубатор на 45 тыс. штук яиц. Перепелки и инкубаторы занимают пока первый этаж дома, построенного для семьи. В министерстве сельского хозяйства меня спрашивают: «Как бизнесплан выполняете?». Я отвечаю: «Как я его могу выполнить, если вы мне дали денег в 2,5 раза меньше, чем просил?».

Я потратил достаточно, чтобы эти деньги получить: меня отправили на семинар за свой счет — 20 тыс. рублей заплатил. К тому же у меня ничего не было оформлено: есть хороший закон «О личном подсобном хозяйстве», по которому я у себя на участке инкубирую птицу и могу продавать все, не платя налоги, не регистрируясь нигде. Но в ФБУ мэрии сказали: нее, кто ты такой, если не оформлен? Мы не можем частному лицу дать денег. Пришлось оформиться официально как глава фермерского хозяйства, отдавать дом в залог, платить оценщикам и так далее. В итоге я заплатил за оформление этого льготного кредита больше 10% плюс 3,5%: практически банковский кредит получился. Получил я его только в сентябре 2004 года. Администрация Екатеринбурга помогла ускорить процесс, иначе плюнул бы еще на первом этапе, когда мне дали список с 20 документами, которые надо было бегать оформлять. Собрали депутатов на внеочередное заседание: лето, у них каникулы начались, к тому же бюджет Екатеринбурга сверстан. И они 400 тыс. кредитных рублей (200 — мне, 200 — другому фермеру на шампиньоны) внесли поправкой в бюджет.

— Бизнес прибыльный?

— Прибыли было бы больше, если бы я мяса совсем не продавал, только молодняк. Птица съедает очень много корма. Например, в 2005 году полторы тысячи непроданных утят, закрытых изза угрозы гриппа в помещении, за два месяца 20 тонн комбикорма съели. И я, продав уток, еще полгода за этот корм из других источников расплачивался: вырученных за птицу денег не хватило.

— Каково соотношение доходов и расходов в пересчете на одну птицу?

— Начинать считать нужно с племенного стада каждого вида птиц, которых мы держим, чтобы получать и инкубировать яйцо. Естественно, каждая птичка съедает поразному: индейка —150 граммов комбикорма в день, утка — 180 и так далее.

А дальше умножайте. Если курица ест 120 граммов в день, то пять куриц и один петух — 720. Умножаем на 30 суток, получаем 21,6 килограммов. От каждой из пяти куриц в месяц по 20 яиц. Инкубируем эти 100 яиц, получаем 90 цыплят. Потери — 25 штук, 65 вырастили и продали по 50 рублей штука. 3250 рублей получили. Минус затраты на комбикорм: по стоимости он разный для каждого вида птицы и возраста, от 6 до 11 тыс. рублей за тонну. Если сам все делаешь, без наемных работников, затрат на рекламу, на ветеринарию, так и выходит. Когда хозяйство растет, появляются сопутствующие затраты: нужно платить работнику, делать вентиляцию и прочее. Сразу же доход падает минимум втрое. Забиваем птицу только под заказ: есть у меня проблема, которую я в этом году решу.

— Проблема как называется?

— Отсутствие большой морозильной камеры кубов на 20, где можно было бы сложить забитую птицу, потому что важно соблюдать срок забоя. Есть точка роста, когда экономически выгодно ее забить. Например, у водоплавающей птицы он 56 суток. После этого она ест больше, чем набирает массу, условно говоря, потребляет 100 граммов корма в день, а привес — только 30.

— Как вы эту проблему будете решать?

— Это вопрос, вопервых, финансов. Во-вторых, я достаточно долго сопротивлялся, не хотел мясом заниматься, только реализацией молодняка. Но меня вынуждает растущий спрос, клиентов все больше: давай всем мясо птицы. Не куриное, что в каждом магазине, а всякое прочее. Мы куриц выращиваем только декоративных: странно было бы конкурировать с птицефабриками. Опять же очень много подпортила и толкнула заняться мясом ситуация с гриппом птиц.

— Много потеряли?

— Точнее, недополучили: молодняк перестали покупать. Надеюсь, в этом году ситуация выправится. Я давно занимаюсь птицей и не вижу реальной угрозы. Потому что это не самое страшное заболевание — грипп птиц (а не «птичий грипп»!). Оно известно с конца XIX века, хорошо изучено, всегда было и будет.

В советские времена разрешалось заболевшую гриппом птицу пускать в термическую обработку, все ели куриные паштеты — и ничего… Так что хорошо, что у меня с инкубаторием застопорилось: его строительство совпало с падением продаж молодняка. Я бы не продал 45 тысяч голов и разорился на кормах.
На стол ее не надо

— Почему вы изначально были намерены торговать молодняком?

— Это выгодней: затраты небольшие, а спрос велик, особенно в сельских районах. Мы сразу увидели эту незаполненную нишу. Единственный крупный конкурент — инкубаторно-птицеводческая станция в Екатеринбурге. Но она уступает нам в том, что у нее нет своего племенного стада, яйцо станция покупает, кроме того, берет предоплату с населения за это яйцо, которое инкубирует и продает цыплят в суточном возрасте. Мы же свое яйцо инкубируем, цыплят доращиваем и продаем двухнедельных: тогда падежа при перевозке и дальнейшем выращивании меньше. У станции объемы больше. Я сейчас инкубирую и реализую 12 тысяч голов за сезон — с марта по июль (апрель и май — два самых активных месяца), а перепелку — круглый год.

Не поверите, в обыкновенную «четверку» «Жигулей» можно тысячу голов суточных птенцов поместить: ставлю друг на друга невысокие сетки. Перевозка — не более суток. За молодняком приезжают частные лица, оптовики с севера Тюменской, со всей Свердловской, Челябинской, Пермской областей.

— Как вы находите потребителей?

— Участвуем в выставках, раздаем визитки. Я готовлю зажигательные статейки в садоводческие газеты: даю практические советы по содержанию, рассказываю, чем та или иная птица замечательна. Пишу, например, что цесарки колорадского жука едят. Хотя им без разницы: они всех жуков едят. После каждой публикации отмечаю всплеск продаж. Хорошо действует и сарафанное радио.

В статьях ориентируюсь на пенсионеров, они привыкли к старым простым вещам. Например, рассказал рецепты от обморожения и ожогов с использованием гусиного жира. Неожиданно ресторан «Веселый мадьяр» отреагировал, закупил жир в кулинарных целях, они его перетапливают с яблоками. Очередного постоянного клиента приобрел.

Придумываю необычные рекламные ходы. Предложил консульству США и одному из телеканалов снять сюжет: по аналогии перед Днем Благодарения, как в США, провести помилование индейки. В Белом Доме на лужайку приносят двух индеек, выбирают самую большую и оставляют ее жить, чтобы она плодилась, приносила потомство. А вторая индейка идет на стол. Созвонился, сказали: неси свою индейку, помилуем, а на стол ее не надо — дипломаты едят продукты только из Америки.

Я привез индейку, но она вырвалась, убежала, около консульства я за ней бегал, падал в сугробы. Но сюжет вышел что надо! Начинается так: отечественный фермер разговаривает поанглийски с консулом. Я английскую школу заканчивал.

В другой раз приехали телевизионщики мускусных уток снимать. Я рассказал, что на родине в Южной Америке они на деревьях живут. Мы их пристроили на косулинских тополях, поснимали. Потом смотрю сюжет, в кадре летит стая ворон и текст: «Утки у Воложанина дальше Косулино не улетают». Ладно, я на шутки не обижаюсь.

— Что для вас изменилось, когда был объявлен национальный проект?

— По крайней мере, я вижу заинтересованность властей. Спрашивают, чем помочь. Вопросы задают. Раньше нас не замечали. Больше внимания стало со стороны чиновников: «Алексей Евгеньевич, какие проблемы?».

— А где вы с ними встречаетесь?

— В администрации Екатеринбурга, там часто собирают фермеров на совещания. Нас 20 или 30 официально зарегистрированных, но реально работает меньше пяти.
Пообещал — и не пойду

— Вы в городе зарегистрированы как фермер?

— Я — екатеринбургский фермер, как ни странно это звучит. Я живу и зарегистрирован тут как глава фермерского хозяйства. Еще меня включили в городскую программу по реализации стратегического плана «Сельскохозяйственные рынки Екатеринбурга». Как эксперта по фермерам: даю рекомендации.

В рамках нацпроекта по поддержке АПК в прошлом году я защитил новый бизнесплан в областном министерстве. Мне пообещали 800 тыс. рублей субсидий: в отличие от кредита их отдавать не надо. Надеюсь, дадут в этом году на закупку оборудования для кроликов. Сначала я должен буду свои деньги потратить, а потом мне вернут.

— Готовы к этому?

— Придется кредит брать. Но как? До сих пор кредиты фермерам банки не давали. Вообще, что касаемо поддержки государством фермеров, кредиты должны выдаваться очень просто. Приехали, посмотрели: человек не пьяница, работает нормально — денег дали. И даже не кредит, а именно субсидии. Пока поддерживают крупные сельхозпредприятия. До фермеров, наверное, тоже когда-нибудь дойдет, поскольку поддержка «малых форм» хозяйствования нацпроектом заявлена. Субсидии обещаны мне и 500 тыс. рублей еще одному фермеру.

— На шампиньоны?

— Нет, он тоже перепелками занимается.

— Конкурент?

— Да нет. Я ему в свое время отдал этот рынок, вернее, сегмент перепелиных яиц в магазинах. Мне понравилось, что человек правильно подошел к делу, спросил: не будет ли он мне конкурентом, поскольку хочет заняться перепелиным бизнесом. С магазинами я не работаю и не буду: задерживают платежи. Знаю, раньше занимался магазинами, киосками в аренду: это дало первоначальный капитал для фермерства. Но я пообещал — и не пойду в этот сегмент. Мне достаточно того, чем я занимаюсь. Он сейчас крупнейший поставщик перепелиного яйца в магазины. Первым в области сертифицировал товар. А многие ушли с этого рынка.

— Почему?

— Расходы слишком велики, начиная от платы за штрихкодирование, без которого коробки в магазины никто не берет, заканчивая хорошей вентиляцией на ферме.

В Екатеринбурге недешевое перепелиное яйцо пользуется спросом. В городах поменьше покупательская способность ниже.

Еще проблема в том, что в России разведение перепелов не является отраслью птицеводства: ГОСТа нет. В каждом регионе срок хранения у перепелиного яйца указывают разный. Одно дело транспортировать и реализовать, когда 25 суток, и совсем другое — когда 60.

— А почему не птицеводство?

— Это юридический казус. Для перепеловодства нет никаких документов в принципе. Отсутствие статуса не дает получить заключение ветеринарное и СЭС на помещение, в котором будут содержаться перепелки. СЭС и ветеринары тупо приравнивают одну перепелку к одной курице. Расстояние до ближайшего жилья должно быть для каждой тысячи перепелок, условно говоря, 500 метров. А для пяти тысяч — это уже километры.

— Как же вы их держите?

— Так и держим. Я не занимаюсь яйцом в том числе и из-за этого. Документы получить официально очень тяжело. Этот вопрос был направлен и Гордееву, и Чемезову его задавали. Они сказали: не обращайте внимания, работайте, поможем решить. На рынок, в кафе и рестораны мясо птицы я могу сдать без всяких проблем. Там нужна ветеринарная справка, форма № 2, и все. А магазины требуют сертификат. Сертификат не получить, потому что не сертифицирована бойня, где забивается птица. Мы сами забиваем: приходит ветеринар, осматривает птицу, дает справку. Но что-то с этим надо делать. Нужна кооперация фермеров, чтобы строить бойню.

— Кооперироваться есть с кем?

— Да я все сделаю сам, не в этом году, так в следующем. Бойню рано или поздно буду строить и сертифицировать, к тому идет, потому что мясо пользуется спросом. Упускать денег не хочется.
Перья для ангела
— Ваши доходы как складываются?

— 30% дают удобрения, 30% — мясо, 40% — живая птица: молодняк и птица на племя достаточно дорого стоят. Помет вперемешку с опилом с помощью лучистого грибка перерабатываем, получаем прекрасное удобрение. На удобрения мы получили сертификат, прошли испытания на химический состав и радиологию, а также микробиологические и паразитарные исследования, что очень важно. Доход оно приносит хороший, восполняет прибыль, недополученную от реализации мяса. Я не трачу денег на его перевозку. Можно брать навоз на переработку на птицефабриках: они с удовольствием отдадут, лишь бы не платить экологические штрафы. Но на этот трудоемкий процесс нас уже не хватает.

Производство почти безотходное: получаем племенное яйцо, инкубируем молодняк. Тот, что не продан, выращиваем на мясо, пока птица растет, получаем навоз, перерабатываем и продаем помет. Остаются перья. Всегда этот вопрос меня сильно напрягал, потому что перьев очень много. Ко мне обращались за пухом и пером, но они нужны отсортированные друг от друга, промытые и просушенные. И на это нет сил и времени. Перо просто складируется в мешки. Часто за бесценок отдаем, кто возьмет.

— Вы знаете, сколько стоят пуховые одеяла и подушки?

— Да знаю, что дорого. Был забавный случай. Я в очередной раз озадачился тем, что скапливаются пух и перо. Решил: с утра займусь этим вопросом. А в 7 утра, я еще спал, зазвонил телефон, и тоненький голосок спросил: «Перья продаете? Мне нужны для крыльев… Я ангела в театре играю». Я говорю: приезжайте, отдам бесплатно. Что ж я, ангелу, ядрен батон, перья продавать буду?..

— Какова динамика развития вашего хозяйства?

— В таких параметрах, как сегодня, хозяйство уже лет пять. В 2000 году нас пригласили на выставку в КОСК, у меня было много красивой птицы. Народ был шокирован, что курица — это не только тушка в магазине, она бывает еще и красивая.

И я почувствовал большой спрос. Пошел поступательный рост по 20% в год. Последние года три он уже тяжело давался: мы вымотались. И в прошлом году достигли той точки, выше которой своими силами двигать бизнес физически невозможно. Дальнейшее кардинальное развитие означает снос деревянных построек, строительство каменных. Для расширения производства нужно строить, как я говорил, сертифицированный забойный цех. Просил на него в министерстве одиннадцать с половиной миллионов — пообещали субсидий восемьсот тысяч. Но на такую сумму мы опять зависнем с недостроем. Я, конечно, что-то сделаю и на эти деньги, если получу. Пущу их на кроличьи клетки. Какоето развитие, конечно, будет.

Хотя в принципе я могу расширить бизнес кардинально и очень быстро. Нарастить обороты по мясу в три раза — нет проблем. Но я не форсирую производство, так как нет документов, и в магазин его не отдать. Поэтому пока у меня всегда чуть меньше мяса, чем спрос. Проблема сбыта упирается в отсутствие сертифицированной бойни, а ее наличие упирается опять же в финансы.

— Получается, основная проблема фермера — все-таки финансы. Какие пути решения?

— Только помощь государства.

— Почему не кредиты?

— Я хотел взять осенью потребительский кредит — 150 тысяч. Банк не дал. Хотя у меня там счет. Потому что я фермер. Боятся, не верну. Хотя я уже 10 лет фермер, и достаточно успешный. И те 200 тысяч аккуратно выплатил. Они догадались, что кредит берется на развитие фермерского хозяйства. Сейчас я хочу получить субсидию. Весь наш птицепром государственный.

И получает дотации. А фермер — нет.
Ниша фермеров
— Зачем вам фермерство? Может, заняться другим бизнесом?

— Я это так себе объясняю. У нас у всех в этой стране корни — сельскохозяйственные. Я до тридцати лет вел более-менее успешный спекулятивный бизнес. А после к корням потянуло.

— Получит ли фермерство развитие благодаря национальному проекту?

— Толчок это дало. Фермерами движет тот же дух предпринимательства, только работают они в такой странной сфере, как сельское хозяйство. Индейки в Екатеринбурге в свежем виде вы нигде не купите, в лучшем случае это будет заморозка с соседней территории. Как и гусей, уток. Дальше все более будет востребована моя продукция. Люди с деньгами требуют: «Поставьте меня на довольствие, хотим свежей качественной птицы». Это ниша эксклюзивной продукции, которую в мегаполисе, поедающем миллионы промышленных кур, заполнят только фермеры.

Нацпроект нужно расширять. Есть у уральцев склонность к фермерству, тяга к земле. Рано или поздно, если нацпроект не свернется, он дойдет до малых форм. Не банки должны выдавать нам кредит, а государство из своих фондов. И максимально упростить процедуру получения денег. Спрос превышает предложение — это знак, что фермерство надо поддерживать. Мы более гибко подстраиваемся под потребителя.

— Значит, расширяться будете?

— Медленнее, чем хотелось бы. Я вижу, куда развивать фермерский бизнес. Субсидии нужны, но раз в десять больше, чем обещают. Надо строить бойню, большой инкубатор. Планирую работать с охотхозяйствами: если перед самой охотой выпустить за день фазанов на волю, то 90% птицы добывается. Это рынок реальный. Да таких вариантов много.

Воложанин Алексей Евгеньевич
Глава фермерского хозяйства. Родился в Екатеринбурге. Учился в двух вузах. С металлургического факультета УПИ ушел после третьего курса, хотя мог стать металлургом в третьем поколении: не представлял себе, что будет работать на заводе. Окончил пединститут, работал в школе учителем географии.

В 91-м стало не до учительства: купили дом в деревне Косулино. Ездил по стране, покупал племенную птицу — сначала для себя. Потом понял: раз ему интересно ею заниматься, будет интересно и комуто еще. Личное подворье переросло в семейный бизнес по выращиванию молодняка птиц.
Где деньги лежат

Давно говорилось, что для успешной реализации проекта по развитию АПК необходимо создать понятную и простую систему кредитования, особенно фермеров, хозяев личного подворья. И вот постановлением правительства от 28 декабря 2006 года утверждены правила предоставления из федерального бюджета субсидий бюджетам субъектов РФ на возмещение части затрат на уплату процентов по инвестиционным кредитам, полученным в 2004 — 2007 годах сельхозпроизводителями. В том числе — крестьянскими (фермерскими) хозяйствами в российских банках на срок до пяти лет. Если сумма кредита не превышает 3 млн рублей на одно хозяйство, целевые средства предоставляются в размере 95% ставки рефинансирования

ЦБ РФ, действующей на дату заключения кредитного договора, но не более 95% фактических затрат на уплату процентов по кредиту.

Правительство Свердловской области утвердило в конце января программу поддержки и развития АПК Среднего Урала на 2007 год. На эти цели из областного бюджета планируется направить 2 млрд рублей. Проект предполагает упорядочение предоставления из областного бюджета субсидий на финансирование части расходов сельскохозяйственных товаропроизводителей. Особое внимание в течение года, помимо приоритетного животноводства, будет уделяться поддержке и развитию фермеров, личных подворий.

Людмила Колбина

Фото: Андрей Порубов

Сити-фермер и экопроповедник: 10 профессий будущего, которые защитят планету

Чтобы заботиться об окружающей среде, не обязательно учиться просто на эколога. Сегодня можно быть дизайнером экологичной одежды, строителем энергонулевых домов, пиарщиком экологических программ или, например, урбанистом-экологом. «Мел» и всероссийский образовательный проект «Заповедная смена» выбрали десять новых профессий и рассказали о том, где их получить.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Дизайнер носимых энергоустройств

Быть дизайнером носимых устройств значит придумывать стильные решения для одежды, обуви, сумок, украшений и многих других вещей с функцией микрогенерации энергии. Уже сейчас за границей продают часы, работающие без батареек, рюкзаки, которые способны подзарядить ваш девайс в долгом походе, солнечные очки, которые пришлют вам геотег, если вдруг потеряются. Возможно, уже совсем скоро идея зарядить смартфон от кроссовок, куртки или ожерелья никому не покажется странной.

С чего начать. Первым делом ребёнок должен понять, как солнечная энергия превращается в электрическую, а лучше — увидеть вживую, как это работает. Его точно впечатлит поездка на настоящую солнечную электростанцию. Например, на Абаканскую СЭС (Хакасия) можно попасть во время специальной эколого-промышленной экспедиции.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Предметный дизайн. Дизайн будущего», Высшая школа экономики (Москва).
  • Магистратура: «Возобновляемые источники энергии», Томский политехнический университет.
  • Магистратура: «Возобновляемые источники энергии» — межуниверситетская программа. Её преподают в MINES-Paristch (Франция), университете Олденбурга (Германия), университете Лафборо (Великобритания), университете Сарагосы (Испания).

2. Сити-фермер

Уже сейчас больше половины населения Земли живёт в городах. По прогнозам ООН, к 2050 году в сельской местности останется лишь треть человечества. А значит, близок тот день, когда городам нужно будет самим для себя производить еду. Именно поэтому одна из самых востребованных профессий будущего — сити-фермеры, которые оборудуют огороды и хозяйства на крышах домов и в небоскрёбах. С инновационной системой вертикальных ферм можно выращивать растения и разводить животных в черте города, к тому же это частично решает проблему дорогостоящей транспортировки продуктов из сёл. Технологии сити-фермерства дают возможность экономить воду, почву и удобрения и почти не зависеть от капризов погоды.

С чего начать. За год-два до поступления в вуз стоит провести несколько дней в заповеднике или национальном парке. Так можно подробно изучить конкретную экосистему, например, юго-восточный берег Байкала или Западный Кавказ.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Агробизнес», РГАУ-МСХА имени Тимирязева (Москва), Казанский государственный аграрный университет.
  • Магистратура: «Устойчивое развитие в сельском хозяйстве» — межуниверситетская программа AGRIS MUNDUS. Её преподают в Университетском колледже Корка (Великобритания), Университете Катании (Италия), Политехническом университете Мадрида (Испания), Вегенингенском университете (Нидерланды), Национальном институте сельскохозяйственных наук (Монпелье, Франция).

3. Архитектор энергонулевых домов

Дома, которые не зависят от внешних коммуникаций и способны сами обеспечивать себя энергией, — модный тренд в современном строительстве. Такие здания экологичны и очень выгодны. А ещё в доме нулевой энергии можно жить где угодно — хоть на необитаемом острове. Помимо чисто архитектурных материй, будущему специалисту нужно знать всё о микрогенерации энергии, энергосберегающих материалах и конструкциях, вторичном использовании отходов и многом другом. Эта профессия придется по вкусу каждому, кто обладает инженерным мышлением, любит природу и интересуется инновациями.

С чего начать. Школьнику, помимо увлечения экологией, будут полезны математика, физика и черчение. Поэтому не стоит запускать эти предметы. Можно показать ребёнку дома, которые сегодня потребляют минимум энергии. Они строятся не только за границей, но уже и в России — например, в Южном Бутове.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Автономные энергетические системы», Московский энергетический институт.
  • Бакалавриат: «Архитектурное проектирование», Московский государственный академический художественный институт имени Сурикова.
  • Магистратура: «Умные здания и устойчивый дизайн», Европейский институт дизайна в Турине (Италия).

4. Экопроповедник

Вы всё правильно поняли, экопроповедник — это как раз тот, кто проповедует экологию с помощью образовательных и просветительских программ. Благодаря ему дети и взрослые узнают об экологическом образе жизни, раздельном сборе мусора, осознанном потреблении и многом другом. Такая профессия подойдёт людям общительным и активным, способным придумывать проекты, заинтересовывать и убеждать. Фактически экопроповедники занимаются пиаром осознанного отношения к природе.

С чего начать. Готовиться к этой профессии можно даже в школьные каникулы: поездка в любой эколагерь или экологическую экспедицию — это шанс пообщаться с настоящими экопроповедниками и заразиться их энтузиазмом.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Экология человека», Российский университет дружбы народов (Москва).
  • Бакалавриат: «Экологическая биография», МГУ имени Ломоносова (Москва).
  • Магистратура: «Рациональное природопользование и ресурсосбережение», Государственный университет управления (Москва).

5. Технолог рециклинга летательных аппаратов

Говорят, количество только пассажирских самолетов увеличится вдвое — до 37 тысяч уже в 2031 году. В среднем самолёты используют около десяти лет, а потом отправляют «на пенсию» и отдают в руки технологов рециклинга летательных аппаратов. Такие специалисты знают всё о вторичной переработке оборудования, сырья и каркасных элементов самолетов, при этом они постоянно совершенствуют схемы. Профессия не только уже существует на Западе, но и даже обзавелась собственной международной ассоциацией, куда входят ведущие авиапроизводители.

С чего начать. Хорошенько разобраться в авиапроцессах. Например, во время одной экспедиции «Заповедной смены» ребята прямо на месте изучают работу Сочинского аэропорта (как организованы взлёт и посадка, какими бывают виды перелётов и так далее). А во время другой — едут на космодром «Плесецк».

Где учиться

  • Бакалавриат: «Авиастроение», Московский авиационный университет.
  • Магистратура: AMIR «Инновационная переработка передовых материалов» — межуниверситетская программа. Её преподают в Университете Бордо (Франция), Техническом университете Дармштадта (Германия); Льежском университете (Бельгия); Техническом университете Мадрида (Испания).

6. Экоаналитик в строительстве

Теперь даже стройки должны быть экологичными, и уже очень скоро не обратиться к услугам экоаналитика будет считаться моветоном. Экоаналитик анализирует, как будущее здание будет влиять на конкретную экосистему. И конечно, даст совет, как снизить воздействие на окружающую среду. Он оценивает все возможные факторы риска и подберёт наиболее безболезненное решение — компромисс с природой.

С чего начать. Спроектировать свой первый дом вполне реально ещё в школе. Российские школьники этим летом разработали плавучую гостиницу для Сихотэ-Алинского заповедника и несколько зданий из экологически чистых материалов. Важно найти хорошего педагога, который поможет воплощать такие идеи в жизнь.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Экспертная деятельность в экологии», Российский университет дружбы народов.
  • Бакалавриат: «Дизайн окружающей среды», Колледж дизайна и искусств Онтарио (Канада).
  • Магистратура: «Инженерная защита окружающей среды в строительстве», Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого.
  • Магистратура: «Технологии оценивания экологических рисков», Московский педагогический государственный университет.

7. Портовый эколог

Морские и речные порты — места с повышенной нагрузкой на окружающую среду. Именно поэтому нужно регулярно мониторить и контролировать их экологическую безопасность. Этим и занимаются портовые экологи, которые следят за состоянием воды и воздуха, популяцией растений и животных в акватории, безопасностью судов. Кроме того, они разрабатывают программы по восстановлению экологии порта и снижению ущерба, который уже нанесён.

С чего начать. Отправиться в путешествие, где школьникам рассказывают об истории старого порта Танхой и других прибрежных территорий. Участники также участвуют там в экомарафоне «360 минут» — очищают берег Байкала от мусора.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Комплексное использование и охрана водных ресурсов», Российский государственный геологоразведочный университет (Москва), Сибирский государственный университет водного транспорта (Новосибирск).
  • Бакалавриат: «Экологическая безопасность в водохозяйственном комплексе», РГАУ-МСХА имени Тимирязева (Москва).
  • Магистратура: «Водные ресурсы и менеджмент окружающей среды», Ганноверский университет (Германия).
  • Магистратура: «Морская безопасность и менеджмент окружающей среды», Всемирный морской университет (Швеция).

8. Специалист по преодолению системных экологических катастроф

Тихоокеанское мусорное пятно, глобальное потепление, сокращение площади лесов, загрязнение воздуха и радиационные свалки — каждая из этих катастроф происходит с нами прямо сейчас. И нужно всё больше специалистов, которые помогли бы преодолеть всё это. Они разрабатывают программы, как избежать последствий человеческих действий и уменьшить риск катастрофы. Умение управлять проектами, общаться и системное мышление обязательны. А ещё и стрессоустойчивость, так как очень часто придётся принимать важные решения, когда вообще не понятно, что происходит.

С чего начать. Посмотрите вместе отличный научно-фантастический мультфильм «ВАЛЛ-И» или любые фильмы, которые затрагивают экологические проблемы. Они наглядно объяснят школьнику, насколько глобально человек и природа влияют друг на друга. И может быть, научат бережнее относиться к окружающей среде.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Экологические проблемы больших городов, промышленных зон и полярных областей», Российский государственный гидрометеорологический университет (Санкт-Петербург).
  • Магистратура: «Экология и природопользование», Московский государственный университет имени Ломоносова.

9. Энергоаудитор

Спрос на таких специалистов уже сейчас высокий, а со временем будет только расти: энергоэффективность зданий волнует сегодня не только государство и бизнесменов, но и частных домовладельцев. Энергоаудитор — это тот, кто поможет устранить энергопотерю и оптимизировать энергопотребление. Такому специалисту нужно получить техническое образование, научиться делать электротехнические расчёты и измерять потери энергоресурсов.

С чего начать. Свозить школьника на крупную электростанцию, чтобы он как можно больше узнал о выработке энергии. Например, на Красноярскую ГЭС — одну из крупнейших действующих электростанций в мире.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Энергосбережение и энергоаудит», Тольятинский государственный университет.
  • Бакалавриат: «Охрана окружающей среды и ресурсосбережение», Государственный университет по землеустройству (Москва), Московский технологический университет, Федеральный образовательный проект Росдистант.
  • Магистратура: «Электромеханическая совместимость и энергосбережение», Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого.
  • Магистратура: «Инженерия энергосистем», Дублинский колледж инженерии и архитектуры (Ирландия).

10. Урбанист-эколог

Системы энергосбережения, контроль загрязнения среды, утилизация отходов и многое другое — всё это сфера забот эколога-урбаниста. Они проектируют зелёные города и развивают уже существующие городские пространства с точки зрения защиты окружающей среды и здоровья городских жителей. Урбанисту-экологу придётся отвечать за гамму всевозможных городских процессов и держать руку на пульсе инноваций, поэтому нужно быть стрессоустойчивым и не бояться жонглировать разными задачами.

С чего начать. С простых правил, которые помогают сделать наши города немножко лучше. Объясните и покажите ребёнку, что такое раздельный сбор мусора, сдавайте использованные батарейки в специальные пункты приёма, экономьте воду и по возможности жгите меньше света.

Где учиться

  • Бакалавриат: «Архитектура, урбанизм и строительство», Технологический университет Эйденховена (Нидерланды).
  • Бакалавриат: «Градостроительство», Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет; Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств; Московский государственный строительный университет.
  • Магистратура: «Город и технология: прототипирование городов будущего», «Управление пространственным развитием городов», Высшая школа экономики (Москва).
  • Магистратура: «Городское экологическое планирование», Норвежский институт наук и технологии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *