Сказка о девочке

Жила-была одна девочка, звали ее Настенька. Настенька была очень красивой девочкой, но совершенно непослушной. Любила она, к сожалению, только себя, никому не хотела помогать и, казалось ей, что все живут только ради нее.
Попросит ее мама: «Настенька, прибери за собой игрушки», а Настенька отвечает: «Тебе надо, ты и прибирай!». Поставит мама перед Настенькой на завтрак тарелку с кашей, хлебушек маслом намажет, какао нальет, а Настенька тарелку на пол сбросит и кричит: «Не буду я эту противную кашу есть, тебе надо – сама ее и ешь, а я конфет хочу, пирожных и апельсинов!». А в магазине с ней и вовсе сладу не было, как понравится ей игрушка какая-нибудь, так ногами затопает, завизжит, на весь магазин: «Хочу, купи! Немедленно купи, я сказала!». И неважно ей, что денег у мамы нет и что стыдно маме за такую невоспитанную дочку, а Настенька, знай себе, кричит: «Ты меня не любишь! Ты должна мне все покупать, что я прошу! Не нужна я тебе, да?!». Мама с Настенькой разговаривать пыталась, убеждать, что нельзя себя так вести, что некрасиво это, уговаривала быть послушной девочкой, а Настеньке все нипочем.
Однажды очень сильно поругалась Настенька с мамой в магазине, оттого что не купила ей мама очередную игрушку, разозлилась Настенька и крикнула маме злые слова: » Ты плохая мать! Я не хочу такую маму, как ты! Я не люблю тебя больше! Ты мне не нужна! Уходи!». Ничего не ответила мама, только заплакала тихонечко и пошла, куда глаза глядят и, сама не замечая того, что чем дальше она уходит, тем дальше от нее становится Настенька, забывает она, что у нее есть дочка. А когда вышла мама из города, то оказалось, что забыла она и свой дом и Настеньку, и все-все про себя забыла.
Настенька после ссоры, развернулась и домой пошла, на маму даже не оглянулась, думала, идет мама, как всегда следом, все своей доченьке любимой простив. Пришла к дому, смотрит, а мамы то и нет. Обрадовалась Настенька тому, что дома одна осталась, до этого-то ни разу ее одну не оставляли. Скинула, как попало туфельки, кофточку, прямо на пол в коридоре бросила, в комнату пошла. Первым делом вазу с конфетами достала, телевизор включила и улеглась на диванчике мультики смотреть. Мультики интересные, конфеты вкусные, не заметила Настенька, как вечер настал. За окном темно, в комнате темно, только от телевизора немного света падает на Настенькин диван, а из углов тень, темнота подступает. Страшно стало Настеньке, неуютно, одиноко. Думает Настенька – что-то мамы долго нет, когда же она придет. И животик уже от конфет болит, и кушать хочется, а мама все не приходит. Вот уже десять раз часы пробили, вот уже час ночи, ни разу еще Настенька так поздно не бодрствовала, а мама так и не пришла. А кругом шорохи, стуки, трески. И кажется Настеньке, что в коридоре кто-то ходит, к комнате подкрадывается, а то вдруг покажется, что дверная ручка стучит, а она все одна и одна. И устала уже Настенька, и спать ей хочется, а уснуть не может – страшно, и думает Настенька: «Ну, где же мама, когда же она придет?».
Забилась Настенька в уголок дивана, пледом с головой накрылась, уши ладошками зажала, да так и просидела всю ночь до утра, трясясь от страха, а мама так и не пришла.
Делать нечего, решила Настенька идти маму искать. Вышла она из дому, а куда идти не знает. Ходила, бродила по улицам, замерзла, сама одеться потеплее не догадалась, а подсказать то некому, мамы то нет. Кушать Настеньке хочется, утром только кусочек хлеба съела, а день то опять к вечеру поворачивает, вот-вот смеркаться начнет, а домой идти страшно.
Зашла Настенька в парк, села на скамеечку, сидит, плачет, сама себя жалеет. Подошла к ней старушка и спрашивает: «Отчего ты девочка плачешь? Кто тебя обидел?», а Настенька отвечает: «Меня мама обидела, ушла от меня, одну оставила, бросила меня, а я кушать хочу и страшно мне дома в темноте одной сидеть, и найти ее нигде не могу. Что же мне дела-а-ать?». А старушка та была не простая, а волшебная и все про всех она знала. Погладила старушка Настеньку по голове и говорит: «Ты Настенька маму свою очень сильно обидела, от себя прогнала. От такой обиды покрывается сердце ледяной коркой и уходит человек, куда глаза глядят, и все-все про свою прошлую жизнь забывает. Чем дальше уходит, тем больше забывает. И если пройдет три дня и три ночи после вашей ссоры, а ты маму свою не найдешь и не попросишь у нее прощения, то забудет она все-все навсегда и никогда больше не вспомнит ничего из прошлой жизни». «А где же мне ее искать, — спрашивает Настенька – я уже и так целый день по улицам бегаю, ищу, а найти не могу?». «Дам я тебе волшебный компас, — говорит старушка, — вместо стрелочки там сердце. Пойди на то место, где вы с мамой поссорились, посмотри на компас внимательно, куда острый кончик сердечка показывает, туда тебе и идти надо. Да смотри, поторопись, не так много времени у тебя осталось, а путь длинный!» Проговорила так старушка и исчезла, как будто и не было ее вовсе. Подумала, было, Настенька, что примерещилось ей все, ан нет, компас-то, вот он, в кулачке зажат, а вместо стрелочки на нем золотое сердечко.
Вскочила Настенька со скамейки, побежала к магазину, на то самое место, где она маму свою обидела, встала там, посмотрела на компас и вдруг видит – ожило сердечко, затрепетало, заметалось по кругу и встало, напряглось, в одну сторону своим острым кончиком показывает, подрагивает, будто торопит. Побежала Настенька изо всех сил. Бежала, бежала, вот уже город кончился, лес начинается, ветки по лицу хлещут, корни деревьев бежать мешают, за ноги цепляются, в боку колет, сил почти не осталось, но Настенька бежит. Меж тем вечер уж наступил, стемнело в лесу, сердечко на компасе не видно стало, делать нечего, надо на ночлег устраиваться. Забилась Настенька в ямку меж корней большой сосны, свернулась клубочком. Холодно на голой земле лежать, кора шершавая щеку царапает, иголки через тонкую футболку колются, а кругом шорохи, страшно Настеньке. То ей чудится, что волки, воют, то кажется, что сучья трещат – медведь за ней пробирается, съежилась Настенька в комочек, плачет. Вдруг видит, прискакала к ней белочка, спрашивает: » Что ты плачешь, девочка, и почему ты ночью в лесу спишь, одна?». Отвечает Настенька: «Я маму свою обидела, теперь ищу ее, чтобы прощенья попросить, а здесь темно, страшно и кушать очень хочется.». «Не бойся, в нашем лесу тебя никто не обидит, — говорит белочка, — волков и медведей у нас нет, а я тебя сейчас орешками угощу.» Позвала белочка своих бельчат, принесли они Настеньке орешков, поела Настенька, да и уснула. Проснулась с первыми лучами солнца, дальше побежала, сердечко на компасе подгоняет, торопит, последний день остался.
Долго бежала Настенька, все ноги сбила, глядит – просвет между деревьями, лужайка зеленая, озерцо голубое, а у озерка домик стоит красивый, ставни расписные, на крыше флюгер-петушок, а возле домика мама Настенькина с какими-то чужими детьми играет – веселая, радостная. Смотрит Настенька, глазам своим не верит – чужие дети ее Настенькину маму – мамой называют, а она откликается, как будто, так и должно быть.
Заплакала, зарыдала Настенька в голос, подбежала к маме, обхватила ее ручками, прижалась к ней изо всех сил, а мама Настеньку по голове гладит и спрашивает: » Что случилось, девочка, ты ушиблась, или потерялась?». Настенька кричит: «Мама, это же я, твоя дочка!», а мама все забыла. Заплакала Настенька пуще прежнего, прижалась к маме, кричит: » Прости меня, мамочка, больше никогда я так себя вести не буду, самой послушной стану, только прости меня, я тебя больше всех люблю, никакой другой мамы мне не надо!». И случилось чудо – растаяла ледяная корка на мамином сердце, узнала она Настеньку, обняла, поцеловала. Познакомила Настеньку с детьми, а это оказались маленькие феи. Оказывается, у фей родителей нет, рождаются они в цветках, едят пыльцу цветочную и нектар, а пьют росу, поэтому, когда к ним пришла Настенькина мама, они очень обрадовались, что у них теперь тоже будет своя мама. Настенька с мамой погостили недельку у фей и пообещали приходить в гости, а через неделю, феи перенесли маму с Настенькой домой. Больше Настенька с мамой никогда не ругалась и не спорила, а помогала во всем и стала настоящей маленькой хозяйкой.

СКАЗКА ПРО ДЕВОЧКУ, КОТОРАЯ НЕ СЛУШАЛАСЬ СТАРШИХ, ЛЕНИЛАСЬ, ВРЕДНИЧАЛА И КАПРИЗНИЧАЛА

В одном городе, не маленьком таком, не большом городе жила-была девочка Наташа. Была она не толстая, не худая; не низенькая, не высокая; не красивая, не уродливая; не добрая, не злая. Жила Наташа вместе с бабушкой Галей и мамой Олей. Папы у нее не было. Вернее он был и даже жил, но только где-то далеко, – на самом краю земли. Так Наташе говорила ее мама. А Наташа не особенно-то и грустила о том, что у нее нет папы. Она даже была такому повороту дел несказанно рада. Ведь ее все жалели: «Ах, ты бедная девочка, – говорили все Наташе, – ох, несчастная малышка, растет без отцовской ласки, заботы и внимания!»

При этом ВСЕ ее обнимали, целовали в щечки, гладили по головке, угощали сладостями, дарили игрушки, все разрешали и все прощали. В общем – баловали. Наташа знала много разных слов, но говорила в основном только два слова. Это были самые ее любимые словечки:

Первое – «ХОЧУ!»

Второе – «НЕ ХОЧУ!»

Пойдет Наташа с мамой в магазин, увидит там красивую куклу и говорит: «ХОЧУ!»

Мама пытается объяснить девочке, что кукла очень дорого стоит, что у них дома уже есть много новых замечательных кукол. А Наташа маму и слушать не хочет, знай только тычет пальцем на понравившуюся ей «Барби» или «Синди» и повторяет сквозь слезы и визг. «ХОЧУ!»

Мама Наташе эту куклу покупает, довольная девочка приносит новую игрушку домой, играет с ней полчаса, иногда даже целый час, потом выдергивает кукле руки и ноги, рвет платьице, отрезает волосы, бросает изуродованную куклу на пол и никто ее за такое отвратительное поведение не ругает и не наказывает. Все избалованной девочке сходит с рук.

На другой день бабушка Галя спрашивает у своей любимой внучки, что та будет кушать на обед. Наташа отвечает, что хочет отобедать мясом с подливкой, картофельным пюре на молоке и сливочном маслице, а еще макаронами- «бантиками», индюшачьими котлетами, «молочными» сосисками, солеными огурчиками и квашеной капусткой. Несмотря на то, что у бабушки Гали подагра, сильно болят ножки, сердце и голова со спиной, старушка превозмогая боль идет на рынок, покупает продукты, несет домой тяжелые сумки, тратит почти всю свою пенсию, чтобы купить вкусненькое своей внученьке; готовит, варит, жарит, несколько часов стоя у плиты ни минутки, ни секундочки не передохнув. Обед готов. Наташа садится за стол, съедает ложечку ТОГО, потом вилочку ЭТОГО, потом брезгливо фуксится, кривляется, надувает недовольно щеки и говорит: «НЕ ХОЧУ!»

– Да ты же ничего не съела, – изумляется бабушка Галя, – внученька, Наташенька, ну скушай еще немножечко, ну, пожалуйста, ради меня!

– НЕ ХОЧУ! – надменно повторяет Наташа.

– Ну, я же так старалась, я же с душой готовила, от всего сердца, специально для тебя!

— НЕ ХОЧУ! – говорит Наташа обиженно и начинает хныкать.

– Ну, ты же сама просила меня все это приготовить, сказала, что очень хочешь скушать именно такой обед!

-НЕ ХОЧУ! – сквозь сумасшедший рев кричит Наташа, обливаясь слезами. Девочка не переставая плакать, выскакивает из-под стола, бегает по дому, все раскидывает, разбрасывает, бьет, ломает.

– Успокойся, – просит ее бабушка Галя, – не надо плакать, внученька! Ну, что сделать, чтобы ты не плакала и не кричала, что ты хочешь?

– Хочу! Хочу пряник, – кричит Наташа, шмыгая носом и растирая по раскрасневшемуся лицу слезы и сопельки, – хочу шоколадку, хочу лимонад, хочу …, хочу …, хочу …!

– Хорошо, хорошо, я сейчас все куплю, только одолжу денег у соседей и побегу в магазин за сладостями, которые ты хочешь. А ты, пожалуйста, пока меня не будет, приберись у себя в комнате, умойся, почисти зубки, сделай уроки …

– Не хочу! – снова начинает кричать, почти успокоившаяся уже было Наташа.

– Не хочу! – твердит непослушная, избалованная девочка, и снова слезы текут у нее из глазок, и снова носик ее наполняется сопельками.

– Хорошо, хорошо, –говорит ей бабушка, – я все сама уберу, и умываться не надо, и зубки можешь не чистить, и уроки не делай, только не волнуйся, не плач, любимая моя внученька!

Наташа успокоилась, плакать перестала. Бабушка Галя ушла из дома, чтобы выполнить очередные прихоти, которые пришли в голову ее внучке. Наташа осталась дома одна, нарочно разбила бабушкину чашку, разрезала ножницами занавеску в маминой спальне, изрисовала фломастерами обои в коридоре. Устав от развлечений, она вышла на балкон передохнуть, подышать свежим воздухом, поплеваться с высоты на пробегающих внизу кошек и собак.

Вдруг мимо нее совсем уже было пролетел Зеленый Человечек на черном «Запорожце-кабриолете», но передумал, затормозил, вернулся.

– Здравствуй, Наташа! – сказал ей Зеленый Человечек.

– Откуда ты меня знаешь? – спросила у него удивленная Наташа.

– Я всех детей знаю по именам, отчествам и фамилиям! – заявил Зеленый Человечек. – Я вообще все знаю!

– Врунишка-хвастунишка! – обозвала его в ответ Наташа и показала язык Зеленому Человечку.

«Ах, так, – подумал Зеленый Человечек, – ну, ты за все поплатишься, ну, я тебя накажу так, что мало не покажется!» А вслух сказал:

– Я точно знаю, что ты – Наташа – не хочешь учиться!

– Не хочу!

– Не хочешь трудиться!

– Не хочу!

– Хочешь пряник, шоколад, мармелад, пастилу, зефир, мороженое, гамбургер, хот-дог и колу.

– Хочу!

– А я знаю место, где есть много всяких вкусностей и сладостей, а еще там много игрушек «Лего», конструкторов, игровых приставок «Денди», «Плейстэйшен», компьютеров, сотовых телефонов, сидиплееров, эмпэтриплееров и еще тысячи тысяч всего разного, прекрасного, чего не перечесть. Причем все совершенно недорого, подходи, выбирай, забирай почти даром, нужно лишь сделать кое-что, сущий пустяк. Хочешь?

– Хочу! – сказала Наташа и добавила лениво, – А что надо сделать?

– Крохотную безделицу, совсем ерунду, надо наполнить водой из лужи маленькое ведерко до верху.

– И правда – пустяк! – радостно воскликнула Наташа, думая, что теперь ей не надо будет больше клянчить и выпрашивать у бабушки с мамой то, что она хочет, не надо будет лить притворные крокодиловы слезы и глотать соленые невкусные сопли. Теперь у нее все будет, много всего своего собственного!

– Хочу! – завизжала Наташа.

– Тогда садись ко мне в машину скорей, – сказал ей хитрый, обозленный и оскорбленный Зеленый Человечек, – полетели туда, где все есть, а то я чего доброго передумаю и посажу к себе в кабриолет другую девочку!

Наташа, ни секунды не задумываясь, спрыгнула с балкона в машину к Зеленому Человечку и седа с ним рядом в соседнее кресло. Тот нажал на педаль газа и черный «Запорожец» полетел быстро-быстро: быстрее, чем самолет, быстрее, чем ракета, быстрее, чем комета.

Наташа оглянуться не успела, как оказалась на ЧЕРНОЙ ПЛАНЕТЕ Зеленого Человечка. Перед ней стояло маленькое черное ведерко, а вокруг ведерка бесконечные, глубокие, огромные лужи с водой. А вода в тех лужах мутная, грязная, вонючая.

– Ну, вот – хитро улыбаясь, сказал ей Зеленый Человечек, – наполнишь ведерко водой доверху и сразу получишь то, что хочешь, о чем мечтаешь, в любом количестве.

– А воду откуда брать? – спросила Наташа.

– Из лужи! – ответил инопланетянин.

– Из какой?

– Из любой!

– А чем набирать воду? В чем носить?

– Руками набирай, в ладошках носи!

Набрала Наташа воду из одной лужи руками, понесла в ладошках к ведерку. Пока несла, почти вся вода сквозь пальцы пролилась, осталось у девочки в руках лишь несколько капелек мутной, грязной, вонючей воды. Выплеснула Наташа свои капельки в ведерко, пошла к другой луже, набрала оттуда воды, донесла остатки до ведерка, выплеснула. Ходит она и ходит, носит воду и носит, а ведерко все никак до верху не наполнится. Устала девочка, захотела есть, захотела пить, захотела спать. Подошла она к Зеленому Человечку и говорит, усталым голосом:

– Хочу!

– Как только ведерко водой до краев наполнишь, сразу все что хочешь получишь! – отвечает он девочке.

Посмотрела Наташа на ведерко, а оно совсем пустое, воды в нем нет ни капельки. Присмотрелась девочка к ведерку повнимательнее, а оно оказывается бездонное. Маленькое, невысокое, узенькое, ну совсем крошечное ведро. Да только дна у него нет вовсе, а вместо дна – пропасть черная, бесконечная. Все те капельки, которые Наташа до ведерка донести смогла, те которые сквозь пальцы не утекли, упали в пропасть без конца и без края безвозвратно.

И тут поняла девочка, что сколько бы она не носила воды в ведерко, не наполнится оно никогда ни до верху, ни до половины, ни на сколько не наполнится бездонное черное ведерко.

– Не хочу больше ни вкусностей, ни сладостей, ни игрушек, ни мобильников, ни ноутбуков, ни блютузов, – сказала Наташа жалобно.

– А чего же ты хочешь? – спросил у нее злой, жестокий инопланетянин.

– Хочу домой, к маме, к бабушке!

– Поживи у меня на ЧЕРНОЙ ПЛАНЕТЕ сто лет, сто дней, сто часов, сто минут и сто секунд, все это время без отдыха, еды, питья и сна носи воду из луж в ведерко, тогда отпущу тебя домой к маме с бабушкой.

– А по-другому нельзя? – спросила Наташа Зеленого Человечка.

– Как это – «по-другому»? – уточнил инопланетянин.

– По-другому – это побыстрее!

– Хочешь побыстрее?

– Хочу! – с надеждой в голосе прокричала Наташа.

– Можно и побыстрее! – спокойно заявил Зеленый Человечек, хлопнул в ладоши трижды и произнес волшебное инопланетное черное заклинание:

«Хочешь или не хочешь, а свое получишь!»

И в ту же секунду очутилась Наташа в своем родном городе у самого центрального входа на рынок. Только была она уже не маленькой девочкой, а старенькой бабушкой в рваной засаленной одежде и в изношенной дырявой обуви. В одной руке у нее пластиковый стаканчик с мелочью, а другая рука протянута за подаянием. Проходят мимо люди, а Наташа, превратившаяся в старую попрошайку-нищенку жалобным голосом говорит:

– Подайте бабушке на хлебушек!

Хочет Наташа уйти с того места, а не может. Хочет сказать прохожим, что ее обманули, заколдовали, а не выходит. Хочет заплакать, а не получается.

Проходят по рынку ее мама Оля и бабушка Галя. Увидела их Наташа, попыталась им сказать, что она их любит, что больше не будет капризничать, лениться, плохо себя вести, что хочет обратно к ним домой, хочет снова стать маленькой девочкой, послушной, трудолюбивой, вежливой, доброй, честной, скромной, только вместо этого сказала она им:

– Подайте копеечку, подайте на хлебушек!

И не узнали ее мама Оля и бабушка Галя, и прошли мимо, и ушли прочь. А все потому, что Зеленый Человечек на черном «Запорожце-кабриолете» с ЧЕРНОЙ ПЛАНЕТЫ превратил девочку Наташу в старушку-попрошайку-побирушку. Такое вот злое, коварное колдовство магическое!

Детки! Мальчики! Девочки! Во всех городах, во всех странах, когда вы идете по улице и видите старушек-попрошаек и нищих старичков с протянутой рукой, знайте, это заколдованные Зеленым Человечком девочки и мальчики, которые знали много слов, но так избаловались, что говорили обычно только два слова:

«ХОЧУ!» и «НЕ ХОЧУ!»

Такая у них судьба: или носить в ладошках мутную, грязную, вонючую воду из луж в бездонное черное ведерко на ЧЕРНОЙ ПЛАНЕТЕ Зеленого Человечка или просить копеечку на хлебушек у нас на планете ЗЕМЛЯ!

А вы – дети – какие слова знаете?

А какие слова вы говорите обычно?

История про девочку

Маленькая девочка Маша жила на окраине города с бабушкой. Когда Маше исполнилось 7 лет, ей надо было идти в первый класс. А школа была далеко. Нужно было ехать на автобусе. Тогда бабушка сказала ей: «Внучка, я уже старая-престарая, а ты уже взрослая! Можешь сама съездить!»… И тут бабушка хриплым голосом сказала: «Но, деточка, ни в коем случае не садись в автобус с черными шторками!»
Бабушка дала ей пару рублей в дорогу, присыпала мелочью, сложила портфель.
Тогда Маша, поцеловав бабушку, отправилась в дорогу.
Когда она уже стояла на остановке, ни один автобус, кроме с черными шторками, не останавливался.
Когда этот автобус остановился, девочка заметила, что он всегда приезжал пустой, и отъезжал с остановки только тогда, когда полностью наполнится. Когда все заходили, шторки автобуса автоматически закрывались… Маша успела увидеть только черные сиденья, пассажиров, сидящих на них, и черную собаку. Маша подумала, что хозяин автобуса добрый, и дал прокатить собаку.
Так Маша ждала автобус час, и подумала: «Если я не успею в школу, то следующий раз будет только в следующем году!» И осмелившись зайти в автобус, она все-таки зашла в него.
Девочка перед, тем как сесть на сиденье, присмотрелась к автобусу. В автобусе ничего необычного не оказалось, как говорила бабушка, кроме черного оформления.
Когда Маша только хотела сесть в сиденье, которые было в середине автобуса, увидела под ним слегка торчащий труп той черной собаки! Она подумала: «Этого не может быть!»
От происходящего девочка онемела, она не могла ни сказать ничего, ни заплакать… Тогда она хотела выбежать из автобуса, но автобус уже закрылся, и они были в пути… Девочка подумала, что это все её фантазия… И успокоилась.
Водитель сказал: «Девочка, чего ты забоялась? Иди садись вооон на то сиденье!» — водитель показал пальцем на пустое сиденье, под которым был труп собаки…
Маша все-таки села в этот автобус, тогда шторки закрылись, и все были пристегнуты к сиденьям…
Тогда один из пассажиров сказал: «Водитель, остановите здесь, пожалуйста, и отстегните мне ремень безопасности!»
Тогда из сидений автобуса начали вылезать черные кожаные руки и раздирать человека от плоти до костей…
Оказалось, что в этом автобусе погибли родители этой девочки. А когда сиденья напали на водителя автобуса, то он въехал в бензо-заправку, и весь автобус взорвался, а останки сидений и шторок горели черным пламенем…
Новость отредактировал Лисенок — 25-06-2011, 06:28 24-06-2011, 23:53 by Марк Єрнест ХемингПросмотров: 52 280Комментарии: 25 +9

Ключевые слова: Черные шторки автобус руки

Другие, подобные истории:

  • Бабушка — призрак
  • Пиковая дама
  • Утопленница. 1 глава: Легенда о Машеньке
  • Ведьмочка
  • Девочка и кукла
  • Оборотень 2 часть
  • Две сестры
  • Русалки
  • Красная шапочка
  • Школьный автобус
  • Автобус с черными шторками
  • Таинственное исчезновение еды
  • Страшилки
  • Страшилка
  • Автобус с чёрными шторками

Бабушка Алиса: СКАЗКА О ДЕВОЧКЕ ДАШЕ, КОТОРАЯ ХОТЕЛА НРАВИТЬСЯ ВСЕМ

В одном небольшом городе, в старом доме, в маленькой квартирке жила замечательная девочка Даша. Добрая, весёлая, шустрая, как маленький ветерок. Соломенные косички, рыжие веснушки, голубые глазки то и дело мелькали во дворе и по городским улицам. Девочка жила с мамой и огромным рыжим котом Тошей. Жили они дружно, вместе завтракали по утрам, потом мама убегала на работу, Даша на учёбу, а Тоша забирался на окно и целый день созерцал, как мимо протекает в городской суете время.

И всё было бы хорошо, если бы не всяческие неприятности, которые, то и дело возникали в жизни Даши, как чернильные кляксы на чистом листе. Может для кого-то это были и не такие уж важные неприятности, подумаешь сосед по парте все время дергал за косички, а соседский мальчишка во дворе дразнил рыжей дылдой, а вчера ещё и девчонки смеялись над её веснушками и не взяли с собой на прогулку в парк. Но для Даши все эти неприятности были огромной трагедией, и тогда, казалось, что солнце светит не для неё, радостный шум городских улиц никогда не признает её своей, и ничего хорошего в будущем с ней уже не случится. Ведь сосед по парте был самым симпатичным мальчиком в школе, а с соседским мальчишкой так весело было играть, когда он не дразнился, а девчонки всегда были в курсе всех самых свежих новостей, а ещё они были такие модные , умные и красивые, и очень нравились Даше, а вот она им почему-то нет. Она тихонько возвращалась домой, и ничто не могло её порадовать и утешить — ни весёлое мурлыканье Тоши, ни уговоры мамы о том, что она замечательная, такая, как есть, и что всем нравиться невозможно. Что всё это пройдет, надо только подождать. Ведь она так любила этот мир, и всёх кто её окружал, и очень хотела нравиться им, — здесь и сейчас, а не когда-то потом…

И вот однажды в такой же несчастный для неё день, придя тихонько домой, она прокралась в свою комнату так тихо, что даже пригревшийся на солнышке у окошка рыжий Тоша не заметил её возвращения. Свернулась калачиком на своем любимом диване и, утопая в безутешных мыслях, о том, что никому не нравится, заснула…

Ей снилось, что она бредёт по тёмному лесу, продираясь сквозь непролазную чащу, а огромные деревья, то и дело цепляют её то за волосы , то за платье, всё время приговаривая: «рыжая, дылда, конопатая, неуклюжая». И похоже, нет этому лесу конца, и никогда не выбраться на тропинку. И так шла бы она бесконечно, но вот деревья расступились, и Даша оказалась на берегу лесного озера.

Озеро по всему своему виду было волшебным. Гладь воды была настолько чистой и прозрачной, что проплывающие мимо облака заглядывали в неё как в зеркало, прихорашивались, улыбались и уплывали дальше. Лёгкий ветерок, нежно перебирая стебли камыша, как на струнах наигрывал бесконечно красивую мелодию, а бесчисленные стаи диковинных птиц исполняли под неё свои песни. По краю озера с важным видом, степенно перебирая длинными ногами, вышагивал Черный Журавль. «А, вот ты, то мне и нужен,»- подумала Даша , и решительно направилась прямо к нему. Надо сказать, что оперенье Журавля было настолько черным, что переливалось зелёным отливом под лучами вечернего солнца, и только шея и голова оставались белыми. Длинный зеленоватый клюв, удивительные, карминно-красные глаза и красная шапочка на голове придавали ему ещё большей важности и таинственности.

-Здравствуй, Черный Монах, — словно откуда-то зная его имя, вежливо сказала Даша

-Здравствуй, милая, – не отрываясь от своих важных дел, что-то внимательно разглядывая в воде, ласково ответил Журавль, — чем обязан, столь приятному и неожиданному визиту?

— Я пришла к тебе за советом, ты мудрый, подскажи, как мне сделать так, что бы я всем нравилась?

— Зачем тебе это? А вдруг ты понравишься тем, кто не понравится тебе? – спросил мудрый Журавль.

-А вокруг меня нет таких людей, которые бы мне не нравились! Мне все нравятся, все хорошие, и я тоже хочу им нравиться! — настаивала на своём девочка.

— Ну что, же, раз хочешь, я тебе помогу. Теперь ты будешь нравиться абсолютно всем, только за это ты будешь становиться такой же, как они, говорить, как они говорят, идти, куда они идут, и делать то, что они делают, только твои мечты и желания останутся прежними, и так до тех пор, пока снова меня не встретишь… Завтра я улетаю в тёплые края, поэтому свидимся мы не скоро, а когда встретимся, тогда и продолжим наш разговор…

Здесь, наверное, надо сказать, что мечтала наша Даша стать великим архитектором. И так сильно мечтала, что всё свободное время проводила, изучая основы рисунка, пропорций и особенности всяких архитектурных направлений.

Тем временем солнце неумолимо катилось к закату, пора было отправляться в обратный путь. Вернувшись на лесную тропинку, Даша спешила, вокруг становилось темно. Вдруг навстречу ей откуда-то из лесной чащи вышли люди, они были огромные, одеты в старые грязные одежды, волосы были взлохмачены и, похоже, давно не мыты, глаза сверкали злыми огоньками, за поясом у каждого было оружие, у кого нож, у кого пистолет. Даша в ужасе замерла.

-Вот и всё, — пронеслась в голове мысль… Однако разбойники не стали угрожать Даше, они окружили её плотным кольцом и стали с интересом разглядывать.

— Какая замечательная девочка, — говорили они между собой, — такая хорошенькая, чистенькая…

— Пойдём с нами, будешь нашей подружкой, будем вместе разбойничать, — предложили они девочке, — ты нам очень нравишься!

— А, пойдёмте, тысяча чертей! Всегда мечтала быть разбойницей, – ответила Даша, мысленно удивляясь словам, слетевшим с её губ. Разбойники, обрадовались, что теперь с ними будет такая замечательная девочка, и дружной гурьбой, наперебой рассказывая о своих похождениях, двинулись в своё логово.

Удивительно, но Даша, понимала смысл абсолютно всего , о чем они говорили, и отвечала тоже на их разбойничьем языке, чем приводила их в неописуемый восторг. Разбойники жили в глухой чаще, в пещере у скалы. Старая Атаманша встретила их с восторгом, особенно она была рада Даше, теперь у неё будет помощница по хозяйству.

Все расселись у костра, и принялись поглощать ужин, ели прямо руками. Сочные куски мяса, просто истекали жиром. Жир тек по щекам, по рукам, по одежде, но никто не обращал на это внимание. После ужина, обглодав последние кости, все стали укладываться спать, старая Атаманша постелила Даше в самом дальнем углу. На каменный пол она бросила сшитые овечьи шкуры, вместо подушки тюк соломы, а вместо одеяла огромный пуховый платок. Наверное, в другом месте, и в другое время, Даше не захотелось бы спасть на каменном полу, но сейчас, абсолютно уставшая, она с удовольствием устроилась в своей новой постели, и засыпая, думала лишь о том, что всё что с ней происходит – это сон, что вот сейчас она заснёт, а утром её разбудит весело мурлыкающий Тоша, мама позовет завтракать, а после, собрав свои рисунки и карандаши, она весело умчится на занятия в свой архитектурный класс, и всё вернётся на свои места.

Яркий луч солнца скользнул, по ресничкам, пытаясь приоткрыть сонные веки. Шершавый, мокрый язык лизнул Дашу в нос.

— Тоша, не приставай, — не открывая глаз, сквозь сон сказала она, и протянула руку, пытаясь нащупать кота. В ответ раздался звонкий, заливистый лай. Даша в испуге открыла глаза, перед ней весело подпрыгивая, кружился черный лохматый щенок, он лаял и тихонько рычал, сам испугавшись.

-Фу, бестия, отстань от девчонки, – послышалось откуда-то издалека. Даша огляделась вокруг, она была всё в той же пещере, что и вчера. Только теперь тут никого не было, у входа сидела старая Атаманша, и штопала какие-то лохмотья.

-А как же, мне на занятия надо, мы сегодня перспективу изучать будем, — как то неуверенно произнесла Даша, подойдя к старухе.

— Какая такая перспектива? Какие занятия? Баловство всё это, ближайшая твоя перспектива мне помогать, одежду штопать, вон лучше бери иголку . Тоже мне ещё придумала, ни к чему, это такой симпатичной девушке, лучше вот делом займись!

Даша послушно взяла в руки иголку, и стала латать старый, уже и без того весь залатанный разбойничий кафтан. Днем они вместе готовили еду, а вечером вернувшиеся разбойники рассказывали о своих похождениях, играли в карты, орали песни и пили ром.

Шло время, а она так и жила у разбойников, говорила с ними на их языке, ходила с ними, куда они ходили, делала, всё, что они делают. И только иногда когда все о ней забывали, тихонько рисовала угольком на дальней стене пещеры. Разбойники любили Дашу, она им очень нравилась, а Даша, каждый раз ложась вечером спать, надеялась утром проснуться дома. Но каждый раз просыпаясь, она с грустью понимала, что ничего не изменилось.

И вот наступил день, когда разбойники решили взять девчонку с собой на «дело». Дашу совсем не радовал такой поворот событий, но деваться было некуда, и с ватагой разбойников они отправились на ближайшую ярмарку. Старший сказал Даше подойти к торговке продававшей дорогие одежды, и как можно дольше с ней разговаривать, делая вид, что она что-то хочет купить, а он тем временем стащил бы самые дорогие и красивые вещи. Но то ли у Даши был испуганный вид, то ли торговка оказалась дамой опытной, но она сразу поняла, в чем тут дело, подняла шум, позвала полицию, и разбойники разбежались кто куда. Торговка схватила Дашу за руку,

— Куда, такая хорошая девочка, нехорошо это, не дело, со мной останешься, мне помогать будешь.

Так Даша стала жить у торговки. Целыми днями ей приходилось перебирать груды вещей, перекладывать, развешивать на прилавке, придавать им привлекательный товарный вид, а к вечеру всё снова собирать, укладывать в ящики и уносить в кладовые. Вставать приходилось с рассветом, и только далеко за полночь, уложив последние ящики, и наскоро поужинав, можно было заснуть. Даша так уставала, что сны почти не снились, а когда снились, то она видела, как приносит своему учителю ватман, на котором начерчен дом её мечты, и как он, кое-где поправляя маленькие ошибки, хвалил её, и говорил, что никогда не видел таких замечательных домов. Надо сказать, что с появлением Даши торговые дела хозяйки значительно поправились и пошли в гору. Все были без ума от красивой девочки, хлопотавшей за прилавком, но больше всех радовалась торговка, вечером подсчитывая значительно возросшие доходы.

Однажды летом на ярмарку заглянула труппа бродячих артистов. Они давали представление в соседнем городе и зашли прикупить новые наряды. Им так понравилась девочка, помогавшая им с выбором платьев, что они уговорили хозяйку отпустить её с собой. Даше ничего не оставалось, как поехать с ними. После нескольких представлений проведенных в городе, они отправились в путь.

Где только не выступали весёлые шуты и ловкие акробаты, в каких только странах не побывали! Даша за это время научилась играть на нескольких музыкальных инструментах, ходить по канату, и даже подружилась с медведем Мишей. И только одно её огорчало: всё дальше и дальше уходила она от своего дома, от своей мечты. Всё меньше и меньше оставалось у неё надежды на возвращение.

С тех пор, как она покинула родные края, прошло немало времени, и вот дорога привела их в чудесные места, где, в удивительных лесах одновременно росли вечные дубы, и карликовые каштаны, клёны, непроходимые манговые заросли и бук. Как-то после представления Даша пошла прогуляться по окрестностям, и случайно забрела на тихую поляну. Посреди поляны , как драгоценность, покоилось большое чистое озеро, гладь воды была настолько чистой и прозрачной, что проплывающие мимо облака, заглядывали в неё, как в зеркало, прихорашивались, улыбались и уплывали дальше. Лёгкий ветерок, нежно перебирая стебли камыша… Сердечко Даши радостно вздрогнуло: по краю озера с важным видом, степенно перебирая длинными ногами, вышагивал Черный Журавль.

— Привет, – не отрываясь от своих важных дел, что-то внимательно разглядывая в воде, ласково сказал Журавль, — как поживаешь?

— Замечательно, Черный Монах, — сказала Даша, боясь спугнуть Журавля.

-Ну как, исполнилось твоё желание всем нравиться?

-Да,- ответила Даша, — только вот…

-Что только? – хитро спросил Журавль

— Только вот, я себя потеряла, свой дом, свою мечту…

— И что же ты хочешь?

-Хочу быть собой, даже если это кому-то и не понравиться, хочу делать, то, что я хочу, идти куда хочу, говорить как я хочу…

-Ну что же, быть по-твоему, – ответил Журавль. Он был добрым Журавлём и всегда исполнял желания.

… Яркий луч солнца скользнул, по ресничкам, пытаясь приоткрыть сонные веки. Шершавый, мокрый язык лизнул Дашу в нос.

— Тоша, не приставай, — не открывая глаз, сквозь сон сказала она, и протянула руку пытаясь нащупать кота. Кот замурлыкал, и стал тереться о Дашину руку.

-Дашуня, вставай, пора завтракать, — донёсся такой знакомый и любимый мамин голос, — На занятия опоздаешь.

Даша вскочила, в удивлении протирая глаза, и боясь, что всё сейчас исчезнет. Но на столе лежал ватман, с приготовленным по заданию учителя рисунком, а рядом разбросанные карандаши. Тоша, спрыгнув с кровати, виляя хвостом, зазывал её с собой, будто никак не хотел приступать к завтраку без неё.

В то утро Даша, выйдя из дома, встретила соседского мальчишку , и подумав про себя, что она не рыжая – а золотая, и совсем не дылда, а просто – красивая и высокая, улыбнулась ему, а он улыбнулся ей в ответ. Сосед по парте не стал дёргать её за косички, потому, что она заколола волосы красивой заколкой, и косичек просто не было. А после того, как она помогла одной из девочек с домашним заданием, они договорились вместе пойти в парк.

С тех пор Даша часто вспоминает, тот волшебный сон, и точно знает, что всегда лучше оставаться самой собой, потому, что всем нравится всё равно невозможно.

Бабушка Алиса

VN:F секундочку… 9.7/10 (42 votes) Бабушка Алиса: СКАЗКА О ДЕВОЧКЕ ДАШЕ, КОТОРАЯ ХОТЕЛА НРАВИТЬСЯ ВСЕМ, 9.7 out of 10 based on 42 ratings

Сказка о доброй девочке

Здравствуй, дорогой дружочек! Это снова я — добрая сказочница тётя Таня. Давно не виделись, соскучился? Ну, ладно. Сегодня я расскажу тебе одну небольшую, поучительную сказку про маленькую, отважную и добрую девочку. Ложись, устраивайся поудобнее, обними свою мягкую подушку и … слушай.
Однажды, давным-давно, а одном сказочном королевстве жила маленькая девочка Маша. Славная была крошка. Весёлая, добрая, улыбчивая. Она всегда помогала маме, бабушке и всем людям. Девочка хорошо училась в своей сказочной школе и очень любила читать.
И вот, как-то раз, она взяла большую и толстую книжку и отправилась на прекрастную цветочную полянку около леса. Это была волшебная полянка, ромашковая и васильковая. Ах, как хорошо и интересно читалось на ней нашей Маше!
И вот, на сто сорок седьмой странице, девочка услышала около себя странное попискивание. Как будто, это был комар. Она прислушалась, потом присмотрелась. И действительно, это был маленький комарик. Он немного полетал рядом с ней и устало опустился девочке на ладошку.
— Девочка, девочка, — жалобно пропищал комарик. — Помоги мне пожалуйста!
— Бедняжка, что случилось? — спросила она.
— Я подвернул крылышко. — горько заплакал он. — Я собирал еду для своих деток, попал в паутину, зацепился и поранился, выбираясь из неё. Помоги мне, девочка, отнеси меня в лес, к дому, к моим деткам. Иначе, они умрут с голоду, а я от горя!
— Бедный комарик, бедные детишки! — воскликнула Маша. — Конечно я помогу тебе, дружок и отнесу тебя к твоему домику. Показывай дорогу!
И комарик показал.
— Спасибо, добрая девочка! — с благодарностью сказал он ей, когда они пришли. — Я тебя никогда не забуду!
Он взмахнул здоровым крылом и улетел в домик, кормить детишек.
— Пожалуйста! — крикнула ему вслед девочка и утерла скупую слезу.
И вдруг ей послышалось какое-то кряхтение. Девочка обернулась и увидела маленькую белочку, которая тащила большой мешочек. Маленькие капельки пота скатывались по ее шубке на землю и растворялись в ней.
— Здравствуй, добрая девочка! — сказала белочка. — Дай пройти.
— Здравствуй, работница! — сказала Маша и расступилась. — Тебе, наверное, тяжело? Что ты несёшь? Хочешь, я тебе помогу?
— Я заготовила на зиму мешочек орешков и теперь несу его к себе в дупло! — ответила белочка. — Если ты мне поможешь, я буду тебе очень благодарна. Орешки такие тяжелые, а до моего домика ещё очень далеко.
— Конечно я тебе помогу! С удовольствием! — девочка взяла у неё орешки и пошла за белочкой к её дому.
Солнышко ещё светило на ясном, голубом небе, когда они пришли.
— Спасибо, добрая девочка! — сказала белочка, махнув хвостиком. — Я тебя никогда не забуду!
— Да не за что, подруга! — Маша улыбнулась. — Обращайся, если что! До свидания!
И только она собралась идти обратно, как увидела маленького птенчика. Он лежал на земле и беспомощно барахтался во мхе!
— Что с тобой случилось, малыш? — спросила у него девочка.
— О, какое горе! — заплакал он. — Я играл в своем гнезде воон на том дереве и упал. Мне ни за что теперь туда не подняться, а скоро наступит вечер, а потом и ночь, и меня съедят страшные и злые волки.
— Не плачь, я помогу тебе! — воскликнула девочка, взяла птенчика и полезла вон на то дерево.
Ах, как тяжело ей было забираться туда. Но Маша не привыкла отступать. Она добралась до гнезда и посадила туда птенчика.
— Спасибо, добрая девочка! — радостно прочирикал он. — Я тебя никогда не забуду!
Девочка слезла с дерева и только собралась было идти домой, как поняла, что настал вечер. Да не простой, а поздний. Вокруг стало темно и страшно и, вскоре, вообще наступила ночь. Делая свои добрые дела, девочка не обращала внимания на время и теперь поплатилась за это. Она поняла, что заблудилась в этом большом и дремучем лесу. Она стала ходить, искать тропиночки, которые вели к дому. Но было все напрасно, хоть глаз выколи. Тогда Маша стала кричать и звать на помощь, но никто не отзывался. Все зверьки сладко спали в своих теплых постельках, и только злые волки рыскали в поисках упавших с дерева птенчиков или припозднившихся белочек, и все ближе подходили к Маше. Девочка села на пенёк и расплакалась…
Дружочек, ты боишься! Нет? А чего же ты сжался и так испуганно глядишь на меня своими большими глазками? Не бойся, малыш, всё будет хорошо! Это же сказка, а у каждой сказки всегда есть хороший конец. Все знают это. Вот, слушай, что было дальше…
…Девочка сидела на пеньке и горько плакала. И вдруг началась гроза! Все вокруг кааак загромыхало! Это был гром. Пошел дождь, да такой сильный, он так бил и хлестал, что злые волки разбежались куда подальше и затаились далеко в лесу под большими корягами. Маша тоже стала промокать, она стала искать, где бы ей укрыться. И вот, на лесной опушке, она увидела большое, высокое дерево. Девочка побежала к нему и вдруг сверкнула молния, да так сильно, что если бы мы были там, в это время, в лесу — то точно ослепли. Раздался такой ужасный грохот, что проснулись все звери: и даже раненый комарик, и смертельно уставшая белочка и маленький птенчик. И так им было страшно, что не спали они всю оставшуюся ночь. А на утро, когда гроза прошла и засветило теплое летнее солнышко, они увидели маленькую добрую девочку, обуглившейся тушкой лежавшей на опушке, у самого большого в лесу дерева…
Да что же ты разревелся, дружочек! Да что с тобой, не плачь, не надо. Это же сказка, и она ещё хорошо закончилась. Ведь на бедную девочку могли напасть злые волки и терзать её долго-долго. Или она могла еще несколько дней плутать по дремучему лесу, пока бы не умерла от голода. Или от жажды — ведь если бы она пила воду из лесных луж, то наверняка подхватила бы страшную кишечную инфекцию. Да мало ли что ещё плохого могло произойти с ней. А так, она умерла легко и быстро. И теперь она в сказочном раю. Ведь в каждой сказке есть добрый бог. Это в настоящей жизни его нет, дружочек. А если он и есть, то тебе лучше не встречаться с этой сволочью.
Слышишь, малыш, кажется гроза начинается…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *