В чем назначение функциональной карты профессиональной деятельности

Разработка функциональных карт

Каждая «карта» представляет собой полный стандарт ТиПО и имеет следующие основные характеристики:

Как видно из схемы, функциональная карта состоит из:

  • Описания основной цели профессии или специальности
  • Описания основных функций
  • Описания функциональных модулей
  • Описания надарочных модулей
  • Описания адаптирующих модулей

1. Слева от каждой карты находится «основная цель». Основная цель описывает профессию, но как результат – то, чего требуется достичь. Она определяет, что человек должен достичь, а не как называется работа.
Цель должна быть ИЗМЕРЯЕМОЙ и НАБЛЮДАЕМОЙ.
Формулировка главной цели разрабатывается, исходя из описания профессии.
2. Справа от основной цели располагаются описания основных функций, которые позволяют достичь основной цели.
Основные функции позволяют достичь основную цель профессии и представляют собой описание тех конкретных действий, посредством которых достигается основная цель профессии. Количество функций зависит от сложности профессии. Каждая функция содержит целостную группу требований к осуществляемым действиям.
Эти функции в дальнейшем будут проанализированы в формулировках, каждая из которых станет учебным модулем. На функциональной карте они называются функциональными модулями.

Функциональные модули описывают конкретные действия, составляющие конкретную компетенцию.

Каждый функциональный модуль должен быть определенной и отдельной рабочей операцией, использующей определенные методы, материалы, оборудование или процессы. Функциональные модули – это компоненты технического процесса, которые разработаны для достижения главной цели профессии

Надарочные модули

Современная практика трудоустройства включает требования, которые мы описываем как «надарочные модули» или «надпрофессиональные модули» Надарочные модули не представляют действия сами по себе, а касаются организации работы, взаимоотношений с другими людьми на рабочем месте, а также социальной ответственности за окружающую среду.

Адаптирующие модули

Функциональная карта содержит кроме функциональных, надарочных модулей еще и адаптирующие модули.
«Адаптирующие модули» или «базовые модули» сами по себе не производят осязаемых результатов и они связаны с общепрофессиональными дисциплинами. Результаты обучения для данных модулей ориентированы на требования, содержащиеся в профессиональных модулях. Нет таких профессий, в которых является специфической функцией, но данная способность необходима в ряде производственных функций, поэтому, вместо ее повторения в каждом техническом модуле, данный вид квалификации выделен в один адаптирующий модуль.

Надарочные модули применяются ко всем модулям – и должны быть включены, только те результаты, которые применимы именно ко всем из них.

Адаптирующие модули являются более традиционными ‗предметами‘, которые поддерживают обучение по одному или нескольким техническим или организационным модулям.
Разработанная функциональная карта является основой для разработки программы обучения.

Что необходимо помнить при разработке функциональной карты:

Исходим из потребностей работодателей — проводим анализ потребностей в умениях.

Формулируем:

  • основную цель деятельности в рамках данной профессии или специальности
  • основные функции, которые выполняет работник (т.е. конкретно то, что работник делает), причем это должно быть самодостаточные укрупненные функции, освоение каждой из которой дает шансы на трудоустройство), самодостаточное укрупненное действие, освоение которого уже дает шансы на трудоустройство);
  • функциональные модули (разделение основных функций на составляющие целостные действия).
  • Надарочные модули
  • Адаптирующие модули
  • При формулировке следуем Правилам описания и используем глаголы в неопределенной форме.

Еще раз обращаем внимание на то, что полученная схема – функциональная карта — отображает потребности сферы труда. В связи с этим в разработке функциональной карты должны принимать участие работодатели. Завершенная функциональная карта должна пройти экспертизу работодателей.

3. Карта может выглядеть как иерархия или как схема производственного процесса. – но ни тем, ни другим не является. Формулировки расположены произвольно, без учета приоритета или важности. Различные группы формулировок просто представляют разные и отдельные функции.

4. Каждый функциональный модуль должен быть определенной и отдельной рабочей операцией, использующей определенные методы, материалы, оборудование или процессы. Функциональные модули – это компоненты технического процесса, которые разработаны для достижения главной цели профессии

5. Коды используются, чтобы показать степень детализации каждой формулировки и ее позиции в анализе. Первой ступенью анализа основных функций обычно является кодировка буквами – «А, В. С» и т.д. На следующей ступени анализа функциональных модулей, к коду добавляются числа «А1, А2, В1, В2» и т.д. Данная кодировка необходима и удобна, потому что она показывает из какой области анализа эта формулировка и ассоциируемые с ней формулировки.
Это особенно необходимо, когда формулировки отделяются и становятся названиями отдельных модулей. Таким образом, если мы рассмотрим модуль В22, то будем знать, что он был разработан из формулировки В2. Также будем знать, что где – то в анализе существует модуль В21 и могут быть еще В23 и В24.
Практическая работа:

Составить функциональную карту специальности
Профиль компетенций

Основанием модульной структуры служит профиль компетенций, который дает описание требований к профессии, вместе с общей целью обучения. В общей структуре название профиля компетенций следует традиционному описанию – например «Воспитатель дошкольных учреждений» – но общая цель соответствует ключевой цели, приводимой в функциональной карте.

Если рассматривать пример с воспитателем, мы увидим, что основным назначением данной профессии является «Организовать и осуществлять процесс воспитания и обучения детей дошкольного возраста». В профиле компетенций мы применяем данную формулировку для создания цели обучения посредством добавления фразы «По окончании данной программы, студент будет уметь» … организовать и осуществить процесс воспитания и обучения детей дошкольного возраста

Сферы компетенций

Профиль компетенций разбивается на некоторое количество сфер компетенций, соответствующих основным функциям карты.
В примере функциональной карты воспитателя дошкольных учреждений, основными функциями являются:
И снова, мы ориентируем данные формулировки на достижение цели обучающимися путем добавления фразы «По окончании обучения в данной сфере компетенций, обучающийся будет уметь» …
Требования для разработки учебного модуля.

Нам необходимо тщательно разработать каждый модуль. Для разработки необходимо:

  • выяснить контур точного содержания модуля
  • привести стандарты, которые должны быть применены к требуемому обучению
  • умения и знания, которые будут даны и востребованы
  • ресурсы, которые потребуются для поддержания процесса обучения.

Это необходимый документ, который определяет содержание процесса обучения.

Разработка модуля

Разработка модуля включает в себя разработку трѐх документов: спецификацию модуля, резюме модуля и руководство модуля.
Спецификация модуля является документом, включающим в себя содержание модуля. Мы разрабатываем спецификацию, используя следующий формат:

Цель модуля:

Шаги/Действия Умения Знания Ресурсы
Учебные ресурсы

Наконец, мы завершаем спецификацию модуля определением ресурсов обучения, которые потребуются для того, чтобы учащиеся достигли цели модуля. В этом случае нам не требуется указывать ресурсы для каждого шага или действия – мы просто перечисляем ресурсы для всего модуля.

Резюме модуля можно использовать как:

  • Административный документ в целях планирования
  • Полезный итоговый «сертификат» для работодателей
  • Резюме содержания обучения и того, что должен достичь учащийся

Резюме включает:

  • Название модуля
  • Цели обучения
  • Схему содержания, представляющую собой краткое описание шагов и действий
  • Любые востребованные предварительные знания (предварительные знания будет часто включать менее сложный модуль)
  • Установленная продолжительность (срок) учебного модуля

Сегодня несколько слов о техниках работы бизнес-аналитика. Уже пару десятков лет основной техникой моделирования функционала информационных систем является разработка вариантов использования (use cases). Техника, действительно, неплохая. Особенно если бизнес-аналитик прочитал книжку Алистера Коберна «Современные методы моделирования функциональных требований» или посетил учебный курс по разработке юзкейсов. Однако визуализация вариантов использования в виде соответствующей UML диаграммы до сих пор вызывает сдержанную ухмылку у разработчиков и легкое недоумение у функциональных заказчиков. Пару месяцев назад в заметке Так ли уж близки корпоративная архитектура и бизнес-процессы? я писал о том, что на уровне бизнес-архитектуры никто никаких юзкейсов не рисует. Для отображения деятельности организации используется Business Capability Map – техника, позволяющая отобразить все виды деятельности предприятия на одной картинке. Довольно часто звучит и другой термин: функциональная карта. Что это такое и как использовать эту карту в проектах я позволю себе изложить в виде небольшой истории о вымышленном проекте разработки системы управления инцидентами, рассказанной от лица ведущего бизнес-аналитика этого проекта.

Как-то утром, когда завтрак уже давно кончился, а обед еще не думал начинаться, в нашу комнату влетел руководитель службы бизнес-анализа. Сбивая на своем пути зазевавшихся молоденьких сотрудниц и отчаянно жестикулируя, он подлетел к моему рабочему столу и срывающимся голосом заорал: «Когда?… Почему! Где?! Где функциональные требования?». Я тяжело вздохнул, пытаясь догадаться, о чем собственно идет речь. Даже пару раз попытался перебить его, чтоб задать этот вопрос, но потом решил дать руководителю немного остыть. Минут через десять руководитель службы немного успокоился и сумел объяснить, что речь идет о системе управления инцидентами. Только что он был на планерке у Директора по ИТ, который устроил всем грандиозный разнос за отсутствие в нашей организации этой замечательной системы. Департамент эксплуатации ИТ-систем, являющийся основным заказчиком такой системы, и Служба разработки ИТ-решений перевели все стрелки на нас, заявив, что система управления инцидентами уже пару лет остается абстрактной мечтой, потому что служба бизнес-анализа так и не удосужилась собрать требования. Резонное возражение, что с такой задачей к нам никто не обращался, естественно, не возымело действия, и уже через полчаса мы сидели в кабинете руководителя департамента эксплуатации и выслушивали его рассказ о космических кораблях, бороздящих просторы…

Из этого разговора я вынес совсем немного. Оказывается, наша служба поддержки разделена на два уровня. На первом уровне работают начинающие специалисты, не способные решить большинство поступающих проблем. Какие-то инциденты они решают, но их основное занятие заключается в направлении запросов на ту или иную группу сотрудников второго уровня. И вообще самое главное, чтоб пользователи самостоятельно подтверждали закрытие инцидентов, потому что с ними подписан соответствующий SLA. Набросав в visio простенькую UML диаграмму, остаток дня я посвятил строительству веселой фермы.

Без пяти девять утра следующего дня я уже стоял с красиво распечатанным рисунком у кабинета руководителя департамента эксплуатации.

– Что это у тебя? – поинтересовался руководитель департамента, выходя из своего кабинета.

– ЮэМэЛь диаграмма вариантов использования – отрапортовал я без малейшей запинки, протягивая ему картинку.

Он нацепил очки, взял мой рисунок и на несколько секунд опустил на него взгляд. Когда руководитель службы эксплуатации вновь поднял голову, я по косвенным признакам сообразил, что картинка ему понравилась как-то не очень. Наверное, такое же выражение лица, сочетающее сдерживаемый гнев и полную безнадежность, бывает у него от известия о случившейся проблеме минус первого приоритета.

– Пойдем! – сдерживая гнев прошипел он и, размахивая картинкой, потащил меня в кабинет директора по ИТ.

Директор, как назло, оказался в своем кабинете. Вместе с ним за столом сидели еще двое и о чем-то оживленно беседовали. Одного из участников обсуждения я знал. Он работал у нас в проектном офисе. Другой же человек, в строгом деловом костюме, был мне незнаком.
Прервав обсуждение, ни с кем не поздоровавшись, руководитель департамента эксплуатации подошел к директору и, пробурчав: «Как Вы думаете, что это?», сунул ему мой рисунок. Взглянув на рисунок, директор улыбнулся и добродушно ответил: «Пляшущие человечки, я полагаю». Он небрежно передал мой рисунок другим собеседникам, которые тут же принялись его заинтересованно разглядывать, а сам обратился к руководителю департамента эксплуатации:

– Очень хорошо, что ты зашел. Присаживайся. Я решил оформить эти работы отдельным проектом, и мы как раз обсуждаем систему управления инцидентами с будущим менеджером проекта и внешним консультантом. Вот и еще один участник команды к нам присоединился – отметил ИТ директор, бросив на меня недолгий, но пристальный взгляд, от которого мне стало как-то не по себе. Я и руководитель службы эксплуатации сели за стол.

– Мы не будем больше рисовать такие картинки – безапелляционно заявил человек в строгом деловом костюме, идентифицированный мною, как внешний консультант. Он достал из своей папки другой рисунок и протянул его руководителю департамента эксплуатации. — Это функциональная карта типового решения по управлению инцидентами. Отметьте галочкой те функции, которые необходимы Вам в первую очередь.

Руководитель департамента эксплуатации достал авторучку и принялся последовательно расставлять галки в каждом прямоугольнике, стараясь ничего не пропустить. Некоторые он даже обвел кругом, а затем, вероятно, для пущей убедительности нарисовал несколько стрелок и положил рисунок в центр стола, чтоб его могли видеть все участники встречи.

– Отлично! – резюмировал консультант и передвинул листок менеджеру проекта. – Вот наш scope. По этой карте мы будем отслеживать прогресс на всех фазах проекта, начиная с уточнения требований и вплоть до ввода системы в эксплуатацию. Впрочем, и после запуска системы функциональная карта нам еще пригодится.

Не понимая до конца, что следует делать с этим рисунком, но услышав слово «требования» и проассоциировав их с бизнес-анализом, проектный менеджер передал рисунок мне. На этом встреча закончилась. Я взял рисунок и вместе с участниками встречи покинул кабинет директора. В приемной консультант остановил меня и сунул мне еще один рисунок:

– Смотрите! – дружелюбно проговорил консультант – На следующей встрече нам надо будет определить действующих лиц решения и сопоставить их с функциональной картой. Это похоже на Вашу диаграмму, только без тощих человечков и эллипсов. Возьмите за основу этот рисунок.

Вернувшись на свое рабочее место, абсолютно счастливый тем, что все так удачно сложилось, я быстро отсканировал картинку и отправил её проектному менеджеру в качестве сопроводительных материалов для следующей встречи, намереваясь посвятить остаток рабочего дня обустройству веселой фермы. Однако после обеда раздался звонок. Менеджер проекта управления инцидентами ехидно поинтересовался, как у меня дела, и спросил, не желаю ли я вместе с ним поработать над границами проекта. Пришлось тащиться к нему и выслушивать утомительные рассуждения о том, что запуститься следует всего через шесть недель, и если не удастся сузить рамки проекта, то митигировать риски срыва сроков будет решительно невозможно. В общем, он потребовал, чтоб к завтрашней встрече с разработчиками я указал на функциональной карте стадии проекта и приоритеты требований. К счастью, в нашей службе бизнес-анализа работало достаточное количество молодых привлекательных сотрудниц, и одной из них я перепоручил эту мегаважную и необычайно срочную задачу. Получилось у неё примерно следующее:

Слегка пожурив её за унылую цветовую гамму и излишне формальный подход, следующим утром я вместе с менеджером проекта отправился на встречу с разработчиками. Тем уже было известно про наше новое развлечение в виде системы управления инцидентами, и встретили они нас во всеоружии. В ходе этой встречи мы узнали много нового, в частности, то, что служба бизнес-анализа и проектный офис у нас полные идиоты, совершенно не разбирающиеся в информационных системах (уверен, это замечание относилось не лично к нам, а скорее к молодой сотруднице, готовившей картинку). Также мы узнали, что еще полтора года назад компания закупила лицензии на программный продукт «Сервис-менеджер», на котором и следует реализовывать проект. Кроме того разработчики осыпали нас градом непонятных слов, из которых я сумел запомнить только малую часть. Чаще других звучали айтил, ЕэСБи и еще какие-то трехбуквенные сокращения. В общем, сплошной ТиСиПи-АйПи. В какой-то момент они начали ругаться друг с другом, обсуждая, следует ли дозакупить недостающие лицензии или «нафигачить экранную форму в интранете». Затем позвали начальника отдела интранет-решений и повесили на него задачу разработки формы для заведения и закрытия инцидентов. В конечном счете руководитель службы разработки отобрал у меня исходную картинку, нарисованную консультантом и, пообещав к завтрашнему утру самостоятельно нарисовать правильное решение, вместе с проектным менеджером выгнал с совещания.

На следующее утро в почтовом ящике я обнаружил новый рисунок. Я удалил с него несущественные технические детали: названия серверов, пиктограммы баз данных и прочую муть и в таком виде отправил его консультанту:

Получил в ответ письмо благодарности за отличную работу и переслав его своему непосредственному руководителю, я смог, наконец, забыть об этой суматошной задаче. Снова задача напомнила о себе ближе к осени, когда на веселой ферме приближался сезон дождей.

Позвонил проектный менеджер и сказал, что завтра у него управляющий комитет с докладом о статусе проекта. Что разработчики практически ничего не сделали, а тестирование прошли два модуля из восьми. Впрочем, проблема понятна. Дело в том, что нам хронически не хватает программистов на си-плюс-плюс и юзабилити дизайнеров для интранет-сайта. А еще, оказывается, отправка смс сообщений с компьютера стоит денег. Мы должны что-то платить алчному оператору связи, и чтоб рассчитать эту сумму, нужны нефункциональные требования. Одним словом, в итоге во всем оказались виноваты бизнес-аналитики. Я понял, что просто так мне не отвертеться, и позвонил консультанту, попросив его помочь в подготовке к завтрашней встрече. Он оказался на удивление отзывчивым человеком и к утру прислал следующую картинку:

Видели бы вы, с каким апломбом проектный менеджер докладывал по этой картинке статус проекта. Он рассказал и про цветовую легенду функциональной карты, отображающую статус работ по конкретной задачи, и о пиктограммах, визуализирующих уже протестированные модули, и про С++, и про важность эргономичного пользовательского интерфейса, и даже поставил под сомнение целесообразность смс-уведомлений. В общем, все, наконец, поняли, что во всем виноваты вовсе не аналитики. В отличие от разработчиков и тестировщиков, нас с проектным офисом даже похвалили. А в конце квартала мне выписали хорошую премию. И теперь я регулярно рассказываю о преимуществах функциональных карт перед диаграммами вариантов использования. Все у нас стали описывать функциональность именно так. Хотя порой мне немного жаль, что мы отказались от UML диаграмм. Ведь функциональная карта — источник постоянных споров и разногласий в нашем дружном коллективе. Разработчики, администраторы, проектные менеджеры и даже заказчики постоянно что-то на них зачеркивают, обводят и исправляют. С UML диаграммами такого не было. Потому что это стандарт! К тому же, диаграмма вариантов использования — единственная картинка, которую в этом проекте я нарисовал сам.

Профессиональный стандарт педагога – коротко о главном

В 2013 году был разработан профессиональный стандарт педагога, который, согласно Федеральному закону № 122, принятому в мае 2015 года, обязателен к применению с 1 января 2017 года. Давайте разбираться, что это такое и зачем он нужен.

Воспитание и обучение детей – настоящее искусство, коим в той или иной мере обязан овладеть каждый учитель. Однако на современном этапе жизни педагог – это, прежде всего, профессия, которая согласно последним тенденциям должна соответствовать определенным стандартам, призванным заменить морально устаревшие должностные инструкции и прочие документы, регулирующие профессиональную деятельность педагогов.

Именно поэтому еще в 2013 году специально созданной рабочей группой под председательством Евгения Александровича Ямбурга был разработан профессиональный стандарт педагога, охватывающий, в том числе, такие вопросы, как реформа системы повышения квалификации педагогов, модернизация системы педагогического образования и изменения в системе аттестации учителей.

Согласно Федеральному закону № 122, принятому в мае 2015 года, данный стандарт обязателен к применению с 1 января 2017 года. Давайте разбираться, что это такое и зачем он нужен.

Профстандарт педагога – в чем суть?

Профессиональный стандарт педагога – это документ, в котором учтены все требования к личности и профессиональной компетентности преподавателей. Теперь квалификационный уровень педагога будет присваиваться в соответствии с этим нормативным актом. Также он должен учитываться при приеме учителя на работу и при составлении его должностной инструкции.

В документе для учителей детально прописаны все знания и умения, которыми они должны обладать, а также конкретизированы трудовые действия в зависимости от направленности работы (воспитатель в дошкольном учреждении, учитель начальных классов, учитель-предметник и т. д.).

Ожидается, что благодаря введению профстандарта основу российской системы образования будут составлять настоящие профессионалы, умеющие работать с самыми разными категориями детей (одаренными, инвалидами, сиротами, мигрантами и т.д.) и эффективно взаимодействовать с другими специалистами (дефектологами, психологами, социальными педагогами и т.д.).

Причины введения профстандарта

Квалификационные справочники вместе с должностными инструкциями уже неэффективны в сегодняшних реалиях – так посчитали в Министерстве труда и принялись за разработку современного профстандарта педагога. Почему на это обратили внимание? Дело в том, что в Трудовом кодексе появились такие понятия, как «квалификация» и «профессиональный стандарт», которые постепенно начали применяться к разным профессиям, и педагогическая не могла оставаться в стороне.

Подготовка к введению профстандарта

Как уже упоминалось выше, разработка документа началась еще в 2013 году, и планировалось, что все будет доработано и апробировано (проверенно на пригодность) до 1 января 2015 года. Однако его введение пришлось перенести на 2 года из-за больших сложностей в разработке.

За этот период документ был доведен до ума, а сами стандарты протестированы на базе нескольких десятков учебных заведений. Результаты были в целом положительными:

  • возрос уровень подготовки учащихся;
  • улучшились условия труда педагогов;
  • родители хорошо оценили изменения.

И в итоге, с 2017 года было решено начать повсеместное внедрение нового профессионального стандарта педагога.

Структура и содержание профстандарта

Документ структурирован по принципу разделения трудовых функций педагога, начиная от воспитателей дошкольных учреждений и заканчивая учителями среднего звена. Основное внимание уделяется трем самым важным сферам, в которых должны быть компетентны все педагоги:

  • обучение;
  • воспитание;
  • развитие.

Описание каждой функции включает в себя три блока: «Трудовые действия», «Необходимые навыки» и «Необходимые знания». Далее функции педагогов подразделяются в зависимости от направленности их работы:

  • Деятельность педагогов дошкольных учреждений.
  • Деятельность педагогов начального образования.
  • Деятельность педагогов основного и среднего образования.
  • Модуль «Предметное обучение. Математика».
  • Модуль «Предметное обучение. Русский язык».

Точно так же в каждом виде педагогической деятельности конкретизируются трудовые действия, знания и умения учителя.

Изучив все требования, можно прийти к выводу, что современный педагог должен быть универсально образован, эрудирован и прогрессивен. Так же делается упор на умение находить подход к каждому ребенку, уважать его личность и правильно оценивать его способности.

Как будет проходить переход на новые стандарты?

На данный момент нет никакого единого для всех учреждений плана перехода на новый стандарт. Очевидно, руководство каждой образовательной организации будет по собственному усмотрению включать те или иные меры для внедрения педагогического профстандарта в учебном учреждении. Однако в любом случае за введение профстандартов должна будет отвечать комиссия, которая ориентировочно обязана сделать следующее:

  • Сопоставить занимаемые должности в конкретном заведении с наименованиями, которые прописаны в стандарте.
  • Провести проверку трудовых договоров и при необходимости внести коррективы в соответствии с профстандартом.
  • Осуществить проверку сотрудников учебного заведения на соответствие профстандарту, согласно занимаемым должностям.
  • Предоставить руководству итоговый отчет о проведенной проверке.

Правда, пока не совсем понятно, как быть с учителями, которые профстандарту не соответствуют. Если такой работник изначально был принят в соответствии с трудовым законодательством, успешно прошел аттестацию и в целом хорошо справляется с работой, то и увольнять его нецелесообразно, даже с учетом частичного несоответствия появившимся нормативам.

Повлияет ли профстандарт на зарплату учителей?

О повышении оплаты труда педагогам, подтвердившим соответствие профессиональному стандарту, представители власти говорили еще в 2013 году, однако официальных заявлений не было. Поэтому остается ждать и надеяться…

Проблемы внедрения профессионального стандарта

Пока многие учителя считают затруднительным выполнение всех требований профстандарта. В частности они говорят, что сегодня это сделать проблематично из-за:

  • недостаточной материально-технической базы образовательных организаций,
  • плохо развитой доступной среды для всех обучающихся (пандусы, подъезды к зданиям и прочее),
  • слишком большой нагрузки на одного учителя, чтобы рассчитывать на индивидуальный подход к каждому ученику.

Тем не менее, даже если сегодня не каждый учитель может похвастаться полным соответствием всем критериям профстандарта, его нужно рассматривать как ориентир в своей педагогической деятельности и постепенно совершенствоваться, дабы более качественно подходить к обучению и воспитанию подрастающего поколения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *